• Летопись автоспорта
  • “Возможно, в “Уильямсе” оценили потенциал Сироткина и Стролла”. Интервью с Риккардо Патрезе

    Корреспонденты Fun Formula Мстислав Петров и Анна Турковская пообщались с известным в прошлом гонщиком “Формулы-1” Риккардо Патрезе, высказавшим мнение о разнице между современной “Формулой-1” и “большими призами” его времени, о том, почему, на его взгляд, в “Уильямсе” решили остановить свой выбор на Сергее Сироткине и Лэнсе Стролле, и многом другом.

    “СЕЙЧАС ДАЖЕ 18-ЛЕТНИЙ МОЖЕТ ПРИЙТИ В “ФОРМУЛУ-1″”

    М.П.: Риккардо, для начала хотелось бы задать, пожалуй, самый насущный вопрос. Что скажете об изменениях в “Формуле-1” после смены руководства и прихода “Либерти Медиа”? Новый логотип, новая музыкальная тема, новая телевизионная графика – всё это пока напоминает, скорее, какой-то косметический ремонт.

    – На мой взгляд, новые владельцы пытаются сделать что-то новое, отличное от прошлого. Не знаю, хорошо это или плохо, а чтобы точно понять, нужно время. Однако я – представитель совсем другой “Формулы-1”, которая мне, к слову, очень нравилась. Автомобили, трассы и постоянная борьба между гонщиками были сложными и притягательными. В те годы гонщики испытывали подлинное наслаждение. Возможно, нынешние пилоты чувствуют то же самое, потому что знают лишь нынешнюю “Формулу-1”. Так что, если бы они познали то, что было в мои годы, кто знает… В общем, моя “Формула-1” была в полном порядке.

    А.Т.: Многие утверждают, что раньше “Формула-1” была искусством. Тогда важнее был результат, сейчас же кажется, что все думают о безопасности. Что же всё-таки важнее?

    – “Формула-1”, когда выступал я, была совершенно другой – у нас было намного меньше влияния извне, поэтому ее в большей степени можно было считать искусством. Гонщику приходилось много работать с командой, его роль в развитии автомобиля и подборе настроек была куда обширнее. Это искусство. Сейчас же даже 18-летний может прийти в “Формулу-1” и стать конкурентоспособным – ему постоянно кто-то помогает и учит его, как работать с автомобилем. Вот, в чём основное отличие между “Формулой-1” моего времени и нынешней. Раньше гонщику меньше помогали, электронные системы были не так развиты, поэтому он значил больше, чем команда, сейчас же куда важнее команда.

    П.М.: Получается, гонщиков из прошлого просто нельзя сравнивать с нынешними?

    – Каждый вид спорта делится на эпохи и чемпионов этих эпох. Нынешние топ-гонщики не хуже тех, кто был на вершине 30 лет назад, плюс у каждой эпохи есть свой чемпион, поэтому я не люблю сравнивать. Могу говорить только про гонщиков моего времени, ведь с ними я выступал. Нынешних судить не буду: сейчас всё по-другому. Но, повторюсь, в мое время нельзя было в 18 лет прийти в “Формулу-1”, потому что нужен был опыт, нужно было совершить много ошибок. Сейчас же электроника и высокий уровень безопасности решили многие проблемы пилота, да и в целом всё по-другому. Столкновения сейчас почти невозможны благодаря таймингу. Так что, да, я бы не стал сравнивать гонщиков из прошлого с нынешними.

    Михаэль Шумахер и Риккардо Патрезе, “Бенеттон”, 1993 год – Официальный сайт Риккардо Патрезе

    “”УИЛЬЯМС” СЕЙЧАС ВЫСТУПАЕТ В ДРУГОЙ ЛИГЕ”

    А.Т.: Когда выступали вы, за лидерство боролось несколько гонщиков, в последние же годы в “больших призах” царит эпоха доминирования одного пилота. Как думаете, не вредит ли это “Формуле-1”?

    – В мои годы тоже доминировали как команды, так и гонщики. Возможно, тогда уровень соперников был почти одинаковый, в отличие от нынешней ситуации. Айртон Сенна, Михаэль Шумахер, Ален Прост или Нельсон Пике были всегда где-то рядом. Сейчас, возможно, разрыв между Хэмилтоном, Феттелем и, скажем, Алонсо больше, чем у гонщиков моего времени. Поэтому иногда кажется, что есть один доминирующий пилот. Однако и в мое время гонщики тоже доминировали во многом благодаря команде, как, к примеру, Сенна, когда выступал за “Макларен” или Пике с Мэнселлом во время выступления за “Уильямс”. Да даже “Феррари” во времена Лауды в 70-х. Так что в этом плане нынешняя эпоха не так уж отличается от предыдущих.

    М.П.: Вы перечислили стольких гонщиков. А кого из напарников назовёте лучшим? (вопрос от Антона Елисеева)

    – Я выступал с четырьмя чемпионами мира: Аланом Джонсом, Нельсоном Пике, Найджелом Мэнселлом и Михаэлем Шумахером. Они все были отличными напарниками. Но самым конкурентоспособным был точно Шумахер.

    М.П.: Вы выступали за “Уильямс” в золотые годы команды, поэтому не могу не задать вопрос. Что думаете о нынешних гонщиках Лэнсе Стролле и Сергее Сироткине? Правильно было приглашать именно этих парней в команду?

