• Летопись автоспорта
  • Революция в «Феррари»? Бинотто как спаситель

    Маттиа Бинотто – This is F1

    Появившиеся в итальянских СМИ слухи о том, что высшее руководство «Феррари» намерено пусть не самым мирным способом, но завершить длящуюся последние полгода активную фазу внутренней борьбы за власть в команде, вызвали небывалый, но по большей части негативный ажиотаж в среде как фанатов «Скудерии», так и простых болельщиков «Формулы-1».

    Fun Formula пытается разобраться, к чему может привести подобное решение президента Джона Элканна, и почему назначение Бинотто на самом деле было предрешено и пойдет только на пользу команде.

    ЦИКЛИЧНОСТЬ ИСТОРИИ

    Если посмотреть на всю историю «Феррари», то нетрудно заметить одну, пожалуй, главную, линию этой компании – у неё почти во все времена были по-настоящему сильные руководители, пусть и принимавшие иногда не самые популярные решения. Энцо Феррари, Лука ди Монтедземоло, Серджио Маркионне – все эти люди концентрировали власть в своих руках и жёстко пресекали попытки внутренних переворотов, чётко выстраивая организационную структуру.

    Пожалуй, лишь один период прошлого «Скудерии» — с 1988 по 1991 год – пришедшийся на время после смерти Энцо и перехода «Феррари» в руки управленцев из «Фиата» выбивается из общей канвы. Но что интересно, даже в то время парни из Мараннело после нескольких лет провалов вдруг на несколько сезонов включились в борьбу за чемпионство — в 90-м Просту не хватило до титула семи очков. Однако царивший в управленческом плане хаос (а тогда за четыре сезона в команде сменились три спортивных директора) в итоге всё равно закономерно привел к периоду абсолютного застоя первой половины 90-х.

    К чему этот небольшой экскурс в историю? К тому, что сейчас «Скудерия» рисковала оказаться примерно в том же положении, что и тогда, в конце 80-х. Внезапная смерть человека, сдерживавшего внутренний раздор, приход к власти одного из функционеров из «Фиата» и период, когда команда после нескольких откровенно провальных лет внезапно, по крайней мере на первый взгляд, боролась за титул, имея в составе двух чемпионов.

    УЧЁБА НА ОШИБКАХ И ВОЗВРАТ К ПРОШЛОМУ

    Именно желанием избежать этого внутреннего хаоса, по-видимому, руководствуется сейчас Джон Элканн, в одиночку делая выбор в пользу Бинотто.

    Начало выхода из смутного периода первой трети 90-х в «Феррари» было ознаменовано приходом в команду Жана Тодта – человека, лично выбранного Лукой ди Монтедземоло, и вот этот ход очень сильно напоминает то, что происходит в «Скудерии» сейчас. Для многих Тодт, в первую очередь, функционер, вышедший из среды ралли, но его знают ещё и как технического вдохновителя – да, именно этот маленький француз в начале 80-х был одним из идейных лидеров внедрения смелой для своего времени и ставшей позже легендарной модели «Пежо 205 Турбо 16», на которой соперников в группе Б разрывали Ари Ватанен, Тимо Салонен и Юха Канккунен.

    Тодт был первым иностранцем, вставшим у руля «Скудерии», что воспринималось как абсолютная революция. На момент его прихода гонщики команды не выигрывали чемпионат на протяжении 14 лет, а одним из первых его решений была реструктуризация работы технического отдела, насчитывающего на тот момент в «Феррари» 400 специалистов. Ну и впоследствии именно Жан был едва ли не главным человеком, убедившим молодого и талантливого Михаэля Шумахера, пусть уже и бывшего двукратным чемпионом Ф1, довериться «Скудерии», что переросло в конечном счёте в самое плодотворное сотрудничество гонщика и руководителя как минимум в истории «Феррари», а как максимум в истории гонок вообще. Ничего не напоминает?

