• Летопись автоспорта
  • “Возможно, в “Уильямсе” оценили потенциал Сироткина и Стролла”. Интервью с Риккардо Патрезе



    Корреспонденты Fun Formula Мстислав Петров и Анна Турковская пообщались с известным в прошлом гонщиком “Формулы-1” Риккардо Патрезе, высказавшим мнение о разнице между современной “Формулой-1” и “большими призами” его времени, о том, почему, на его взгляд, в “Уильямсе” решили остановить свой выбор на Сергее Сироткине и Лэнсе Стролле, и многом другом.

    “СЕЙЧАС ДАЖЕ 18-ЛЕТНИЙ МОЖЕТ ПРИЙТИ В “ФОРМУЛУ-1″”

    М.П.: Риккардо, для начала хотелось бы задать, пожалуй, самый насущный вопрос. Что скажете об изменениях в “Формуле-1” после смены руководства и прихода “Либерти Медиа”? Новый логотип, новая музыкальная тема, новая телевизионная графика – всё это пока напоминает, скорее, какой-то косметический ремонт.

    – На мой взгляд, новые владельцы пытаются сделать что-то новое, отличное от прошлого. Не знаю, хорошо это или плохо, а чтобы точно понять, нужно время. Однако я – представитель совсем другой “Формулы-1”, которая мне, к слову, очень нравилась. Автомобили, трассы и постоянная борьба между гонщиками были сложными и притягательными. В те годы гонщики испытывали подлинное наслаждение. Возможно, нынешние пилоты чувствуют то же самое, потому что знают лишь нынешнюю “Формулу-1”. Так что, если бы они познали то, что было в мои годы, кто знает… В общем, моя “Формула-1” была в полном порядке.

    А.Т.: Многие утверждают, что раньше “Формула-1” была искусством. Тогда важнее был результат, сейчас же кажется, что все думают о безопасности. Что же всё-таки важнее?

    – “Формула-1”, когда выступал я, была совершенно другой – у нас было намного меньше влияния извне, поэтому ее в большей степени можно было считать искусством. Гонщику приходилось много работать с командой, его роль в развитии автомобиля и подборе настроек была куда обширнее. Это искусство. Сейчас же даже 18-летний может прийти в “Формулу-1” и стать конкурентоспособным – ему постоянно кто-то помогает и учит его, как работать с автомобилем. Вот, в чём основное отличие между “Формулой-1” моего времени и нынешней. Раньше гонщику меньше помогали, электронные системы были не так развиты, поэтому он значил больше, чем команда, сейчас же куда важнее команда.

    П.М.: Получается, гонщиков из прошлого просто нельзя сравнивать с нынешними?

    – Каждый вид спорта делится на эпохи и чемпионов этих эпох. Нынешние топ-гонщики не хуже тех, кто был на вершине 30 лет назад, плюс у каждой эпохи есть свой чемпион, поэтому я не люблю сравнивать. Могу говорить только про гонщиков моего времени, ведь с ними я выступал. Нынешних судить не буду: сейчас всё по-другому. Но, повторюсь, в мое время нельзя было в 18 лет прийти в “Формулу-1”, потому что нужен был опыт, нужно было совершить много ошибок. Сейчас же электроника и высокий уровень безопасности решили многие проблемы пилота, да и в целом всё по-другому. Столкновения сейчас почти невозможны благодаря таймингу. Так что, да, я бы не стал сравнивать гонщиков из прошлого с нынешними.

    Михаэль Шумахер и Риккардо Патрезе, “Бенеттон”, 1993 год – Официальный сайт Риккардо Патрезе

    “”УИЛЬЯМС” СЕЙЧАС ВЫСТУПАЕТ В ДРУГОЙ ЛИГЕ”

    А.Т.: Когда выступали вы, за лидерство боролось несколько гонщиков, в последние же годы в “больших призах” царит эпоха доминирования одного пилота. Как думаете, не вредит ли это “Формуле-1”?

