• Летопись автоспорта
  • «Большой и маленький миры». Седьмая глава «Неизвестного Кими»

    «Неизвестный Кими Ряйккёнен»

    Fun Formula продолжает публиковать перевод книги Кари Хотакайнена “Неизвестный Кими Ряйккёнен”. На очереди седьмая глава — “Большой и маленький миры”.

    БОЛЬШОЙ И МАЛЕНЬКИЙ МИРЫ

    Январь 1999 года, Эспоо, по улице Куру движется машина. В ней Дэвид Робертсон по распечаткам с факса объясняет Кими, куда он должен прийти в Лондоне в определенный день. Маса и Паула приходят в аэропорт проводить Кими с его красным чемоданом. В последний момент Маса спрашивает Кими, нужны ли ему деньги на дорогу. Отец и сын сходятся на круглой сумме в 100 марок (для читателей помладше: эта сумма — примерный эквивалент 17 евро).

    Кими садится в самолёт, размышляя над тем, что будет говорить по окончанию трёхчасового перелёта. В его голове от силы грамм 200 английского, а надо бы побольше — ну, скажем, килограмм. Он нервничает.

    Самолёт приземляется в Хитроу, но в аэропорту ни намёка на Стива или Дейва Робертсона. Они обещали приехать и встретить его. Ну, или он что-то не так понял. Он паникует, достает распечатки с чёткими указаниями из чемодана и видит название станции, расписания поездов и адреса. Место называется Рагли, находится не в Лондоне, а где-то подальше, небольшой такой городок. Кими близок к панике, но успокаивает себя. Всё как-нибудь уладится, хотя это и в сотню раз сложнее вождения. Внутри машины царит покой, снаружи же властвует хаос.

    В какой-то момент Кими оказывается на станции метро “Площадь Пикадилли”. Он стоит абсолютно потерянный. Внезапно из ниоткуда появляется Стив Робертсон, даёт Кими огромный мобильный телефон “Нокиа”, инструкции и исчезает. Кими думал, что Стив отвезёт его к дому человека из “Хэйвуд Рейсинг Тим” или хотя бы посадит на нужный поезд, но этого не случается. На лбу Кими незримо появляется надпись “Какого хрена?”. По инструкции Стива, ему вроде как нужно ехать на поезде, такси, автобусе и еще такси. Или просто поезде. Дело ясное, что дело тёмное.

    В то же время в Эспоо Паула, мама Кими, сидит в офисе «Кела», Финского государственного агентства по выплате социальных пособий. Она на грани нервного срыва — боится, что Кими не доберётся куда нужно по данным ему инструкциям.

    В поезде Кими показывает попутчикам билет и место назначения, но наладить контакт не получается. Он думает, что ошибся поездом. Темнеет. Он достает мобильник из сумки и пытается понять, как он работает. Не удаётся.

    Кими показывает билет очередному пассажиру и пытается что-то пробормотать, но слова английского языка застревают у него в горле. Судя по реакции человека, он вполне мог угадать поезд. Он начинает снова изучать мобильный и надписи на кнопках, прикладывает трубку к уху, надеясь, что правильно набрал номер.

    Его мать отвечает и облегчённо вздыхает. Она слышит голос своего мальчика прямиком из большого мира. Кими говорит, что возможно он на том поезде. Возможно; он не уверен, но надеется. Паула просит его перезвонить, как только он доберется туда, куда нужно.

    И снова его никто не встречает. Уже поздно, на часах 11 вечера. Кими сидит на красном чемодане, никто не приходит. Всё было впустую. Он никогда не доберётся, он никогда не сядет в машину.

    Кими выходит из поезда на станции Рагли. И снова его никто не встречает. Уже поздно, на часах 11 вечера. Кими сидит на красном чемодане, никто не приходит. Всё было впустую. Он никогда не доберется, он никогда не сядет в машину.

