• Летопись автоспорта
  • Что сделает чемпионом Хэмилтона или Феттеля, а что может заставить их проиграть?

    Что сделает чемпионом Хэмилтона или Феттеля, а что может заставить их проиграть?

    Это то, чего мы так ждали: два чемпиона сошлись друг с другом в самой интересной схватке за последние годы.

    Эта битва назревала многие годы. Примечательно, но с тех пор, как Феттель и Хэмилтон появились на арене “Формулы-1”, они никогда не сталкивалсиь лбами в борьбе за чемпионское звание до сезона 2017 года. В промежутке они завоевали на двоих семь титулов. В то же время, даже на трассе оба гонщика редко боролись друг с другом на сопоставимых машинах.

    Когда Хэмилтон выиграл титул в 2008 году, Феттель пребывал в качестве восходящей звезды, выступая за “Торо Россо”, кульминацией чего стала победа в Монце – первая для гонщика и единственная (пока что) для команды. Годом позже Феттель попал в главную команду “Ред Булл”, как раз перед тем, как в коллективе готовили невероятную победную серию в четыре сезона подряд (2010-2013) с помощью машин, построенных Эдрианом Ньюи.

    До конца 2012 года Хэмилтон выступал за “Макларен”, форма которого, по большей части, всегда чуть, но уступала лидирующим коллективам для того, чтобы реально бороться за чемпионство. Он был близок к титулу в 2010 году, но потерял математические шансы перед финальной гонкой. Затем, в 2011-м он выглядел несколько растерянным на фоне партнера по команде Дженсона Баттона, финишировавшего вторым по итогам сезона вслед за Феттелем. В 2013-м Хэмилтон сделал смелый шаг и перешел в “Мерседес”. Поначалу, многие считали это неверным и спонтанным решением, но именно в том сезоне британец вновь включился в борьбу, пусть и с уступающей лидерам техникой. Затем Льюис завоевал два титула подряд (2014-2015), в то время, как Феттель наоборот был разочарован событиями – поначалу в “Ред Булл”, а затем и в “Феррари”.

    Перед началом сезона 2017 года были проведены изменения в регламенте и в итальянской конюшне смогли подтянуться к своим соперникам. Новый автомобиль SF70H стал способен поддерживать высокий темп лидеров, в особенности, в руках Феттеля. И вот Феттель и Хэмилтон, будучи на пике своей формы, после начала сезона и многочисленных высказываний о взаимном уважении, стали порождать точки взрыва, как, например, случай в режиме машины безопасности в Баку.

    Вспомним 2014 год: сражение Хэмилтона и Росберга начиналось в довольно дружелюбной атмосфере, затем же случилась квалификация в Монако, а что было дальше – уже история. Хэмилтон был невероятно зол и мотивирован. Но вот в начале 2017 года ситуация вновь пришла в нормальное русло. Феттель выиграл в Австралии, затем в Китае выиграл уже Хэмилтон. Во время Гран-при Испании они сражались колесо в колесо за лидерство, дошло даже до небольшого контакта, но даже он не нарушил взаимного уважения. Хэмилтон выиграл в тот день, но в Монако победу праздновал немец, британец вновь выиграл в Канаде. И вот пришла очередь Баку.

    Здесь все то, что копилось ранее, выплеснулось в явное противостояние. Феттель был уверен, что Льюис устроил ему “брейк-тест”. Немец терял самообладание и раньше, особенно это было заметно по радиопереговорам с командой, но в Баку он впервые в сезоне был расстроен больше, чем устал физически.

    События той гонки проверяли и самообладание британца, ведь даже с учетом штрафа Феттель финишировал на четвертой позиции, а вот лидирующему Льюису пришлось заезжать на дополнительный пит-стоп, что отбросило его на пятую позицию. Так какую роль сыграет темперамент каждого из гонщиков по мере приближения к концу сезона?

    Во время следующего гран-при в Австрии Хэмилтон заработал пенализацию в пять мест на стартовой решетке за смену коробки передач. В немецкой команде подтвердили – для того, чтобы быть на одном уровне с “Феррари” в гонке развития болидов, им пришлось быть более агрессивными в стратегии развития шасси, что сказалось на надежности. Может ли судьбу титула этого года решить механическая поломка?

    Немаловажное влияние могут оказать и другие факторы. Как, например, обе команды будут взаимодействовать со своими пилотами по мере приближения Абу-Даби? Какую роль сыграют их партнеры по команде? В Монако и Венгрии мы видели, что в “Феррари” сделали ставку на одного гонщика, а вот в “Мерседес” предпочли равный подход. Когда Хэмилтон пропустил Боттаса в последнем повороте в Венгрии, он потерял три очка в чемпионской гонке. Какие последствия могут быть у этого решения?