    – В мои годы тоже доминировали как команды, так и гонщики. Возможно, тогда уровень соперников был почти одинаковый, в отличие от нынешней ситуации. Айртон Сенна, Михаэль Шумахер, Ален Прост или Нельсон Пике были всегда где-то рядом. Сейчас, возможно, разрыв между Хэмилтоном, Феттелем и, скажем, Алонсо больше, чем у гонщиков моего времени. Поэтому иногда кажется, что есть один доминирующий пилот. Однако и в мое время гонщики тоже доминировали во многом благодаря команде, как, к примеру, Сенна, когда выступал за “Макларен” или Пике с Мэнселлом во время выступления за “Уильямс”. Да даже “Феррари” во времена Лауды в 70-х. Так что в этом плане нынешняя эпоха не так уж отличается от предыдущих.

    М.П.: Вы перечислили стольких гонщиков. А кого из напарников назовёте лучшим? (вопрос от Антона Елисеева)

    – Я выступал с четырьмя чемпионами мира: Аланом Джонсом, Нельсоном Пике, Найджелом Мэнселлом и Михаэлем Шумахером. Они все были отличными напарниками. Но самым конкурентоспособным был точно Шумахер.

    М.П.: Вы выступали за “Уильямс” в золотые годы команды, поэтому не могу не задать вопрос. Что думаете о нынешних гонщиках Лэнсе Стролле и Сергее Сироткине? Правильно было приглашать именно этих парней в команду?

    – Когда я выступал за “Уильямс”, команда была в числе фаворитов и боролась за титул, за Кубок конструкторов. Сейчас же команда находится в другой лиге, не борется за чемпионство и, вероятно, имеет финансовые проблемы. Думаю, поэтому они ищут баланс между конкурентоспособностью и деньгами, чтобы остаться в “Формуле-1”, а такие гонщики, как Лэнс Стролл и Сироткин как раз могут принести коллективу деньги. Раньше команду меньше волновала финансовая поддержка гонщика, важнее было нанять лучших на рынке. Которым, к слову, прилично платили.

    А.Т.: Получается, что выбор в пользу Стролла и Сироткина продиктован лишь деньгами?

    – Я не так много знаю о Сироткине и даже о Стролле. Сейчас много гонщиков имеют финансовую поддержку, поэтому команда, возможно, выбирает только среди тех, у кого есть деньги. Стролл и Сироткин молоды, им нужен опыт, так что в будущем однажды они могут стать очень конкурентоспособными. Однако мне трудно судить о них, сидя в кресле. Как вообще можно судить гонщика, если его не знаешь? Возможно, в “Уильямсе” выбрали их благодаря потенциалу. Однако ни для кого не секрет, что у этих двух гонщиков достаточно спонсорских денег.

    “ПОСЛЕ АВАРИИ СЕННЫ РЕШИЛ НЕ ВОЗВРАЩАТЬСЯ”

    М.П.: Вопрос о Фернандо Алонсо, который в этом году будет выступать не только в “Формуле-1”, но и в WEC. Вы тоже совмещали две серии в 70-х и 80-х. Было трудно? Как думаете, какие шансы у Алонсо?

    – Думаю, тогда многие гонщики совмещали несколько серии, это было нормально. Сейчас всё наоборот, особенно когда в сезоне 21 гран-при. В таком графике сложно найти время для гонок на выносливость. Думаю, Алонсо хочет заработать тройную корону автоспорта, победив в Монте-Карло, Ле-Мане и в гонке “Инди-500”. Он ищет новый вызов, новую мотивацию для себя. Поэтому в прошлом году он выступил в Индианаполисе и продолжает пробовать свои силы, чтобы собрать все главные автоспортивные победы.

    А.Т.: Риккардо, вы выступали в “Формуле-1” 17 лет, захватили три десятилетия. В чем секрет?

    – Секрет прост: быть максимально сосредоточенным на работе, иметь, как слава богу в моем случае, отличное здоровье, быть профессионалом, как можно больше контактировать с командой. Это легко, когда команда выигрывает, однако важно не терять дух и помогать ей возвращаться на вершину из трудных ситуаций. Главное не терять самообладания, самостоятельно справляться с ошибками, трудными ситуациями. Когда я оказывался в таком положении, то старался не нагружать менеджера. Мой главный принцип в работе: уважение и сотрудничество. Поэтому я смог так долго выступать, особенно в годы, когда был далек от лидеров, ведь закрепиться в “Формуле-1” легко, только когда выигрываешь.