    Через какое-то время к нему подходит незнакомец и здоровается. Его зовут Джим Уоррен и он босс «Хэйвуд Рейсинг». Кими пробует использовать свои обрывочные знания английского, но слова путаются. Главное — он сумел найти путь до городка Рагли, который находится примерно в 200 километрах от Лондона. Кими начинает гоняться, заваривать чай механикам и учить язык. Со временем всё встает на свои места.

    Дети — цветы жизни, особенно маленькие дети. У Джима Уоррена двое сыновей, но ни один из них ещё не говорит на родном языке. Кими начинает учить английский с ними. Все трое на одной стартовой линии. Кими водит машины, а дома тренирует английский. С детьми не паришься по поводу ошибок.

    Позже в доме Уорренов обнаруживается настоящее сокровище: большая коллекция кассет с записями гонок «Формулы-Форд» и «Формулы-Рено». Кими пересмотрит их по два-три раза. Всегда можно узнать что-то новое: о тактике, обгонах, траекториях — и языке комментаторов.

    Спустя некоторое время Стив Робертсон просит Кими переселиться в Чигвелл в Эссексе, и финн переезжает в большую квартиру на верхнем этаже в одном доме с ними. Годы спустя там снимут сериал “Жены футболистов”. Эта квартира была уникальным миром сама по себе. До Кими здесь жил постаревший король порноиндустрии, чей вкус в плане интерьера сильно отличался от нордического минимализма. В квартире было несколько диванов, обитых тканью с леопардовым узором, на стенах висели фотографии обнажённых женщин, а на потолке были зеркала. Кими считает это место по-мальчишески отвратительным, особенно если вспомнить, что сам он рос в довольно скромном доме.

    Один из двух братьев Стива, Скотт, фанат спортзала и гора мышц, тренируется вместе с Кими — для пота не существует языковых барьеров. Кими ездит на гонки со Стивом. Все проходит одновременно и хорошо, и плохо: гонщик работает отлично, машина — плохо, «Хэйвуд Рейсинг» не в состоянии предоставить достойную машину. Гонщик выжимает всё, но все равно не может победить. Первой его машиной стал французский “Мигаль”, медленный и неказистый — ужасное сочетание. Кими финиширует третьим, вторым, а в третьей гонке разбивает машину. После этого Дэйв Робертсон заявляет, что в этом сезоне гонки для Кими кончились (примечание переводчика — на самом деле Кими провёл за «Хэйвуд Рэйсинг» четыре гонки, и лишь раз финишировал на подиуме. Возможно, автор что-то перепутал).

    Чёрт возьми.

    Хвост поджат.

    В целом дерьмовое путешествие.

    В голове Кими уже видит издевательские заголовки финского журнала «Мир скорости»: «Очередное завершение международной карьеры финского гонщика?». Останется только выжать педаль газа в финском картинге, а затем укатить в какую-нибудь мастерскую для ежегодного техобслуживания «Тойот» и «Опелей».

    Кими возвращается в Финляндию, не понимая планы и мысли Дэйва Робертсона. В голове вертятся слова его друга Калле Йокинена, рассказы о ненадёжности людей в этом спорте. Дэйв уверяет Кими, что принял такое решение исключительно из-за плохого оборудования, и что к следующему сезону он найдет достойный вариант.

    Да, да, поверю, когда увижу.

    Кими возвращается в Финляндию без какой-либо уверенности в будущем. Долгое время от менеджера ни слова. Он занимается картингом в Финляндии и Европе, используя оборудование Питера де Брюийна. Деньги постепенно заканчиваются..

    Как-то на выходных Кими отдыхает с друзьями на рок-фестивале “У реки” в Турку. В карманах пусто, в голове ужасное похмелье, в котором виноват лишь он сам. Он идёт к банкомату, ожидая увидеть там нули.

    Какого черта?

    На его счету больше 20 тысяч марок. Кими с трудом верит в это, потому что в тот момент он не помнит строчку контракта, гласящую: «Мы обязуемся выплачивать тебе 1000 фунтов ежемесячно вне зависимости от того, будешь ты участвовать в соревнованиях на тот момент или нет«.

