• Летопись автоспорта
  • «Маса». 13-я глава «Неизвестного Кими»

    «Неизвестный Кими Ряйккёнен»

    Fun Formula продолжает публиковать перевод книги Кари Хотакайнена «Неизвестный Кими Ряйккёнен». На очереди 13-я глава — «Маса».

    МАСА

    Порккаланниеми, 21 декабря 2010 года. Матти и Паула у себя дома, вечер.

    Маса не в духе, настроения нет. Паула говорит ему, что Кими и Енни попросили их прийти. Маса не настроен на поход, так что заботливая жена говорит, что навестит их сама. Летний домик Кими расположен рядом, в нескольких сотнях метрах, и Паула хотела бы, чтобы муж тоже пошёл – их мальчик здесь, в Финляндии, и в этот раз у него есть время. Она набирает ему от Кими, пытаясь уговорить прийти, но её вздорный муж отказывается.

    Маса зол. Конечно, это просто догадка, ведь его уже не спросишь об этом. Скажем так, можно справедливо рассуждать о том, что он зол, потому что поссорился с Кими. Его сын считает, что отец слишком много пьёт, а последней каплей стал случай, когда Маса пьяным стрелял с друзьями по тарелочкам. Кими тогда был так разъярён, что пришёл домой и забрал все ружья. Теперь Маса чувствует стыд и раздражение – возможно, именно в таком порядке. Его голова схватывает всё уже не так, как раньше. А ещё она болит, это вызывает плохие предчувствия. Он сильно ударился ей пару лет назад, когда упал с квадроцикла. В итоге всё закончилось невралгией, из-за которой голову солнечного человека стали обуревать тёмные силы, и он больше не мог делать некоторые вещи, в которых был по-настоящему хорош до аварии. Экскаватор больше не слушается его рук так, как прежде. Маса наполняет свой стакан и смотрит в окно.

    Паула наслаждается обществом Кими и Енни, но мыслями она с Масой. Её любимый муж становится чужим. Она возвращается домой поздно, Маса дремлет на деревянной скамейке. Она просит его пойти наверх и лечь в кровать, но безуспешно. В конце концов она решает, что скамейка — достаточно тёплое место, чтобы заснуть на ней, и уходит наверх, где ненадолго включает телевизор.

    Проснувшись утром, Паула находит мужа на полу – он упал и ударился затылком. Ей не удаётся привести его в чувство, и встревоженная жена убегает за помощью к Кими. Когда Паула, Кими и Енни прибегают обратно, Маса всё ещё лежит на полу, удар головой был сильным. Они звонят и просят прислать за ним вертолёт «скорой помощи», но те не могут забрать его из-за слишком плохого состояния. Кими приподнимает отца, и того тошнит. В последний момент карета «скорой» всё-таки прибывает забрать пострадавшего. Семья долго смотрит на её удаляющие огни, их рождественские огни.

    Масу доставляют в больницу в Тёёлё в Хельсинки. Врачи говорят, что не могут ничего поделать – кровоизлияние в мозг слишком обширное. На следующий день они сообщают семье, что отключат аппараты жизнеобеспечения, потому что его уже не спасти. Паула и Кими отправляются в больницу, чуть позже к ним присоединяется и Рами. Последние мгновения жизни Масы семья проводит у его постели. Матти Пааво Илмари Ряйккёнен умирает в среду, 22 декабря 2010 года.

    Мы возвращаемся в комнату Кими. Бар, Швейцария, ноябрь 2017 года. Мгновенья тишины. Я подхожу к этой теме со всей осторожностью. Кими пока прожил не так долго, хоть его жизнь и протекает на большой скорости. Дней, потраченных на дорогу, пока куда больше тех, что проведены дома. Дороги, самолёты, гостиницы и трассы с машинами впереди и сзади сменяют друг друга. Когда ты в движении, на мысли не остаётся времени, а когда останавливаешься, нужно время, чтобы собраться с мыслями.

    Смерть одного из родителей скрывают от ребёнка за последней, самой прочной моральной стеной, но даже если эта стена сделана из бетона, он всё равно рано или поздно обо всём догадается. Кими было 31, когда он потерял отца. Матти покинул этот мир в 56, он был мужчиной средних лет. Он не был готов к уходу – обычно родители живут немного дольше, прежде чем покинуть вас.