    Как будет реагировать каждый из гонщиков на решения стратегов команд? На кого бы вы поставили? Сможет ли один победить другого? Какие слабости друг друга они могут использовать?

    Интересно узнать об этом у Кристиана Хорнера, Падди Лоу, Даниэля Риккардо, Нико Росберга и Клайда Бролина, автора книг по спортивной психологии, а также Пэта Симондса.

    Все слишком долго ждали этого 20-раундового противостоняния. Тринадцать раундов позади и семь впереди. Кто выйдет победителем?

    Игры разума. Клайд Бролин дал свой взгляд на психологическое противостояние между двумя соперниками

    “С семью титулами на двоих Феттель и Хэмилтон, бесспорно, стали одними из лучших пилотов современной Ф1. Конечно, большинство успехов связаны с периодами доминирования тех коллективов, где они выступали. Свои империи они строили в так называемой “зоне комфорта” – летая по миру, выступая на лучших трассах с некоторой непринужденностью.

    Как только вы почувствуете эту нирвану, вам захочется туда вернуться. Но есть одна проблема – больше нет зоны комфорта. Теперь, когда они выступают на примерно одинаковой технике, в каждый уик-энд необходимо выкладываться полностью, чтобы опередить друг друга. И в этой борьбе все средства хороши. Неудивительно, что всей этой дружелюбной показухе пришел конец.

    Помните события в Баку? Посе этого Хэмилтон пропустил “Ф1 Лайв” в Лондоне, несмотря на критику со стороны болельщиков. Это сработало, но только потому, что последующая проверка во время Гран-при Великобритании оказала на британца определенное давление, которое, в свою очередь, мотивирует Льюиса и помогает ему прогрессировать.

    Мне нравятся и Хэмилтон, и Феттель тем, как они ведут себя, чтобы быть победителями. Но только в момент прямого давления мы можем слышать, что чувствует гонщик. Помните радиообмены Льюиса? Вначале он просит команду сказать ему, что происходит на трассе и что необходимо сделать, а затем просит инженера заткнуться. Это сигнал перенапряжения, которое может привести к плохим последствиям. У Феттеля похожая ситуация. Он уязвим в те моменты, когда не может держать все под контролем, как в Баку. Я бы дал ему небольшое преимущество в части нервов, но не включил бы его в свой топ-10 гонщиков по ментальной устойчивости. Оба этих гонщика и рядом не стоят с Шумахером, Стюартом, Моссом или Брэбемом. Даже сегодня я бы поставил на первое место Алонсо, а на второе Боттаса”.

    Стюарт до сих пор не уверен, что Льюис может себя контролировать, несмотря на то, что сам Хэмилтон утверждает обратное. Как то раз Клайд Бролин спросил Хэмилтона, насколько сейчас отличается его способность контролировать свое психологическое состояние от способности в начале карьеры. Британец ответил: “Как день и ночь”. Частично это подтверждает его поступок в Венгрии в последнем повороте. Но вот проигрыш Росбергу как раз вырастает из области потери самоконтроля. Возможно, тогда Льюис что-то упустил, что и помешало ему одержать верх.

    Человек и машина. О разнице между болидами рассуждает Пэт Симондс.

    “Впервые за последние годы мы видим борьбу за титул между двумя гонщиками на совершенно разных шасси. Преимущество переходит от одного к другому, но корреляция между типом трассы и характеристиками машины далеко не всегда столь очевидна. Тото Вольфф назвал шасси “капризной дивой” и это прекрасно характеризует результаты, ведь, например, в Азербайджане и Великобритании они доминировали в квалификации, а в России, Монако, Венгрии играли вторые роли. Согласно общепринятому мнению в “Мерседесе” используют квалификационный режим двигателя, в отличие от “Феррари”, и это дает весьма расплывчатое понятие о реальной картине. Поэтому, чтобы сравнить силу и слабость двух шасси я провел корреляцию между лучшими квалификационными кругами каждой команды (вне зависимости от пилота) и такими факторами, как мощность двигателя, прижимной силой, механическим сцеплением с трассой и аэродинамическим коэффициентом эффективности на каждой трассе. Результаты интересны тем, что они показывают, что в “Мереседесе” имеют преимущество за счет лучшего аэродинамического коэффициента, а вот на втором месте, хоть и рядом, идет мощность силовой установки. На трассах, требующих максимальную прижимную силу, небольшое преимущество на стороне “Феррари”, их сила проявляется там, где нужно механическое сцепление. Хотя, конечно, если провести более глубокий анализ с помощью дополнительных средств, точки экстремума могут измениться. Важное значение имеют и новые шины “Пирелли”, они стали жестче, но это не значит, что с ними стало легче обращаться и те прошлогодние тесты действитедльно помогли “Феррари” получить небольшое примущество над своими соперниками. Иногда в “Мерседесе” в субботу успешно пользуются информацией, полученной в пятницу, а иногда у них возникают проблемы на быстром круге. Повлияли на команды и изменения в правилах: ограничение на сжигание масла сыграло против двух коллективов, но вот запрет на “умную” переднюю подвеску больше ударил по немецкой команде. И в стремлении отыграться они начали так агрессивно развивать свое шасси, как не делали этого никогда, что уже привело к штрафам на стартовой решетке. Конечно, важную роль в исходе чемпионата сыграет надежность и, хотя в “Феррари” спокойны по этому поводу, вызывает тревогу, что третья из четырех возможных турбина была установлена на их машины еще до этапа в Испании. Командам предстоит сделать нелегкий выбор между надежностью и производительностью, где последняя будет играть даже меньшую роль”.

