• Летопись автоспорта
  • 1000-й гран-при: празднование «юбилея», обернувшееся пшиком

    Дэймон Хилл за рулём "Лотус 49" в Шанхае

    Дэймон Хилл за рулём «Лотус 49» в Шанхае – Auto Motor und Sport

    «Тысячный» гран-при Ф1 должен был праздноваться с размахом — интерес к «юбилею» всячески подогревался роликами и публикациями в соцсетях, обратным отсчётом, который начался ещё в прошлом сезоне, однако всё действо во время БП Китая в итоге больше походило на худший музыкальный фестиваль «Файр» (Fyre) и мало чем отличало гонку от многих других, не говоря уже о том, чтобы сравняться с теми же фестивалями в Гудвуде.

    У многих ещё были свежи воспоминания о «пятисотом» гран-при, который отмечался в Аделаиде в 1990 году шумной вечеринкой, да и не так уж и давно «Формула-1» вполне прилично отпраздновала «шестидесятилетие» во время БП Бахрейна. Но в Китае всё получилось весьма серо — под стать небу над Шанхаем. Проблема была в том, что Китай оказался просто не тем местом, где следует проводить подобные вещи. Да, трибуны были полны зрителей, однако, во-первых, давайте не забывать, что 15 лет назад их количество было гораздо больше, а, во-вторых, иностранцев на них практически и не было.

    Несмотря на то, что Большой приз Китая проводится с 2004 года, в стране так до сих пор и не сложились традиции автоспорта. А все страны, где это давно уже часть культуры, находятся от Поднебесной слишком далеко, а расстояние усугубляется слишком сложными визовыми и таможенными правилами. План пригласить всех чемпионов мира или представителей их семей, а также собрать все чемпионские автомобили на трассе, провалился. В итоге в паддоке присутствовали лишь те, кто там и так бы был в силу своей работы в «Формуле-1»: Ален Прост в качестве посла «Рено», комментаторы Дэймон Хилл и Нико Росберг, а также действующие гонщики Льюис Хэмилтон, Зебастиан Феттель и Кими Ряйккёнен. Это при том, что до сих пор живы и находятся в прекрасном здравии Мика Хяккинен, Жак Вильнёв (который предпочёл ехать в европейском НАСКАРе), Дженсон Баттон (который мог бы заглянуть на огонёк, находясь не так уж и далеко в Японии), Фернандо Алонсо, Найджел Мэнселл, Нельсон Пике и Кеке Росберг, не говоря уже о тех, кто побеждал в Чемпионате мира среди гонщиков 1950-1980 гг.

    А на трассу и вовсе выехал лишь один автомобиль прошлых лет — «Лотус 49» Грэма Хилла в спецификации Монако-1970, за рулём которого Дэймон Хилл проехал несколько кругов. Попытки привезти в Китай культовые «Мерседес W196″ или «Феррари Ф2004» обернулись провалом — слишком сложно и слишком дорого. В итоге всё историческое наследие свелось к «Уильямс FW15C» 1993 года, «Стюарту SF1» из 1997-го и «Лотусу Е20» 2012-го, двигателю с чемпионского «Макларена» 1984 года, большим плакатам с изображением уже умерших чемпионов и рисункам, кубкам прошлых лет, выставке рулей, моделей автомобилей, комбинезонов и шлемов Айртона Сенны и Михаэля Шумахера. Т.е. к уровню обычного провинциального автогоночного фестиваля, а не юбилею самых-самых, как уверяет «Либерти», гонок в мире.

    Нет, владельцы чемпионата старались — на каждом автомобиле и шлемы были наклейки в честь «тысячной» гонки. Они даже выбили из ФИА право для гонщиков безнаказанно сменить дизайн шлема на китайскую гонку (напомним, число изменений по ходу сезона ограничено). Но в итоге лишь половина гонщиков решила сменить раскрас своих головных уборов. Льюис Хэмилтон специально для китайской гонки представил эксклюзивный дизайн кепки… красного цвета: «Конечно, с точки зрения «Мерседес» это не сильно вписывалось в корпоративную культуру, но они мне разрешили».

    В паддоке продавались специальные памятные монеты, постеры и программки в честь 1000-й гонки, но пользовалось это всё небольшим спросом. Равно как и фан-фестиваль в субботу, организованный в одном из парков Шанхая, где публику развлекали автомобили Ф1 «Рено» образца 2012 года (т.е. «Лотус») и «Заубер» 2011-го, на который зачем-то нацепили хало. В итоге посмотреть на это действо не набралось даже 100 тыс. зрителей — немыслимая ситуация для подобных шоу в Европе.

    Да и сами гонщики весьма скептично отнеслись к «юбилею». Безусловно, большинство из них говорили о том, что это большая честь для них, что таким образом они войдут в историю вне зависимости от того, дебютант ты или ветеран. Многие делились воспоминаниями о гонках прошлого. Но даже эти воспоминания показали, насколько им плевать на огромную историю гонок гран-при — в лучшем случае в разговорах всплывали 1980-е. Так, Кевин Магнуссен отметил, что лучшими гонками он считает Бразилию-2008 и Канаду-2011, Феттель отметил первую победу Сенны (Португалия-1985, если кто не знает), Боттас — победу Хяккинена в Хересе в 1997-м. Тот же Магнуссен хотел бы сесть за руль «Макларен МП4/4» 1988 года, а Хюлькенберг — «Бенеттон» Шумахера, принесший ему второй титул чемпиона мира. Макс Верстаппен же отметил, что если уж ездить на чём-то из старых автомобилей, то выбирать следует технику не старше начала 1990-х: «Всё остальное слишком опасно». Ни слова о 1970-х, не говоря уже о 1960-х или 1950-х.

    Лучший же итог празднования и отношения к нему подвёл опять же молодой нидерландец: «Тысячная гонка. Это всего лишь первая гонка сразу после 999-й». Нико Хюлькенберг же поставил точку: «В нашем быстро меняющемся и поверхностном мире не стоит ожидать слишком много от этого всего. Боюсь, что очень скоро Китай-2019 станет просто очередной гонкой среди многих». Лучше и не скажешь.

    Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

    Источник: Auto Motor und Sport

    Добавить комментарий

    Спасибо!

    Теперь редакторы в курсе.