• Летопись автоспорта
  • «Сенна закончил жизнь как чемпион». Воспоминания очевидца о Гран-при Сан-Марино 1994 года

    Айртон Сенна – Daily Mail

    1 мая – день, известный многим трагической гибелью Айртона Сенны. И пускай за 25 лет мы прочли тонны воспоминаний коллег и друзей бразильца о том дне и нём самом, это – особенное, потому что автор – зритель на трибуне, который в тот злосчастный день даже по окончанию гонки не понял, какое ужасное событие произошло. Итак, слово Алану Далю (прим. ред.: изначально текст приурочен к 20-й годовщине гибели Сенны в 2014 году):

    «Трудно поверить, что прошло уже 20 лет.

    В 1994 году мой приятель Нил в свои почтенные 34 года только уволился из «Майкрософт» и уже успел устроиться в «Феррари» в отдел разработки программ по сборке телеметрии и созданию симуляторов. Я давно хотел побывать в Европе, так что решил навестить заодно друга. Я запланировал трехнедельный отпуск, кульминацией которого должен был стать Гран-при Сан-Марино, куда ехать всего час от дома Нила в Маранелло. К тому же я был большим поклонником «Феррари», так что это был шанс осуществить давнюю мечту.

    После двух недель в Нидерландах и Германии (для сведения: перемещаться приходилось на «Рено Клио 1.2», что совсем не прикольно), я отправился на поезде из Мюнхена в Болонью. Я арендовал новый «Фиат Пунто» и прибыл к дому Нила, где оказалось, что он задерживается на работе. Когда я дозвонился до него, он попросил подбросить его до дилера «Альфа Ромео», чтобы бы забрать свой новенький 155 вместо сгоревшей арендованной «Лянчи».

    Неделя до гонки была прекрасной. Каждый день на своем «Фиате» я отправлялся в какой-нибудь исторический итальянский город типа Пизы или Флоренции, а вечером мы шли ужинать в местный ресторан (Нил был истинным холостяком, поэтому питался в кафе почти каждый день). Через несколько дней к нам присоединился друг Нила Жан Клод и мы отправились в Имолу без билетов на гонку – Нил убедил нас, что проблем не будет (как же всё изменилось!). Небольшая остановка в табачной лавке, 130 долларов с каждого, и у нас были на руках «серебряные» билеты на квалификацию и «золотые», в конце стартовой решетки, – на гонку.

    Отмечу, что это была не первая моя гонка Ф1. Мы с Нилом и ещё двумя товарищами были пару раз в Финиксе на Гран-при США, но это не сравнить с гонкой в Италии. Даже во время квалификации на трибунах было много людей, большинство из которых поддерживало «Феррари». В то время квалификация представляла собой не нынешний заезд на выбывание, а длилась два дня и в зачёт шло лучшее время гонщика за все два дня.

    Мы не знали наверняка, что именно произошло с Роландом Ратценбергером.

    Наши места в квалификации были с видом на шикану Варианте Басса – как раз перед финишной прямой. Наш ряд был почти на самом верху, прямо над дикими фанатами из бельгийского клуба «Феррари имени Жиля Вильнёва». Для того уик-энда я купил телеобъектив и только приготовился сделать фото, как вдруг услышал визг шин – не отрывая взгляд от видоискателя, я быстро повернулся, настроил фокус и сфотографировал аварию Рубенса Барикелло за миллисекунду до того, как он врезался в стену.

    Мы переживали за Рубенса, но, к счастью, авария произошла прямо рядом с медицинским автомобилем, так что врачи прибыли на место за секунды. Прошли годы, прежде чем я узнал, что стал единственным кто успел сфотографировать ту почти легендарную аварию (прим. ред. — на самом деле нет).

    Авария Рубенса Баррикелло – Jalopnik

    В субботу мы приехали на вторую сессию квалификации. Поскольку Нил почти не говорил по-итальянски, мы не знали наверняка, что именно произошло с Роландом Ратценбергером, но здорово разволновались после того, как увидели его изуродованную машину и большой медицинский вертолёт, вылетевший в Болонью.

    Оглядывая назад, могу сказать, что стоящие вдоль стены обеспокоенные Ники Лауда и Жан Алези (последний не выступал в гонке из-за травмы спины, полученной во время тестов) были плохим знаком.