    Может ли Себастьян выиграть? Рассуждает Кристиан Хорнер.

    “Всем своим видом Себастьян показывает, что ему нравится происходящее и сейчас он вовлечен в очень интенсивную борьбу. Он увидел возможность стать чемпионом в этом году и знает, что должен делать все, чтобы одолеть “Мерседес” и достичь цели. Он говорит то, что думает и это отличает его от остальных. Но это же позволяет ему держаться в тонусе. В “Ред Булле” он всегда искренне выражал свои эмоции, когда что-то шло не так, но такое бывало нечасто. Себ выиграл здесь 39 гонок и четыре Кубка Конструкторов и это было в самом начале карьеры,  развивая его как гонщика и превращая из мальчика в мужчину. Он уже десять лет выступает в Ф1 и люди имеют свойство меняться. “Феррари” – эмоциональная команда и та атмосфера близка характеру Феттеля. Я не хочу сказать, что это плохо, это всего лишь показывает, что он тоже человек и как жадно он желает достичь цели. Он может быть сверхсконцентрированным и у нас Себ отлично выдерживал давление. Зачастую, чем больше было давление, тем лучше он реагировал на него. В особенности под конец чемпионата. Он был необыкновенно силен духом и подходом к делу. В конце концов, когда он чувствует вкус возможной победы, я ставлю на него. Его подход, стремление, внимание к деталям, его работа – все это и привело Феттеля к четырем титулам. Два из них – в 2010-м и 2012-м – были выиграны в последней гонке. Помню, как в 2012 году мы выиграли всего одну гонку в Европе, но начиная с этапа в Сингапуре, выиграли четыре этапа подряд”.

    Может ли Льюис выиграть? Рассуждает Падди Лоу.

    “Льюис – особенный гонщик и это видно каждому. История поместила его в ряд с одними из величайших гонщиков в истории, а ведь он даже не завершил карьеру! У него особый стиль пилотирования, в гонках он невероятно хорош. У него развито инстинктивное чувство автомобиля, умение расположить его на трассе, поэтому он выходит победителем из любой схватки. Конечно, у него также есть чувство предела – Льюис всегда пилотирует на грани, но не выходит за нее. Его физподготовка никогда не вызывала вопросов и это впечатляет. Я привык говорить и Нико, и Льюису во времена работы в “Мерседесе”, что физподготовка – это самое важное в спорте, ведь люди будут любить вас за то, как вы это делаете. Конечно, подготовка Себастьяна тоже на высоте, но, думаю, когда они сражаются бок-о-бок, то Хэмилтон все же лучше. Так что, я ставлю на Льюиса. В первый год Хэмилтона в “Макларен”, в 2007-м он часто обгонял других пилотов и иногда это играло против него. Ведь гонщик всегда думает, что если тебя кто-то обогнал, то он безумец, а если тебя кто-то сдерживает, то он идиот. Хэмилтону удавались потрясающие обгоны против именитых пилотов, он оставлял их в дураках, словно пролетая мимо соперников. И это был только первый год! К концу чемпионата Льюис будто оживает. Его сила в том, что он может расслабиться, когда он не под давлением или ему кажется, что он не под давлением. Но когда приходит время собраться, Хэмилтон выполняет свою работу полностью. Он становится более сфокусированным, он не напрягается, а просто выходит и выигрывает. Он столько раз был в менее выигрышной ситуации, а затем побеждал в гонках. И это страшная сила, с которой Феттелю придется считаться”.

