• Летопись автоспорта
  • «Белые цыгане». Четвёртая глава «Неизвестного Кими» (окончание)

    «Неизвестный Кими Ряйккёнен»

    Fun Formula продолжает публиковать перевод книги Кари Хотакайнена “Неизвестный Кими Ряйккёнен”. На очереди окончание четвёртой главы «Белые цыгане».

    Авторское предисловие

    Первая глава (Первая часть и Вторая часть)

    Вторая глава

    Третья глава (Первая часть и Вторая часть)

    Четвёртая глава (Первая часть)

    Кими вспоминает летние ночи из своего детства: “Гонки иногда получались сумбурными, люди напивались и орали, пиво било им в голову. Когда ты пытаешься заснуть в машине, а вокруг шумят люди, это, конечно, выводит из себя. А люди кричали всякие странные вещи. Но когда едешь в шлеме, ничего не слышишь. В хоккее, например, наоборот — ты слышишь всё. Эта игра больше для детей, а не для родителей”. Он хочет пояснить, что его родители не были такими фанатами до мозга костей. Возможно, это потому, что в глубине души они думали не только о победах и явно не о великом будущем. Главным было то, что у семьи есть общее увлечение.

    Находчивость семьи Кими, которая помогли ему начать, становится еще более заметной, когда Мюллюринне заводит речь о современных ценах в этом спорте: “Среднего бюджета нет, он постоянно растёт. В главном классе мотор стоит пару тысяч и примерно столько же — шасси, плюс вам надо купить фургон и трейлер. В итоге в один момент уходят тысячи евро. Но это просто небо и земля, если вы захотите участвовать в соревнованиях за границей, даже на самом скромном уровне. Уик-энд стоит от 5 до 15 тысяч — всё зависит от того, что вы готовы делать сами. Заплатив 15 тысяч какой-нибудь картинговой компании, вы получите механика, инженера по данным и всё остальное. Очевидно, что этим не займётся ни один нормальный человек”.

    За свою карьеру в “Формуле-1” Кими понял, какую невероятную работу проделали его родители. Также он понял, что без внешнего финансирования не смог бы попасть в этот спорт. Множество вещей встало на свои места. Ему было нужно немного удачи, но одно было заметно с самого начала — Кими невероятно быстр. Картинг лишь приоткрывает то, что потом материализуется в Ф1 — отставания настолько малы, что на этот краткий миг ты должен стать более наглым и дерзким, чем остальные. Нервы гонщиков проверяются местами, где просто невозможно обогнать, но кому-то это всё равно удаётся.

    Мюллюринне рассказывает и об обратной стороне этой медали: “Изначально люди верят, что их сын станет новым Ряйккёненом или кем-то в этом духе, и некоторые готовы вкладывать невероятные суммы, даже если факты говорят против этого. Этот спорт быстро затягивает, потому что разница между лидером и отстающим так мала. Я знаю множество людей, участвующих на этапах европейских турниров, они берут кредиты и закладывают дома. И я знаю, что это ни к чему не приведёт. Когда ты взлетаешь слишком высоко, а спонсора нет, лучше уйти и положить всему конец самостоятельно”.

    Рами долгое время выступал в картинге вместе с Кими, пока не забросил это дело и не стал механиком: “Я бросил где-то в 15, потерял мотивацию. К тому же я был тяжелее нужного на 4-5 килограмм. Хорошо, что все усилия родителей и удача привели Кими туда, где его талант увидели. И надо отдать ему должное: он просто не сдается. Для него всё становится неважным, когда нужно обогнать соперника”. Сейчас он приглядывает за имуществом Кими и занимается каждодневными заботами, которые перенял после скоропостижной смерти их отца Матти.

    Кими (слева, 8 лет) и Рами (справа, 10 лет) Ряйккёнены

    В какой-то момент Кими стал настолько быстрым, что повседневная жизнь стала слишком медленной. Особенно школа, необходимость сидеть, читать, зубрить. Обучение стало сложнее и из-за дислексии, унаследованной от матери. Паула считала, что мальчику нужна помощь, с самого первого года обучения: “Рами всегда хорошо учился, Кими это давалось сложнее из-за дислексии. До третьего класса нам приходилось бороться».

