• Летопись автоспорта
  • Замыкая круг. Кому на самом деле суждено спасти «Феррари» от беститульного застоя в Ф1

    Жан Алези, Жан Тодт и Герхард Бергер — 1993 год – F1 in the 1990s

    Fun Formula рассказывает о человеке, чьё имя и фамилия пока что вряд ли что-то скажут обычным болельщикам «Формулы-1», но о чьём приглашении уже сейчас стоит крепко задуматься высшему руководству «Феррари».

    ЦИКЛИЧНОСТЬ ИСТОРИИ

    Но для начала небольшая ретроспектива. Итак, «Скудерия» — легендарная итальянская команда, чей глава, патрон, высший руководитель не так давно покинул этот мир. После его смерти в руководстве команды ведётся внутренняя борьба за власть, функционеры из «Фиата» не очень понимают на кого делать ставку, и всё заканчивается назначением на пост главы человека из инженерного отдела, который сменит у руля «Феррари» неплохого кризисного специалиста-итальянца. Последнего попросят на выход из-за конфликта с лидером команды, многократным чемпионом мира, напарником которого будет пришедший на место внезапно для себя опустившегося до статуса второго гонщика ветерана талантливый и молодой по меркам эпохи франкофон, за год до этого блеснувший в составе, мягко говоря, далеко не самого лучшего коллектива.

    К этому моменту парни из Маранелло уже больше декады не завоевывают чемпионских титулов, а последняя серия побед связана с фамилией легенды, навсегда оставившей след в истории «Формулы-1». Однако прошлый сезон несколько неожиданно приносит результат куда лучше ожидаемого – второе место в Кубке конструкторов и перспективный состав гонщиков позволяет надеяться на лучшее. В то же время несколько лет назад завершилась очередная техническая эра, в чемпионате есть доминирующая команда и признанный талант за рулём её автомобиля, которого можно лишь либо любить, либо ненавидеть. Впереди же подписание нового договора согласия и новые изменения в техническом регламенте.

    Для тех, кто ещё не понял, либо не так активно следил за историей «Феррари», стоит сказать о том, что это не описание нынешнего периода существования «гарцующих жеребцов», как может показаться, а более-менее точное перечисление того, что происходило в «Скудерии» в начале 90-х, когда после смерти Энцо Феррари из-за конфликта с Аленом Простом своего поста лишился Чезаре Фьорио, на его место взяли Клаудио Ломбарди, а вторым гонщиком вместо Найджела Мэнселла стал Жан Алези.

    Как видите, время – странная штука, и его цикличность уже не раз будоражила умы историков, причём не только специалистов из сферы автоспорта, но и тех, кто ответственен за науку в гораздо более широком понимании.

    Тогда, в начале 90-х, спасением стало решение ещё достаточно молодого ставленника из «Фиата» Луки ди Монтедземоло пригласить на роль главы команды человека со стороны, человека, имевшего весьма солидную репутацию в мире автоспорта, но не так хорошо известного широкой аудитории – француза Жана Тодта. Будущий президент ФИА на тот момент имел обширный и, что важнее, успешный опыт работы в «Пежо», где сначала поднял на новый уровень раллийное подразделение, а затем довёл до титулов и французские спортпрототипы, умел руководить и не цеплялся за старое, ища новые возможности для развития.

    И раз уже мы заговорили о цикличности истории, то решили — почему бы не поискать такого специалиста и в современном автоспорте? И что интересно, мы его нашли.

    ЧЕЛОВЕК ИЗ ТЕНИ – НОВЫЙ ЖАН ТОДТ?

    Для начала, правда, стоит огласить критерии, по которым мы искали необходимого человека. Это должен был быть относительно молодой специалист с успешным как раллийным, так и спортпрототипным бекграундом, имеющий собственный спортивный опыт и занимающий одну из хотя бы более-менее высоких руководящих должностей в данный момент, однако не обладающий при этом серьёзным прошлым в «Формуле-1».