    Бинотто иностранец (что уже само по себе плюс, если вспомнить, как долго уже «Феррари» критикуют за итальянозависимость), вдохновитель технических идей нынешней «Феррари», после прихода на пост техдиректора в 2016-м он значительно реорганизовал структуру работы всего технического отдела «Скудерии», а во второй половине 2018 года, после смерти Серджио Маркионне, по слухам, был чуть ли не единственным руководителем высшего звена команды из Маранелло, выступавшим за подписание контракта с молодым и талантливым Шарлем Леклером. К тому же, опять же по просочившимся в СМИ слухам, он был тем, кто рекомендовал главе инженерного отдела Джоку Клиа сосредоточиться в 2019 году именно на работе с монегаском.

    Да, безусловно, между ним и Тодтом есть и существенная разница – на момент прихода в «Феррари» Жан имел 11-летний управленческий опыт на международном гоночном уровне, что могло бы быть плюсом в сравнении с Маттиа, если бы не одно «но». Швейцарцу, в отличие от нынешнего президента ФИА, не придется тратить время на притирку и набор собственной команды в стан «гарцующих жеребцов» — Бинотто работает в структуре коллектива с 1995 года, а руководящие должности занимает с 2007-го, когда был назначен на пост главного гоночного инженера и главы инженерной бригады, ответственной за сборку машин, команду он знает как свои пять пальцев.

    Маурицио Арривабене и Маттиа Бинотто – Grand Prix 247

    НЕ РЕВОЛЮЦИЯ, А ЕСТЕСТВЕННЫЙ ХОД СОБЫТИЙ

    После всего вышеперечисленного стоит сказать о том, как всё-таки правильно воспринимать возможную смену Маурицио Арривабене на Маттиа Бинотто, которую в ряде крупных зарубежных СМИ уже успели назвать революцией.

    Забавно, но фактически это не революция, а естественный ход событий. Маурицио пришел в команду в сложный период, и перед ним были поставлены чёткие цели, на которые, возможно, не все обратили тогда, в 2014 году, внимание. Арривабене рассматривался «как человек с богатым опытом в области маркетинга, знающий по работе в туринском «Ювентусе» внутренние механизмы спорта» – по сути, он должен был сделать «Феррари» привлекательной и открытой для спонсоров, СМИ и общественности, и можно с уверенностью сказать, что с этой задачей итальянец справился на ура. Тут достаточно вспомнить и историю с мальчиком Тома на Гран-при Испании, и приглашение самых ярых болельщиков команды, включая нашего соотечественника Игоря Похабова, на церемонию презентации машины на сезон-2018.

    Сейчас же перед «Феррари» стоит совсем другая цель – вновь стать победителями, а победителями в «Скудерии» всегда становились с другими людьми у руля. С людьми, вышедшими из автоспорта, из «своего» круга: с Лукой ди Монтедземоло, выступавшим за частную раллийную команду на «Лянче», а позже ставшим правой рукой Энцо Феррари и главой команды во времена триумфа Ники Лауды, с Марко Пичинини, со-основателем первой компании-производителя гоночных автомобилей в Монако, создававшей машины для «Формулы-3», завоевавшим в «Феррари» два Кубка конструкторов во времена Жиля Вильнёва, Патрика Тамбэ и Рене Арну, с Жаном Тодтом, раллийным штурманом и боссом «Пежо», собравшим под знамёнами «чёрного гарцующего жеребца» золотую команду Брона, Бирна, Баррикелло и Шумахера.

    Вспоминая всё это, становятся понятными и сообщения прессы о том, что в последние месяцы своей жизни Серджио Маркионне на порядок больше контактировал именно с Бинотто, а не с Арривабене, и то, для чего в команду был выписан Лоран Мекис, изначально планировавшийся для должности, напрямую подчинявшейся Маттиа, а после скоропостижной кончины президента «Феррари» вроде бы неожиданно переведённый на вновь открывшийся пост спортивного директора… который с уходом Маурицио будет, вроде как, находится опять же в подчинении у Бинотто.

    Возможно, если бы не смерть Маркионне, эта перестановка не произошла бы так быстро, но она бы всё равно произошла, это факт, который, пожалуй, не подлежит сомнению. Остаётся лишь надеется, что именно он позволит «Феррари» наконец-то вернуться на победную стезю в «Формуле-1».

    Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

    Источник: Fun Formula

    Добавить комментарий

    Спасибо!

    Теперь редакторы в курсе.