    Проиграет ли Феттель? Даниэль Риккардо о Себастьяне.

    “Когда Феттель уверен в машине, он знает, как полностью раскрыть ее потенциал. Когда я пришел в “Ред Булл” в 2014 году, в его стиле управления не было ничего такого, к чему мне надо было бы адаптироваться, хотя, конечно, были какие-то вещи, которых я не видел ранее. Он мог немного передержать педаль газа или тормоза, тем самым балансируя автомобиль и это было интересно, ведь я никогда не использовал подобную технику в “Торо Россо”. Наверное, во времена выдувных диффузоров это было очень эффективно и он смог лучше всех приспособиться к такому стилю. Сила Феттеля, которая является одновременно и его слабостью, исходит из области вне кокпита. У него невероятная страсть к гонкам. Он много времени тратит на анализ своей работы, иногда слишком много. Очень много времени из своей жизни он отдает спорту и его цель состоит в том, чтобы заставить процессы работать так, как он сам этого хочет. Себ довольно внимательно относится ко многим вещам. Когда мы были напарниками, он мог проводить собственные брифинги с инженерами, помимо основных, чтобы разобраться в деталях получше. Такой подход может быть преимуществом, но, думаю, также вы можете перегореть. Но было прятно обыгрывать Феттеля, зная, что он приложил огромную массу усилий, это его очень злило. И все же, подобный подход ему нравился. Он мог устраивать ужины для команды и всего персонала, и прекрасно осознавал, что его будут поддерживать. Это не было эгоистично, скорее, Себ отдавал дань уважения команде. Черт побери, он даже присылал всем подарки на Рождество! Как-то раз Феттель прислал мне открытку. Поэтому иногда мне кажется, что я делаю недостаточно вне кокпита, но в то же время, думаю, он делал чересчур много.”

    Проиграет ли Льюис? Отвечает Нико Росберг.

    “Когда в 2015-м я проиграл титул в Остине, это было тяжело. Но я подчинил всё в моей жизни для поиска возможностей победить Льюиса на трассе и попытаться стать лучшим в мире, так как когда вы много теряете, это заставляет вас двигаться вперед. Но именно благодаря этому теперь я чемпион мира, потому что, не знаю как, но смог справиться с темными моментами своей жизни и найти мотивацию идти дальше. Конечно, Льюис один из быстрейших пилотов: его уровень невероятно высок, он очень силен в борьбе, и очень умен. Я знал, чтобы соревноваться с ним на равных, я должен отдаться гонкам полностью, начиная от реорганизации моей частной жизни, чтобы не терять лишней энергии и полностью сфокусироваться на гонках. Я всегда увлекался ментальной стороной гонок, ведь мы тренируем наши тела до седьмого пота, но не слишком занимаемся нашим разумом. Я всегда думал, что могу найти небольшие резервы в своей душе, поэтому активно занимался с психологом в прошлом году. Мое внимание было приковано к медитации, которая зачастую неверно истолковывается. В моем случае это была практика увеличения концентрации и управления сознанием. Вы не можете избавиться от негативных эмоций, но вы можете изменить свое восприятие их. Если вы знаете путь, то можете уделять негативу меньше внимания и сосредоточиться на позитивных вещах. Каждое утро и каждый вечер я медитировал по 20 минут, и это благотворно повлияло на результаты в гонках и жизнь в целом. В конце концов, самое большое напряжение в жизни я испытал во время последних четырех кругов в Абу-Даби в прошлом году, потому что на кону была моя детская мечта и я не знал, сбудется ли она, до последнего поворота. Напряжение и адреналин были немыслимыми и у себя в голове я дважды проиграл титул на тех четырех кругах. Если бы я не занимался психилогической подготовкой, ситуация могла бы быть еще более напряженной. Возможно, практики помогли мне не совершить ошибку, которая бы стоила мне чемпионского звания, кто знает?

    Вывод.

    После невероятной первой половины сезона 2017 года надеемся, что фанаты Ф1 будут удовлетворены и его заклчютельной частью. Оба гонщика имеют опыт тесной борьбы до самого конца (2008 и 2010). Обе команды имеют безупречную историю. Гонка развития шасси также может стать одним из главных факторов в борьбе за оба титула. 

    Сможет ли Райкконен быть верным оруженосцем Феттеля или же техническое превосходство “Мерседес” сыграет решающую роль?

    Затаив дыхание, мы ждем.

    Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

    Источник: Autosport

    Добавить комментарий

    Спасибо!

    Теперь редакторы в курсе.