    Вечеринка в Турку набирает обороты, и Кими не раз поднимает тост за надёжного менеджера. Вскоре из Англии звонит Дэйв, чтобы сообщить, что есть место в “Мэйнор Моторспорт”, где оборудование получше, на зимний чемпионат, и с осени можно начинать.

    Осенью мир Кими разрывается напополам: большой мир — Англия, маленький мир — армия. Миры «открытый» и «закрытый»; шансы и обязанности. Гоночный инженер даёт тебе советы; офицер армии отдаёт приказы.

    Кими становится гражданином двух стран. Он привыкает к вещи, которой будет всё больше в его дальнейшей жизни — кочевое существование. Он кочует из тесной машины в аэропорт, оттуда в казарму, а потом снова самолет и путь в тесную машину.

    4 сентября Кими-Матиас Ряйккёнен вступает в Спортивную школу финской армии в Лахти. Ужасное место для человека, не привыкшего к приказам. Приятной мелочью стало то, что его старый друг и соперник Тони Виландер одновременно с Кими надел серую форму.

    Паула, мать Кими, позже призналась, что боялась, что Кими армия будет не по зубам, и её опасения были обоснованы — Кими и дисциплина очень плохо сочетались. А когда к этому добавились постоянные требования поездок на зарубежные гонки, молодой человек начал задумываться о том, чтобы покончить с армией. К счастью для матери, он передумал.

    Паула, мать Кими, позже призналась, что боялась, что Кими армия будет не по зубам, и её опасения были обоснованы — Кими и дисциплина очень плохо сочетались.

    Физическая сторона армии не создавала сложностей для молодого человека в отличной форме, но вот расписание было проблемой. Для сони подъем в шесть утра смертелен, особенно, когда сразу после этого начинаются приказы. Кими пытается применить логику, но получается с переменным успехом. Его тонкое обоняние чует каждую секунду свободы. Он использует каждую возможность продлить нахождение в другом мире. Армейское начальство незнакомо с расписанием гонок, так что Кими информирует их по своей, более гибкой версии. Если гонка заканчивается в воскресенье, то для них она длится до понедельника. Из аэропорта он не возвращается в Лахти, а берёт выходной. Иногда проводит его дома, иногда у кузенов в Вяякси.

    Машина «Мэйнор Моторспортс», итальянский «Статус», оказывается гораздо быстрее своего аналога из «Хэйвуд Рейсинг». Кими выигрывает все четыре гонки зимнего первенства, а Дэйв и Стив Робертсон наконец осознают, какой невероятный талант попал им в руки.

    Победы, конечно же, нужно отмечать. Умеренное потребление алкоголя еще не добралось до Финляндии, где бокалам предпочитают вёдра. Но когда ты в состоянии блаженного опьянения, то забываешь смотреть на часы. А время идет вне зависимости от того, смотришь ты или нет. Как-то ночью армейские часы показали совершенно не то время, что было на часах Кими и его друзей. Разницу было никак не скрыть — им надо было как-то незаметно пробраться в часть.

    Теперь уже повзрослевший Кими своими словами рассказывает о событиях той долгой ночи, благодаря которой он поставил неофициальный рекорд по времени под арестом в казарме:

    Мы пили с кузенами дома у Рапалы. Если я правильно помню, Тони должен был забрать меня и Оску Хайккинена в часть. Я сказал, что мы не можем идти через КПП, будучи настолько в хлам. Он должен был оставить нас у дороги на Лахти; мы бы перелезли через забор и никто бы не увидел.

    Но по закону подлости, военный патруль остановился рядом, когда мы стояли у канавы. Они удивились, какого черта эти парни в армейской форме. Я нырнул в канаву. Оску замер. Я слышал, как военный спросил: “Где твой дружок? Мы видели, вас тут двое.” Оску сказал, что ничего не знает и его закинули в кузов грузовика. Я уже перебросил куртку через забор, когда услышал, что они отправили собак в этот район. Там было чертовски большое поле, и я летел через него сломя голову. Я примчался в наш дом, сказал: “Не говори никому, что я здесь», — взбежал наверх и укрылся одеялом.

