• Летопись автоспорта
  • ТерМИКнатор. Почему Верстаппену и Леклеру не суждено стать символами Ф1

    Мик Шумахер – Corriere dello sport

    Макс Верстаппен и Шарль Леклер – именно этих двух гонщиков в последние годы называли будущим современной «Формулы-1», её главными символами, чуть ли не новыми Сенной и Простом или Хантом и Лаудой. Эпатажный, не признающий авторитетов голландец и скромный, свой парень монегаск.

    Однако на деле их «символизму» в «больших призах», судя по всему, отведено не так много времени, за которое один из них может и вовсе не попасть на вершину, а второй, если и сумеет это сделать, то не так много раз, как хотелось бы болельщикам. Виной всему гонщик, чей полноценный приход в Ф1 пока не состоялся, но состоится в ближайшие год-два и затмит этих двух природных талантов.

    Речь, конечно же, о Мике Шумахере – возможно, не столь талантливым гонщике, как двое его чуть более старших коллег, но имеющем потенциал, как гоночный, так, и, что более важно, маркетинговый. Fun Formula подробно разбирается в ситуации.

    МИК – НЕ ПЛОХОЙ ГОНЩИК

    Перед тем, как говорить, что Шумахер-младший является угрозой для карьер Шарля и Макса, необходимо прояснить один важный момент, а именно, общий уровень Мика как гонщика. Понятно, что фамилия помогает 20-летнему немцу двигаться вперед, но, с другой стороны, она не помогает тому же Давиду Шумахеру выступать лучше, чем он может, и она не помогла условному Энцо Фиттипальди после чемпионского года в итальянской Ф4 перейти сразу в «Формулу-3», как это сделал, например, Лиам Лоусон.

    На самом деле, Мик Шумахер идёт по вполне типичному пути гонщика, у которого в перспективе есть попадание в «Формулу-1», причем, если чуть более въедливо подойти к вопросу, типичному для не самого слабого гонщика. К примеру, его юниорскую карьеру вполне можно сравнить с поступью того же Зебастиана Феттеля.

    Мик добился куда больших успехов и был куда стабильнее соотечественника в картинге, с 2011 года на протяжении четырех сезонов подряд стабильно заезжая в призы всех крупных турниров, включая чемпионаты мира и Европы (и там, и там серебряный призер), тогда как Зеб, отметившись победой на чемпионате Европы-2001, на следующий, последний в картинге год был, мягко говоря, не убедителен. Да и карьеры в «формулах» у них схожи – по два года в Ф4 (для Феттеля это была «Формула БМВ АДАК») и в европейской «Формуле-3», где у обоих первый сезон ушёл на вкатку. При этом, в отличие от Феттеля, Шумахер в Ф3 даже разжился титулом.

    После этого Зебастиан отправился в «Формулу Рено 3.5», откуда уже после первой половины сезона, во многом благодаря покровительству «Ред Булла», перебрался в Ф1. Мик же начал сезон в, в общем-то, сопоставимой Ф2, и шансов перейти в Ф1 у него нет (работает система суперлицензии, которой во времена Зебастиана попросту ещё не было), да и сам Шуми-младший к этому особо не стремится, говоря в каждом интервью о том, что ему нужно время.

    Так что стоит отбросить разговоры о том, что будь Мик не Шумахером, шансов попасть в «большие призы» у него не было бы – были бы. Другой вопрос, что неизвестно, в какую команду, и насколько быстро.

    Болельщики Макса Верстаппена – Пресс-служба "Ред Булла"

    МИК – УГРОЗА НАЦИОНАЛЬНОГО МАСШТАБА В НИДЕРЛАНДАХ

    И вот теперь мы постепенно подходим непосредственно к теме, заявленной в заголовке этой статьи. «М. Шумахер» – так уж исторически сложилось, что этот инициал, в сочетании с фамилией и командой «Феррари», в «Формуле-1» означает куда больше, чем рядовой набор букв на кириллице или латинице.

    Фигура отца Мика Михаэля Шумахера не нуждается в том, чтобы обсуждать её значимость для «больших призов» и автоспорта в целом, а случившееся с семикратным чемпионом в декабре 2013 года на склонах французских Альп и последовавшее за этим полное закрытие любой информации о состоянии здоровья Красного барона только ещё сильнее, хотя куда уж сильнее, подогрело интерес к его сыну.