    Кими делает глоток воды и бросает взгляд на меня и лежащий между нами диктофон. Я почти уверен, что могу прочитать в его взгляде немой вопрос: «Может ли Маса поместиться в это маленькое устройство?»

    «Первое время я не находил себе места, всё время плакал и спал. Но потом мы поехали в Тахко (популярный туристический центр в Финляндии – прим.ред.) на новогодние праздники. Надо сказать, я не хотел ехать, не хотел никого видеть, но мы всё равно отправились туда. У меня не было планов на будущее, не знал, поеду в ралли или где-то ещё. Но в итоге всё решилось примерно в тот период, и в конце концов я выбрал ралли. Это решение было одним из лучших, которые я когда-либо принимал, потому что, если бы я остался тогда в том состоянии, то пустил бы свою жизнь под откос. Это означало, что мне как минимум есть, чем заняться. А ведь я тогда не просто хандрил…»

    В комнате повисает пауза. Кими пытается собрать воедино все мысли и воспоминания о том дне. По собственному опыту знаю, что сделать это не так просто – они летают вокруг, как опавшие листья или мелкий мусор на ветру. «Что я чувствовал тогда, что чувствую сейчас? Правдивы ли мои воспоминания или лучше бы они были ложными? Кто выиграет от того, что я скрою эти воспоминания? Никто, а значит в этом нет смысла». Кими рассказывает всё как есть, вылавливая картинки из омута памяти, словно только что пойманную рыбу из сетей.

    «Перед смертью нужно забыть все ссоры и обиды. Но в моём случае этого не случилось, как не случалось и в большинстве фильмов. Та ссора была дерьмовой. Его пьянство бесило меня, я был в ярости из-за того, что не мог остановить это. А ссору вызвало то, что он с друзьями стрелял по тарелочкам – они пили и стреляли. Я был вне себя. В итоге я пошёл и забрал все его ружья, а он, естественно, разозлился. Позже в телефонном разговоре он по-доброму пошутил на эту тему, назвав меня кровавым похитителем оружия. А ещё тогда он сказал, что любит меня».

    Вновь пауза, глоток воды, Кими продолжает куда более спокойным голосом. Та авария на квадроцикле стала поворотным моментом – после неё Маса уже не был самим собой. Мать дозвонилась до Кими, когда у него в самом разгаре были тесты, Маса был в коме. Вместо того, чтобы вернуться в Швейцарию, Кими отправился прямиком в Финляндию, заодно позвонив Тони Виландеру, попросив друга поехать в больницу вместе с ним. Тони в итоге впустили в палату только после того, как Кими сказал, что он его брат.

    «После того случая он уже не был самим собой на все 100 процентов, что-то в нём угасло. Он бросил пить и курить на год или около того, но затем снова взялся за сигареты и пиво», — Кими вздыхает и меняет положение. Ни одно из них сейчас не будет для него удобным. — «Со временем стало полегче, но, думаю, полностью смириться не получится уже никогда. Я уверен, что даже, когда мне было на всё насрать или я отрывался на вечеринке, мысли об этом всё равно были где-то на уровне подсознания. Я принял решение перейти в ралли – если бы не это, алкоголь бы взял надо мной верх, спорт помог мне хоть немного прийти в себя».

    Пауза, большой глоток воды: «Было по-настоящему странно осознавать, что Масы больше нет. Если бы я только был хоть немного готов к его смерти… Сейчас я могу проснуться с более или менее чёткими представлениями о тех событиях. А ещё эта ссора… Всё это по-прежнему беспокоит меня, полагаю, всегда будет беспокоить». Глаза Кими стекленеют и переключаются на стоящие на полке шлемы. От воспоминаний никуда не скроешься.

    Февраль 2018-го, мы в Кархусуо, в Эспоо, в мастерской «Конехалли». Кими построил это здание, совместив магазин-мастерскую с сауной, гостиной и небольшим баром на втором этаже. Паула Ряйккёнен сидит в кресле, я расположился на диване.