    А.Т.: Вы завершили карьеру в 1993-м, однако тесты 1996 года показали, что вы все еще были быстры. Почему не вернулись?

    – Спустя 17 лет в “Формуле-1” было уже трудно таскаться с сумками и летать на этапы почти каждую неделю. К тому же в последние годы было много политики между мной и менеджером команды. Более того я устал и решил закончить карьеру в конце 1993-го, однако даже тогда я не зарекался и вполне мог вернуться после отдыха. В 1994-м я был в Имоле, когда погиб Сенна. Тогда я говорил с командой о возможных тестах и даже о возвращении в 1995-м. Но авария Айртона сильно повлияла на меня. Вот почему я решил больше никогда не возвращаться в “Формулу-1”.

    ЛИЧНОЕ ДЕЛО

    Риккардо ПАТРЕЗЕ

    Родился 17 апреля 1954 года в Падуе.

    Дебютировал в гонках гран-при в 1977 году в составе команды “Шэдоу”, впоследствии выступал за “Эрроуз”, “Брэбем”, “Альфа Ромео”, “Уильямс” и “Бенеттон”. Завершил карьеру в Ф1 по окончании сезона-1993, после чего ещё провёл 1995-й в немецком туринге, стартовал в “24 часах Ле-Мана” в 1997-м, а также гонках ветеранской серии “Гран-при Мастерс” в 2005-2006 гг.

    В Ф1 одержал шесть побед и восемь раз стартовал с поула, является вице-чемпионом мира “Формулы-1” в сезоне-1992, дважды, в 1989 и 1991 годах, завершал чемпионат на третьем месте в личном зачёте. Стал первым гонщиком в истории Ф1, проведшим 200 и 250 гран-при в серии, всего стартовал в 256 гонках, что является седьмым результатом в истории.

    Также является чемпионом мира по картингу 1974 года, двукратным победителем БП Макао, чемпионом Европы Ф3 1976 года и вице-чемпионом мира среди спортивных автомобилей (сейчас – Чемпионат мира по гонкам на выносливость) в сезоне-1982 в составе заводской команды “Лянча”. В 1980 году признан Гонщиком года в Италии.

    Fun Formula reporters Mstislav Petrov and Anna Turkovskaya had an opportunity to talk to Riccardo Patreze, the famous ex-Formula One driver, who expressed his opinion on the difference between the modern Formula One and the one of his time. Patreze also gave his view on the reasons that made ”Williams” go for Sergei Sirotkin and Lance Stroll.

    MP: Riccardo, first of all I would like to ask you the most urgent question: what can you say about the changes in Formula One after the arrival of Liberty Media? New logo, new musical theme, new graphics – aren’t they just cosmetic repairs?

    – Well, now the new owners are trying to do something different from the past. I do not know if it’s good or bad, we can say after some time. What I can say is that I come from a different Formula One, which I liked very much. It was a nice challenge with cars, circuits and a lot of fighting between the drivers. In those years the drivers could have real enjoyment and excitement. Current drivers probably feel the same, because they know only today’s Formula One. Maybe if they knew what was my Formula One, who knows … From my point of view, for sure, my Formula One was OK.

    AT: People say that Formula One used to be more of an art and everybody worked towards achieving results, but now everybody seems to work towards safety. What is more important?

    – My Formula One was completely different – we had much less influence from the outside, so it was more like an art. The driver had to work a lot with the team, his role in the development of the car and selection of settings was much more extensive. This was more of an art. Now even an 18-year-old can come to Formula One and be competitive – because there is a lot of help from the outside. The team teach them what to do with the car. I think this is the main difference between Formula One of now and Formula One of my time. There was less help from the outside, less electronics involved, less information about what was going on, so in those days the driver was much more then the team and now the team is much more than the driver.

    MP: So, is it justified to compare current drivers to the drivers from the past?

    – Each sport is divided into epochs and champions of these eras. The current top drivers are probably as good as the top drivers from 30 years ago, but I don’t like to compare them. I can only speak about the drivers of my time, because I competed with them. I cannot judge current drivers: now everything is different. But, as I told you, in my time it was impossible to come to Formula One at the age of 18, because you needed experience and had to have made many mistakes. Now electronics and a high level of safety solved many problems of the driver, and in general everything is different. Clashes are almost impossible now due to timing. So, I don’t think it’s correct to compare current drivers to the drivers of the past.