    Первыми тревогу в этой ситуации забили в Нидерландах. Эта маленькая европейская страна никогда не была избалована успехами в Ф1 – до Макса Верстаппена ни один гонщик из Голландии не то, что не становился чемпионом мира, даже не выигрывал гонок в «Формуле-1». При этом сами жители страны тюльпанов всегда с удовольствием следили за «большими призами», так что появившийся на горизонте сверхталантливый, имеющего к тому же гоночные гены Макс мгновенно стал национальным достоянием. Ну а фанатичное отношение местных жителей к спорту, на протяжении многих лет выражающееся во всемирно известном феномене «оранжевого моря», неизменно сопровождающего всех ведущих спортсменов-нидерландцев на крупных турнирах, позволяло превратить Верстаппена-младшего в будущее лицо спорта, вокруг которого, не без помощи крупного бренда, можно было бы выстраивать мощную маркетинговую кампанию.

    Новый Сенна, Человек дождя, в перспективе обладатель всех мыслимых и немыслимых рекордов «Формулы-1» – в Голландии на Макса едва ли не молятся, приближая его статус к статусу Диего Марадоны в Аргентине. И вот в этой ситуации рядом с «большими призами» появляется Мик, чья одна только фамилия приковывает к себе взгляды болельщиков по всему миру. Он оказывается неплохим гонщиком. Затем оказывается в академии Феррари… а затем и за рулём «Феррари» на тестах в Бахрейне.

    Для того, чтобы понять, насколько сильно это подняло градус брожения умов в Нидерландах, достаточно было заглянуть после первого дня тестов на любой голландский автоспортивный форум, где сотни людей на полном серьёзе обсуждали факт того, что Верстаппен-младший сильнее Шумахера-младшего, опираясь на то, что Макс на «Ред Булле» оказался быстрее Мика на «Феррари». И это при том, что первый проводит в Ф1 свой пятый сезон, а второй впервые в жизни сел за руль актуальной машины чемпионата.

    Не отставали от рядовых болельщиков и местные эксперты, в итоге давшие едва ли не больше комментариев относительно результатов Мика, чем традиционно активные в этом отношении немцы и итальянцы. Олав Мол назвал молодого немца достаточно средним гонщиком, Ян Ламмерс поставил под сомнение талант Шумахера, параллельно назвав Верстаппена некоронованным чемпионом «Формулы-1». С точки зрения психологии подобная критика вполне воспринимается как страх за перспективы молодого соотечественника.

    И ведь этот страх нельзя назвать необоснованным, потому что…

    Кими Ряйккёнен и Мик Шумахер – Autoweek

    МИК – ЛИЦО НОВОЙ ЭРЫ

    Потому что в «Формуле-1» близится новая эра, которая начнётся в сезоне-2021, знаменующем грандиозные перемены во всех возможных регламентах чемпионата, как техническом, так и спортивном.

    Новое руководство серии в лице «Либерти Медиа» медленно и планомерно переворачивает «большие призы» под себя, стремясь отойти от наследия Берни Экклстоуна и превращая этот спорт в шоу, интересное зрителю. Одним из элементов этого шоу можно назвать становящийся всё более очевидным в действиях американских функционеров символизм: 1000-й гран-при, перенесённый в далеко не самый удобный логистически Китай во многом из-за магического числа 1000, планирующиеся на 2020-й год празднества по случаю 70-летнего юбилея (согласно официально принятой истории и статистике) чемпионата мира в Силверстоуне…

    И полноценный дебют Мика Шумахера в «Формуле-1» в сезоне-2021 в возрасте 22 лет. Да-да, именно так, как и когда-то его отец, впервые принявший участие в гран-при в 1991 году в 22-летнем возрасте. И в общем даже не важно, за какую команду Мик проведёт свой первый сезон в «больших призах» — в «Альфе Ромео» или сразу в «Феррари», важен сам факт. Во-первых, потому что 2021 год, вполне вероятно, станет первым без Льюиса Хэмилтона и Зебастиана Феттеля – нынешние лидеры и главные лица чемпионата уже не раз намекали на то, что завершат карьеры после 2020 года, и нужен будет тот, на кого сместится фокус, а во-вторых, дебют Шумахера-младшего сможет отвлечь внимание общественности в случае, если новый регламент на деле не сработает, приведя не к эволюции «Формулы-1», а к её регрессу.