    Прошло, наверное, минут десять. Сложно следить за временем, когда пьян. Затем вошёл офицер, включил свет и назвал мое имя. Я крикнул “Какого хрена вы тут шумите? Тут люди поспать пытаются». Спустя две минуты он вернулся, заявив: “Тебе, чёрт возьми, лучше выйти, Ряйккёнен. Живо.” Я лежал на раскладушке, весь в траве после того, как полз по канаве. Оску Хайккинен во всём сознался. Он сломался под давлением, иначе мог бы оказаться в тюрьме. Они отлично знали, что нас было двое. Я встал и подошёл к офицеру шатающейся походкой, подышал в алкотестер. Он показал 1,5 промилле. Мне приказали идти спать.

    Утром я вспомнил, что через две недели у меня гонка в Англии. Если я там не появлюсь, буду в полном дерьме. Затем я подумал, что про это лучше забыть, потому что меня всё равно оставят под арестом в казарме, и я никуда не попаду. Я подумал: “Побегу по тому же полю.” Я встретил капитана на лестнице и отдал честь. Он ещё не знал о событиях прошлой ночи. Я прошёл по траве, вызвал такси до дома Рапалы с ближайшей заправки и выключил телефон.

    Сержант-майор, покраснев от ярости, орал на меня и выпытывал, как мне удалось сбежать от собак. Я ответил, что именно этому нас там и учили. Мы же разведка, в конце концов.

    Затем все телефоны сошли с ума. Линии были нагружены — я ведь не просто напился и опоздал, я ещё сбежал. Кто-то из «АКК Моторспорт», национальной федерации автоспорта, позвонил моему кузену, а мы просто лежали у реки, попивая пиво. Все кричали, что “ты, чёрт возьми, должен вернуться в казарму”. Потом я позвонил капитану и сказал, что не вернусь, потому что из-за моих поступков мне не дадут выступить в гонке. В итоге мы договорились: я вернусь, если меня отпустят на гонку. Кузен подбросил меня до заправки, откуда меня забирал капитан.

    В тот момент я тоже был навеселе, так что разбираться в ситуации мы начали только на следующий день. Сержант-майор, покраснев от ярости, орал на меня и выпытывал, как мне удалось сбежать от собак. Я ответил, что именно этому нас там и учили. Мы же разведка, в конце концов. Насколько помню, меня арестовали где-то дней на двадцать.

    Я никуда не выезжал в следующие выходные; гонка была на следующей неделе. Хотя я и был под арестом, делать было ничего не надо до тех пор, пока я регулярно отчитывался. Капитан предложил отправиться с ними в лес на тренировку по стрельбе. Они стреляли по дискам и жареным сосискам. Это очень расслабляло.

    Но на следующей неделе мне заявили, что в итоге на гонку не отпустят. Я сказал: «Ну раз так, то я завязываю с армией». Им потом позвонили из «АКК», на связь вышли Стив и Дэйв, но ситуация не изменилась. Тогда я выдал капитану: «Долбаный ублюдок, что ты всё это время мне впаривал?».

    Меня заставили раздавать суп из грузовика на шоссе Лахти. Неожиданно рядом остановилась машина военной полиции, они приехали забрать меня и отпустить на гонку. Ещё они спросили, когда закончатся соревнования, и я сказал: “Думаю, что во вторник”, — хотя знал, что в понедельник. Я провел лишний день дома.

    Я выиграл ту гонку.

    Перевод: Никита Романов

    Редактура: Мстислав Петров

    Помочь проекту и ускорить перевод книги можно здесь

    Авторское предисловие

    Первая глава (Первая часть и Вторая часть)

    Вторая глава

    Третья глава (Первая часть и Вторая часть)

    Четвёртая глава (Первая часть и Вторая часть)

    Пятая глава (Первая часть и Вторая часть)

    Шестая глава

    Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

    Источник: Fun Formula

    Добавить комментарий

    Спасибо!

    Теперь редакторы в курсе.