    Когда у Кими хватало терпения, чтобы концентрироваться на вещах, всё шло хорошо. Когда ему пришлось заново учиться в пятом классе, оказалось тяжело, но решение было правильным. Было лучше заново отучиться в пятом классе в маленькой школе в Кархусуо, где все его друзья были рядом. В большой школе в Каракаллио ему было бы намного сложнее. Кими никогда не любил чтение; ему больше нравилось делать что-то своими руками, заниматься спортом и гонками”.

    В мире всегда было и есть полно мальчишек и девчонок, продолжающих глазеть по сторонам и ковыряться в носу вместо того, чтобы изучать математические формулы или порядок слов в немецком, но мало кто из них добирался в Ф1. Кими тоже не заглядывал так далеко вперед, когда в возрасте 10 лет проехал первую гонку в классе “Мини Ракета”.

    Уже тогда картинг был гонками, хотя пока и не доводил до состояния, когда зубы стискиваются, а костяшки пальцев начинают белеть. Тони Виландер был на год младше Кими, когда вслед за ним нажал педаль газа, а впоследствии стал его другом на всю жизнь. Тони вспоминает, что они стали лучшими друзьями не сразу — они сближались постепенно, творя разные забавные вещи за пределами трека. Им было 11, а это тот головокружительный возраст, когда настроение не бывает плохим, а о завтрашнем дне не особо и задумываешься. Их дружба была настоящей. Они спокойно могли стащить друг у друга гамбургер, но никогда — место в команде. Тони помнит, как Кими впервые посетил его дом в Канканпяя в 1993 году. Виландер и Ряйккёнен продолжают общаться до сих пор, правда, занятая жизнь не позволяет им организовывать совместные посиделки — сам Тони уже много лет гоняет на спортивных «Феррари».

    Вскоре ритм жизни ускорился. Вокруг Ряйккёненов витал дух бензина и нехватки денежных средств. Гонки требовали всё больших вложений, а процесс привлечения спонсоров не был простым. «Нам всё время нужно было больше средств, их никогда не хватало. Время от времени деньги давала моя мама. У нас были связи с «Рэйсинг Яатинен», и зимой нам удалось уладить все вопросы», — рассказывает Паула.

    «Рэйсинг Сервис Яатинен» до сих пор ведёт свои дела в района Конала в Хельсинки. Лассе Яатинен, опытный инженер и бывший гонщик, следил за историей семьи Ряйккёненов с неподдельным интересом. По его словам, эта семья олицетворяла собой прежний дух спорта, когда все всё делают вместе: «Среди наших клиентов до сих пор попадаются такие, где налажена связь отца и сына. У Матти было горячее сердце, он был любящим отцом, в их семье царила хорошая атмосфера. В наши же дни стало больше команд и меньше банковских долгов«.

    Тони Сааринен, правая рука Яатинена, соглашается с боссом. Он выигрывал чемпионат Финляндии, а сейчас является техническим специалистом по автомобилям с 30-летним стажем. Впервые Ряйккёнены посетили офис Яатинена в начале 90-х. «Мы могли получить всё необходимое по хорошей цене — это было шагом вперёд. Если бы мы не дали им оборудование в аренду, они не смогли бы ездить на гонки в Европу. Конечно, мы кое-что получили с этого — позже по той же схеме велась работа с Тони Виландером«, — делится Яатонен.

    Основной статьёй расходов были шины — один комплект обходился в 200 евро, а на гонку нужно было сразу три комплекта. Было сложно выделять такие деньги из скромной месячной зарплаты родителей.

    Яатинен вспоминает, что скорость Кими проявлялась постепенно: «Во время чемпионата Европы, проходившего в Лэйк-Гарде, ко мне подошел Питер де Брюийн. Тогда он сказал, что «теперь увидел это», а дальше заговорил про Кими«.

    Кими особо не утруждал себя чтением книг, но компенсировал это чтением трассы. Тони Сааринен отмечает, что хороший гонщик способен предвидеть события, смотреть на несколько шагов вперёд, избегая столкновений. А ещё он способен проявлять агрессию в нужный момент. Кими стал лидером той команды — это можно было почувствовать даже по его хорошему другу и гоночному напарнику Оску Хейккинену, почти всегда приезжавшему к финишу в статусе чёткого второго номера. При этом Кими из Эспоо не чурался возможности напоминать своему савонийскому другу о его месте. Сааринен подчёркивает — не имея бездонного кошелька, у тебя нет другого выбора, кроме как не сдерживать себя. А ведь сейчас ситуация ещё более невероятна: если хочешь выступать за заводскую команду в Европе, нужно найти 150 тысяч евро, это больше не просто хобби для обычных людей. Хотя в Финляндии по-прежнему можно гоняться, пользуясь лишь поддержкой семьи.