    AT: Most of your career in Formula One was a strong competition – several drivers were fighting for the championship. Now it is certainly one-driver dominance era. What can you say about this trend in Formula One?

    – We had teams and drivers that were dominant in my period as well. Perhaps, drivers of my time were closer to each other in terms of the level, than current drivers. Ayrton Senna, Michael Schumacher, Alain Prost or Nelson Piquet were always very close. Now the gap between Hamilton, Vettel and, let’s say, Alonso is bigger, so that sometimes it seems that there is one dominant driver. However, in my time we had drivers who were dominating because of the team: Senna, when he was driving for “McLaren” or Pique with Mansell when they were driving for “Williams”. Yes, even “Ferrari” was dominating with Lauda in the 70’s. So in this regard, the present era is not so different from the previous one.

    MP: You mentioned drivers of the past, including your teammates. Who was the best teammate? (a question from Anton Eliseev)

    – I competed with four world champions as my teammates: Alan Jones, Nelson Piquet, Nigel Mansell and Michael Schumacher. They were all very good teammates. But the most competitive was definitely Schumacher.

    MP: You represented “Williams” in their golden era, and I cannot help but ask your opinion about the current drivers Lance Stroll and Sergei Sirotkin? Was it right to invite these guys to the team?

    – When I was driving for “Williams”, the team was among the favorites and fought for the title. Now the team is in another league, they don’t fight for the championship and probably have financial problems. I think that’s why they are looking for a balance between competitiveness and money to be able to stay in Formula One, and drivers like Lance Stroll and Sirotkin can bring money to the team. In my time “Williams” was less concerned about the financial support, it was much more important to hire the best driver on the market. And they were paying a lot of money for them.

    AT: Does it mean that their choice was made only because of money?

    – I do not know much about Sirotkin and even about Stroll. Now many drivers have financial support, so the team probably chooses only among those who have money. Stroll and Sirotkin are young, they need experience, so that in the future one day they can become very competitive. However, it’s difficult for me to judge them sitting in a chair. How can you judge a driver if you do not know him? If “Williams” chose them, they may think these drivers have potential. However, it’s no secret that these two drivers have enough sponsorship money.

    MP: The question is about Fernando Alonso, who is taking part this year not only in Formula One, but also in WEC. You also competed in two series in the 70’s and 80’s. Was it difficult? What do you think about Alonso’s prospects?

    – I think, back then many drivers were doing both series, it was a normal thing. Now it’s the other way round, especially when there are 21 grand prix in the season. It’s hard to find time for endurance racing. I think Alonso wants to get a Grand Slam, the Big Three of motorsport, winning Monte Carlo, Le Mans and the Indy-500. He is looking for a new challenge, a new motivation for himself. So last year he was competitive at Indianapolis and he still tries to collect all the major motor sport victories.

    AT: Riccardo, you were competing in Formula One for 17 years. What’s your secret?

    – The secret is simple: to be always concentrated on my job, to have, thanks God, excellent health, to be very professional, and to always stay involved involved with the team. It’s easy when the team wins, but it’s important to keep the moral and help the team to come out from bad moments to the top. The main thing is not to lose self-control when you cope with errors and difficult situations. The basic principles in the work: respect and cooperation. This is why I was able to perform for so many years, especially in the years when I was not on the top, because it’s easy to be accepted in Formula One only when you win.

    AT: You retired in 1993, but the tests in 1996 showed that you were still fast. Why didn’t you come back?

    – After 17 years in Formula One it was a bit difficult to travel with the luggage bag and fly to the stages almost every week. In addition, in the last year there was a lot of politics between me and the team manager. At the end, I was tired and decided to end my career at the end of 1993, but I did not say I was going to retire forever. In 1994, I went to Imola, when Ayrton unfortunately lost his life. There I spoke with the team about possible tests and even about the return in 1995. But the Ayrton accident changed my mind and I decided not to return to Formula One again.

    Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

    Источник: Fun Formula

    Добавить комментарий

    Спасибо!

    Теперь редакторы в курсе.