    Ники Лауда и Жан Алези – Jalopnik

    Только когда мы вернулись к Нилу, то узнали из новостей на телеканале RAI, что Ратценбергер погиб. Он был новичком в Ф1, никто из нас даже толком не знал, как он выглядел. Мы были в шоке. Позже мы посмотрели запись квалификации и даже в какой-то момент попали в неё крупным планом. В любой другой ситуации мы бы обрадовались, но точно не тогда.

    Сенна взял поул, за ним – Шумахер и Бергер. Ничего удивительного, ведь он выиграл два предыдущих гран-при в Финиксе, на которых я был. Должен признать, что я не был фанатом Сенны, поскольку он опередил бывшего тогда гонщиком «Феррари» Алена Проста. В общем, тогда я считал его врагом. Примерно то же я испытываю сейчас к Зебастиану Феттелю.

    В воскресенье мы отправились на гонку с некоторым беспокойством в душе. Боксы «Симтек» были закрыты, и мы уже думали, что они не будут выступать, как вдруг на трассе в последний момент появился автомобиль Дэвида Брэбема.

    На старте случилась суматоха: Юркиярви Лехто заглох, в него на полном ходу врезался Педру Лами, а в сторону трибун полетели обломки. Сразу же выехал автомобиль безопасности, и несколько кругов все объезжали этот участок, пока трассу не привели в порядок.

    Мы очень удивились, когда маршалы начали останавливать автомобили перед пит-лейном.

    После рестарта я успел сфотографировать Сенну, который ехал впереди Шумахера и Герхарда Бергера (за которого мы, конечно же, болели), и с нетерпением ждал их возвращения на следующем круге. Однако мы очень удивились, когда маршалы начали останавливать автомобили перед пит-лейном.

    Спустя некоторое время эвакуатор привез автомобиль Сенны – это не было неожиданностью, мы уже заметили его отсутствие на пит-лейне. Не скажу, что мы сильно переживали – повреждения машины казались не очень серьезными, и, в отличие от аварии Ратценберга, вертолет не вылетал с трассы.

    Прошло немного времени, и был объявлен рестарт. Мы радовались за Бергера и Николу Ларини, заменявшего Алези, и каково было наше удивление, когда Бергер заехал на очередной пит-стоп и остался в боксах. В то время это объяснили проблемой с подвеской, однако позже выяснилось, что команда решила прекратить гонку из-за эмоционального состояния Бергера – он видел аварию Сенны и знал, что его друг погиб.

    На этом драматичные события не закончились. Почти под конец от автомобиля Микеле Альборето оторвалось колесо, когда он выезжал после пит-стопа. Шина задела четырех механиков команд «Феррари» и «Лотус», после чего отскочила примерно на 20 футов и, наконец, остановилась на выезде из пит-лейна.

    В итоге в гонке победил Михаэль Шумахер, но мы больше радовались второму месту Ларини – лучший результат в его карьере в Ф1. Вместе с толпой мы отправились к подиуму праздновать. Я отметил, что в «Феррари» никто не рад, несмотря на второе место. Сомневаюсь, что в толпе кто-то знал, что случилось – слишком было шумно и весело. Никаких объявлений на английском не было, и, судя по всему, на итальянском тоже.

    Много лет я испытывал чувство вины из-за того, что веселился в тот день.

    Когда мы добрались до дома, сразу же побежали включать запись, однако перед этим решили проверить RAI. Каково же было наше удивление, когда вместо обычного списка заголовков был только один: «Senna il mort». (перевод с итальянского: «Сенна погиб»).

    Шок.

    Мы ведь видели автомобиль, он не был сильно поврежден. Мы сели, посмотрели гонку, впервые увидели аварию, попытки вернуть Сенну к жизни. RAI показал крупные кланы с вертолета, которые в BBC решили вырезать для трансляции в США. Судя по кадрам RAI, не было сомнений – он погиб. И если безжизненного тела на трассе было недостаточно, то след крови, вытекающий из-под его шлема точно не оставлял сомнений.

    Много лет я испытывал чувство вины из-за того, что веселился в тот день, не осознавая, какая трагедия только что произошла. Я наслаждался итальянским этапом, и мне было трудно смириться с тем, что в этот же момент погибли люди.

    Однако после я осознал, что Сенна тоже потрясающе проводил время. Смерть так или иначе настигнет всех, и он погиб, занимаясь тем, что по-настоящему любил.

    Я считаю, что Сенна закончил жизнь как чемпион и, не важно, кому достается титул – Айртон всегда будет чемпионом Ф1».

    Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

    Источник: Jalopnik

    Добавить комментарий

    Спасибо!

    Теперь редакторы в курсе.