    Матти и Паула – Kimi Island

    Паула говорит, что те события никогда не обсуждались за пределами их семьи. На мгновение начинает казаться, что не произойдёт этого и сейчас. Я даю понять, что она не обязана рассказывать, но это могло бы помочь – история Кими, это история семьи, а без Масы эта история станет на одного человека короче. Паула какое-то время молчит, но затем слегка поворачивает голову и возвращается мыслями в декабрь 2010-го. Этот путь долог, но эмоции ускоряют его: «Я ожидала этого уже несколько лет, но всё равно… Кими и Рами на самом деле даже не представляли, что на протяжении долгого времени ситуация была действительно тяжёлой. Мы жили в Порккале около шести лет. Кими купил нам дом в 2004-м, а расписались мы в 1976-м – мы были женаты 34 года».

    Выходим на улицу покурить. Паула расчищает ногой снег и смотрит на маленький зелёный домик. Она рассказывает, что мальчики были счастливы в этом скромном жилище площадью в 33 кв. м, пока семья не переехала в соседний дом, построенный отцом Масы.

    «В финансовом плане мы были бедны, но в ином отношении жили богато. Это была хорошая жизнь. Время с Масой проходило легко и с взаимной любовью, если не считать последние несколько лет – они были адскими».

    Возвращаемся наверх. Под потолком висит «формульный» «Макларен», а интерьер гостиной посвящён карьере Кими: шлемы, фотографии, кубки. Мы сидим в самом центре сбывшейся мечты, но одного человека, сделавшего эту мечту реальностью, здесь нет. В какой-то момент Маса работал на трёх работах, чтобы скопить достаточно денег, а его мальчики продолжали гонять. И когда Кими удалось превзойти все ожидания, отец не собирался скрывать свою радость. Паула говорит об этом прямо, и у неё есть полное на это право, ведь она рассказывает о любимом человеке:

    «Маса всегда говорил, чтобы мы сразу дали ему знать, если он вдруг начнёт брать на себя больше, чем нужно, и в какой-то момент это и произошло. Ему нужно было больше, нужна была куча занятий — даже имея всегда огромное количество разной работы, у него оставалось свободное время. А затем он заработал себе панкреатит и диабет. Он надолго бросил пить. В 2007-м у Масы всё было в порядке со здоровьем, он даже справился с диабетом. Мне нравилось выпивать белое вино по выходным, и в какой-то момент я заметила, что он тайком стал наливать и себе. А затем, в 2008-м, случилась та авария. Я записала его на полугодовой курс нейропсихологической терапии в клинику Ортон, но там он морочил специалисту голову. Ему был нужен более жёсткий подход. После этого он изменился психологически – что-то ушло, какая-то эмоциональная составляющая. Он стал грубым в общении со мной, часто злился. А затем к этому прибавилась водка – она позволяла ему чувствовать себя лучше. Маса присматривал за всем нашим имуществом, после своего долгого отсутствия он не позволял больше ничего делать посторонним. Когда Рами после смерти отца взял всё это на себя, он сказал, что наконец-то понял, почему отец всё время куда-то торопился – всегда приходилось что-то чинить или менять».

    Наступает долгая пауза, Паула отводит взгляд. Блеск трофеев в стеклянных шкафах может посоперничать с блеском в её глазах. Паула знает истинное значение свадебных клятв: «с этого дня быть вместе в горе и в радости, в богатстве и в бедности, в болезни и в здравии…». Она пережила все эти взлёты и падения, все эти крутые повороты и длинную прямую, уходящую в горизонт.

    Мы возвращаемся в комнату Кими в Баре, в Швейцарии. На дворе ноябрь 2017 года. Скорбь не выбирает время, она приходит без предупреждения, приходит тогда, когда считает нужным. В случае с Кими ей понадобилось время – она кружило над Цюрихом. Но вскоре скорбь приходит и взрывается у тебя в голове, не важно, где ты и когда – здесь и сейчас: «Я часто представляю, что бы Маса сказал по тому или иному поводу. Не уверен, что я до конца смирился с его смертью».

    Я выключаю диктофон.

    Перевод и редактура: Мстислав Петров

    Помочь проекту и ускорить перевод книги можно здесь

    Авторское предисловие

    Первая глава (Первая часть и Вторая часть)

    Вторая глава

    Третья глава (Первая часть и Вторая часть)

    Четвёртая глава (Первая часть и Вторая часть)

    Пятая глава (Первая часть и Вторая часть)

    Шестая глава

    Седьмая глава

    Восьмая глава

    Девятая глава

    Десятая глава

    Одиннадцатая глава

    Двенадцатая глава

    Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

    Источник: Fun Formula

    Добавить комментарий

    Спасибо!

    Теперь редакторы в курсе.