    Учитывая всё то, что происходит сейчас в мире автоспорта за пределами «формул», быстро стало понятно, что область поиска сужается, по сути, всего до одной крупной гоночной структуры – «Тойоты», в последние годы добившейся успехов на раллийном поприще и ставшей доминантой в эндурансе. Проблема заключалась лишь в одном – «Тойота» никогда особо не афишировала свою организационную структуру, выводя на свет разве что совсем уж главных действующих лиц вроде генменеджера отдела ЛМП1 Паскаля Васселона, который не удовлетворял нашим требованиям ни по возрасту (56 лет), ни по бекграунду (не занимался ралли, работал техническим директором «Тойоты» в Ф1).

    Нужный же нам человек скрывается глубоко в тени Васселона – он, что символично, француз, ему 44 года и зовут его Сириль Жордан. Известно про него не так много, но той информации, что есть в свободном доступе, с лихвой хватит, чтобы показать, что именно он нужен нынешней «Феррари».

    Жордан является выпускником Технологического университета Компьеня, по окончании учебы в котором Сириль сразу же окунулся в гоночный мир, которым всегда интересовался. С 1998 по 2002 год он занимал должность рядового инженера в «Прост ГП», отвечая за сферы механики и обработки данных, после чего попробовался на роль гоночного инженера в «Тойоте».

    Получив необходимый начальный опыт, Жордан спустя пару лет перебрался в более близкую себе сферу ралли, посвятив следующие восемь сезонов вставшему тогда на чемпионские рельсы в WRC «Ситроэну». Помимо того, что Сириль и сам садился за руль украшенных шевроном машин в гонках местного уровня, он выполнял в команде одну из ключевых функций – на плечи Жордана легли обязанности руководителя тестового подразделения коллектива в WRC, благодаря чему вечно голодный до всего нового специалист получил возможность первым воочию наблюдать инновационные технологические решения французского производителя. При этом Сириль не гнушался и сопряжённой с этим деятельности, с 2010 года постигая тонкости работы с дорожными авто в спортивных подразделениях «Ситроэна», а после и, что опять же символично, «Пежо».

    Возвращение Жордана в «Тойоту» случилось в 2014 году, когда японский производитель доверил французу разработку и обкатку своего «Яриса» — того самого «Яриса», который одержит свою первую победу в 17-м и произведёт фурор в 18-м, выиграв зачёт производителей WRC. При этом в «Тойоте» быстро поняли, какой талант заполучили в свои руки, подключив Сириля ещё и к программе спортпрототипов.

    В итоге с 2016 года француз совмещает в стане японских фаворитов ВЕКа должности гоночного инженера, руководителя отдела исследования и разработок, гоночного директора и главы тестового подразделения, выполняя как технические, так и, что куда более важно, управленческие функции в трековых условиях.

    Сам Жордан ещё четыре года назад описывал свою деятельность так: «Некоторые рабочие дни я провожу в офисе, а некоторые на трассе — работаю с механиками в поисках правильных настроек машины и анализирую данные, чтобы понять, как повысить производительность автомобиля. Основной же деятельностью является именно анализ данных».

    Забавно, что именно этого самого анализа сейчас «Феррари», пожалуй, и не хватает больше всего – регулярные ошибки в расчётах, допускаемые нынешними управленцами «Скудерии» и наиболее ярко проявившиеся на прошедшем этапе в Монако, явно демонстрируют потребность команды в притоке новых идей, особенно в свете скорой серьёзной смены регламента в Ф1.

    Понятно, что приход Сириля вряд ли даст мгновенный результат, но ведь и при Тодте работа далеко не сразу позволила прийти к чемпионству. Да и история в своей цикличности даёт время до следующего титула «Феррари» с гонщиком по фамилии Шумахер.

    Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

    Источник: Fun Formula

    Добавить комментарий

    Спасибо!

    Теперь редакторы в курсе.