    Что позволяло Кими выделяться на фоне остальных? Одной из причин был возраст — он соревновался с гонщиками на четыре-пять лет старше себя. Осознание этого факта прочно оседало в умах людей, множества людей. Слухи распространяются быстро, порой со скоростью, превышающую скорость машины. А предоставленный шанс проявить себя работает даже эффективнее слухов. Репутация семьи Ряйккёненов, действующих как чётко слаженный механизм, знающих своё дело, быстро разошлась в нужных направлениях. Спустя какое-то время «белые цыгане» повстречали на жизненном пути группу специалистов по маркетингу и продажам, заразившихся скоростью и появившихся на картинговой трассе. В какой-то момент они почувствовали, что должны ненадолго покинуть свой конференц-зал и вдохнуть запах бензина, став представителями так называемого старшего класса, в котором управляющие директора гоняют, чтобы выпустить пар. Неудивительно, что через некоторое, весьма непродолжительное время этот класс за глаза стали называть «классом маразматиков». Так Ряйккёнены впервые и познакомились с Петри Корпиваарой, Сами Висой и Рику Куваей. Последние двое позже сыграют важнейшую роль в жизни Кими: Кувая будет вести дела Кими в период с 2005 по 2015 год, после чего Рику в этой роли сменит Виса.

    Но на тот момент они были просто успешными бизнесменами, нуждавшимися в помощи по настройке, обслуживании и очистке двигателей. «Выбора не было — нам нужен был механик, потому что в картинге мы разбирались так же, как свинья разбирается в полётах. Тогда Юкка Соймется и посоветовал нам Ряйккёненов», — вспоминает Виса. Рами был механиком Кими, но получал серьёзную прибавку к жалованью, следя за тем, чтобы карты бизнесменов были в нормальном состоянии. В свою очередь, финансисты старшего класса смогли обеспечить для Кими, помогавшего вместе с братом большим и неуклюжим парням, спонсорскую поддержку. Так семья Ряйккёненов получила глоток свежего воздуха в своём хобби. Отели «Сокос», «Кэрролс» и «Кофф» зарекомендовали себя хорошими партнёрами, обеспечившими лучшее оборудование и большее число комплектов резины.

    Тони и Кими бок о бок двигались в направлении европейских картодромов, но чтобы попасть туда, нужны были деньги, а чтобы быть там конкурентоспособным — скорость. Поначалу и то, и другое было в дефиците. В кошельке Ряйккёненов чаще можно было услышать шум ветра, нежели шорох купюр, и без сторонней поддержки семья Кими могла бы рассчитывать только на участие в гонках в Финляндии — европейские чемпионаты остались бы несбыточной мечтой.

    Помощь, изменившая всё, пришла из собственного большого окружения. Юсси Рапала, муж Валпури, сестры Паулы Ряйккёнен, был выходцем из хорошо известной семьи производителей рыболовных снастей и настоящим фанатом гонок. Открыв собственный кошелек, он открыл для Кими и окно в Европу. «Позже мы отплатили Юсси за каждый вложенный им евро«, — подчёркивает Паула.

    Кими делает глоток воды и мыслями улетает в прошлое. Он пытается вернуться в свою юность — неугомонный пацан бездельничает в техникуме на курсах автомехаников. Его глаза не могут сосредоточиться на книгах, но начинают блестеть, стоит ему лишь взглянуть на педаль газа или приводной вал. Если я буду конкурентоспособен в Финляндии, буду ли так же хорош в Европе? Если сконцентрируюсь сейчас, сдам ли экзамен по математике? Что я буду делать, если все деньги, потраченные на моё хобби, вылетят в трубу? Что если я устрою заварушку на большой гонке? Ничего в этой жизни не происходит без давления, и если это давление станет слишком сильным, придётся понервничать.

    Парень, ещё учившийся в школе и не знающий о своей будущей профессии, уже тогда задавался главными вопросами.

    Перевод: Никита Романов и Мстислав Петров

    Редактура: Мстислав Петров

    Помочь проекту и ускорить перевод книги можно здесь

    Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

    Источник: Fun Formula

    Добавить комментарий

    Спасибо!

    Теперь редакторы в курсе.