    Понятно, что чемпионом в первый же год в Ф1 Мик Шумахер скорее всего не станет даже за рулём «Феррари», но этого и не требуется. В руководстве чемпионата вполне могут подождать, пережив очередной период безвременья и дав наконец-то побороться за титул Верстаппену и Леклеру. Вот только их время будет сильно ограничено. Год-два-три, за которые они возьмут заслуженные талантом трофеи, после чего «Формуле-1» нужен будет чемпион Мик Шумахер. Именно так, просто необходим, как полноценное новое лицо, с которым серия будет идти в светлое, а может, даже и не очень, будущее.

    Почему этим лицом не могут стать Макс или Шарль? Первый по причине своего поведения – «Либерти», как и «Диснею», особо и не нужен антигерой, не признающий авторитетов, готовый идти бить лица обидчикам, и выглядящий как «плод соития авокадо с более сморщенным старым авокадо». Нет, он, конечно, останется в обойме, но центральным персонажем так и не станет. Второй – этакий прекрасный принц из княжества Монако, приковывающий к себе взгляды болельщиков своей новизной и подходом к делу, но скромный до такой степени, что со временем даже чемпионство может никак не повысить интерес к его персоне. В качестве примера можно привести всего такого из себя правильного, скромного семьянина Феттеля, чьи титулы не особо помогают в вопросах продления контрактов с Нюрбургрингом или Хоккенхаймрингом и общей заинтересованности немецкой публики в «Формуле-1».

    Помимо этого, велика вероятность, что им так и не удастся проявить себя с чемпионской точки зрения в ближайшие два года. Пока всё – и проблемы «Феррари», и неудачи «Ред Булла», только-только сменившего поставщика двигателей – говорит о том, что и в этой ситуации сработает уже упомянутый принцип символизма. Льюис Хэмилтон перед уходом из «Формулы-1» благополучно повторит рекорд всех времён Михаэля Шумахера выиграв шестой и седьмой титулы, а стать абсолютно новым лицом, проиграв в прямой борьбе чемпиону, невозможно. К тому же, для Макса сезон-2021 будет уже седьмым, время будет потеряно. Мик же будет избавлен от подобной тематики вопроса – он только придёт в чемпионат, избежав конкуренции с триумфаторами прошлых лет.

    При этом он подходит в качестве лица чемпионата и внешне, и с точки зрения интереса к себе. В этом отношении Шумахеры, как бы цинично это ни звучало, проработали ситуацию максимально эффективно – закрыв информацию о главе семейства и вынуждая болельщиков и корреспондентов переключаться на Мика и проводить параллели с его легендарным отцом.

    Шарль Леклер – ESPN

    В ЗАКЛЮЧЕНИЕ

    Ну а в заключение хочется только посочувствовать Максу Верстаппену, Шарлю Леклеру и их поклонникам. Этой паре безусловно сверхталантливых гонщиков банально не повезло оказаться в «Формуле-1» в период доминирования одного чемпиона и прихода в серию человека, на которого почти наверняка будет делаться ставка в силу его маркетинговой мощи.

    Такова Ф1, далеко не всегда тут на вершину забираются те, кто на самом деле заслуживает этого своим талантом и работой. Ходить далеко за примерами не нужно – ещё в памяти болельщиков такие имена как Томми Бёрн, повторивший в младших сериях достижения Айртона Сенны, Джонни Херберт, финишировавший четвёртым в первом же гран-при Ф1 в карьере, Жан Алези, считавшийся новой надеждой «Феррари» или Ярно Трулли, разрывавший конкурентов в картинге, получивший поддержку Флавио Бриаторе, но в итоге оставшийся в истории разве что своим «паровозиком».

    Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

    Источник: Fun Formula

    Добавить комментарий

    Спасибо!

    Теперь редакторы в курсе.