    – Когда я выступал за “Уильямс”, команда была в числе фаворитов и боролась за титул, за Кубок конструкторов. Сейчас же команда находится в другой лиге, не борется за чемпионство и, вероятно, имеет финансовые проблемы. Думаю, поэтому они ищут баланс между конкурентоспособностью и деньгами, чтобы остаться в “Формуле-1”, а такие гонщики, как Лэнс Стролл и Сироткин как раз могут принести коллективу деньги. Раньше команду меньше волновала финансовая поддержка гонщика, важнее было нанять лучших на рынке. Которым, к слову, прилично платили.

    А.Т.: Получается, что выбор в пользу Стролла и Сироткина продиктован лишь деньгами?

    – Я не так много знаю о Сироткине и даже о Стролле. Сейчас много гонщиков имеют финансовую поддержку, поэтому команда, возможно, выбирает только среди тех, у кого есть деньги. Стролл и Сироткин молоды, им нужен опыт, так что в будущем однажды они могут стать очень конкурентоспособными. Однако мне трудно судить о них, сидя в кресле. Как вообще можно судить гонщика, если его не знаешь? Возможно, в “Уильямсе” выбрали их благодаря потенциалу. Однако ни для кого не секрет, что у этих двух гонщиков достаточно спонсорских денег.

    “ПОСЛЕ АВАРИИ СЕННЫ РЕШИЛ НЕ ВОЗВРАЩАТЬСЯ”

    М.П.: Вопрос о Фернандо Алонсо, который в этом году будет выступать не только в “Формуле-1”, но и в WEC. Вы тоже совмещали две серии в 70-х и 80-х. Было трудно? Как думаете, какие шансы у Алонсо?

    – Думаю, тогда многие гонщики совмещали несколько серии, это было нормально. Сейчас всё наоборот, особенно когда в сезоне 21 гран-при. В таком графике сложно найти время для гонок на выносливость. Думаю, Алонсо хочет заработать тройную корону автоспорта, победив в Монте-Карло, Ле-Мане и в гонке “Инди-500”. Он ищет новый вызов, новую мотивацию для себя. Поэтому в прошлом году он выступил в Индианаполисе и продолжает пробовать свои силы, чтобы собрать все главные автоспортивные победы.

    А.Т.: Риккардо, вы выступали в “Формуле-1” 17 лет, захватили три десятилетия. В чем секрет?

    – Секрет прост: быть максимально сосредоточенным на работе, иметь, как слава богу в моем случае, отличное здоровье, быть профессионалом, как можно больше контактировать с командой. Это легко, когда команда выигрывает, однако важно не терять дух и помогать ей возвращаться на вершину из трудных ситуаций. Главное не терять самообладания, самостоятельно справляться с ошибками, трудными ситуациями. Когда я оказывался в таком положении, то старался не нагружать менеджера. Мой главный принцип в работе: уважение и сотрудничество. Поэтому я смог так долго выступать, особенно в годы, когда был далек от лидеров, ведь закрепиться в “Формуле-1” легко, только когда выигрываешь.

    А.Т.: Вы завершили карьеру в 1993-м, однако тесты 1996 года показали, что вы все еще были быстры. Почему не вернулись?

    – Спустя 17 лет в “Формуле-1” было уже трудно таскаться с сумками и летать на этапы почти каждую неделю. К тому же в последние годы было много политики между мной и менеджером команды. Более того я устал и решил закончить карьеру в конце 1993-го, однако даже тогда я не зарекался и вполне мог вернуться после отдыха. В 1994-м я был в Имоле, когда погиб Сенна. Тогда я говорил с командой о возможных тестах и даже о возвращении в 1995-м. Но авария Айртона сильно повлияла на меня. Вот почему я решил больше никогда не возвращаться в “Формулу-1”.

    ЛИЧНОЕ ДЕЛО

    Риккардо ПАТРЕЗЕ

    Родился 17 апреля 1954 года в Падуе.

    Дебютировал в гонках гран-при в 1977 году в составе команды “Шэдоу”, впоследствии выступал за “Эрроуз”, “Брэбем”, “Альфа Ромео”, “Уильямс” и “Бенеттон”. Завершил карьеру в Ф1 по окончании сезона-1993, после чего ещё провёл 1995-й в немецком туринге, стартовал в “24 часах Ле-Мана” в 1997-м, а также гонках ветеранской серии “Гран-при Мастерс” в 2005-2006 гг.

    В Ф1 одержал шесть побед и восемь раз стартовал с поула, является вице-чемпионом мира “Формулы-1” в сезоне-1992, дважды, в 1989 и 1991 годах, завершал чемпионат на третьем месте в личном зачёте. Стал первым гонщиком в истории Ф1, проведшим 200 и 250 гран-при в серии, всего стартовал в 256 гонках, что является седьмым результатом в истории.

    Также является чемпионом мира по картингу 1974 года, двукратным победителем БП Макао, чемпионом Европы Ф3 1976 года и вице-чемпионом мира среди спортивных автомобилей (сейчас – Чемпионат мира по гонкам на выносливость) в сезоне-1982 в составе заводской команды “Лянча”. В 1980 году признан Гонщиком года в Италии.

    Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

    Источник: Fun Formula

    Добавить комментарий

    Спасибо!

    Теперь редакторы в курсе.