• Летопись автоспорта
  • Борис Ротенберг: Сироткин купил место в “Уильямсе”? Чистая ложь!

    Борис Ротенберг: Сироткин купил место в “Уильямсе”? Чистая ложь!

    Основатель “СМП Рэйсинг” ответил на вопросы о развитии карьеры одного из подопечных российской гоночной программы.

    Основатель “СМП Рэйсинг” Борис Ротенберг ответил на вопросы о развитии карьеры одного из подопечных российской гоночной программы, Сергея Сироткина, подписавшего контракт призового пилота с командой “Формулы-1” “Уильямс”.

    – В «Формуле-1» уже были российские пилоты – Виталий Петров и Даниил Квят. Долго продержаться им там не удалось. Почему вы думаете, что карьера Сироткина в «королевских гонках» сложится удачнее?

    – Для меня перечисленные вами пилоты тоже важны. И Петров, и Квят поднимались на подиумы. То есть результат они показывали. Успех же зависит от множества факторов, на какой машине едешь и другие составляющие, которые важны в «Формуле-1». Все об этом знают. Это где-то даже политизированная история. Просто для меня переход Сироткина в «Уильямс» – это вызов. Он ведь воспитанник нашей программы. У Петрова было «Рено», у Квята – «Ред Булл». Мы, кстати, сделали очень похожую с «Ред Буллом» программу. Но у них все более жестко. 

    Мы же старались сделать для наших пилотов более обширную программу: если он не попадает в «Формулу», он может сесть в кузовную машину и попасть в те серии, где у него есть возможность проявить себя. Например, Петров тоже сейчас входит в нашу команду “СМП Рэйсинг”. То есть у нас не так, как получилось, например, с Нико Кари, который быстро выиграл нашу «Формулу-4» и его взяли в «Ред Булл». Буквально одна ошибка – и ему дали пинка под зад. Мы так никогда не поступим. Мы всегда дадим еще один шанс. Мы дорожим каждым пилотом, которого мы растим. А что касается Сироткина, то он попал в «Формулу» исключительно благодаря своему таланту, скорости, обратной связи, которую он дает просто здорово. Когда он попал в «Рено», его там так все полюбили и хвалили, потому что по настройке машины он был одним из лучших. Он с инженерами говорит на одном языке.

    – Но боевым пилотом он стал почему-то не в «Рено», а в «Уильямсе».

    – И слава богу. «Уильямс» – более исторически важная команда. Она более целенаправленно идет на результат. Сейчас все настраивают двигатели, как-то готовятся, а в «Уильямсе» мерседесовский двигатель, который они используют уже несколько сезонов и только дорабатывают его. И Сережа, когда приехал в Абу-Даби на последние тестовые заезды, не сделал ни одной ошибки на этом двигателе. Он проехал быстрее Кубицы. Это к слову о тех людях, которые говорят, что Россия купила себе место. Это чистая ложь. Парень пять лет шел к этому, начиная с того момента, как он попал в нашу программу. Финансы не могут здесь сыграть определяющую роль. Теперь все зависит от самого Сироткина. Сейчас он вошел в тот возраст, когда он уже должен показывать стабильность.

    – И все-таки, что отличает Сироткина от Квята и Петрова в первую очередь? Может, наличие поддержки с вашей стороны?

    – В первую очередь это его качества. Для всех пилотов «Формула-1» – это путеводная звезда. Вот для космонавта смысл жизни – подняться в космос, и из 100 кандидатов достигает этого только один. То же самое и в «Формуле-1». И Сироткин сейчас дошел до заветной мечты любого гонщика. Теперь он должен проявить себя на 200 процентов. Но для нас это, кстати, не главная цель. Мы изначально вообще не стремились в «Формулу-1». Я хотел сделать такую программу, чтобы у пацанов было понимание, что они могут развиваться и идти по этой лестнице вверх. И Сироткин доказал, что наша программа работает, что через нее можно попасть в «Формулу-1». И вот это наша самая главная победа – 1500 наших мальчишек по регионам увидели, что по спортивному принципу они могут стать пилотами «Формулы-1». 

    Мы ведь к чему еще стремимся? Чтобы у нас просили пилотов, а не мы предлагали. Чтобы к нам приходили и говорили: «Вот этот пилот нам нужен». Это поможет нам минимизировать затраты. Хотя сейчас деньги, которые мы платим, все равно идут на развитие машины. Это входит в наше соглашение с «Уильямс».

    – Первый пилот «Уильямса» Лэнс Стролл, его папа один из совладельцев* команды. Этот факт не сыграет против Сироткина?

    – Я считаю, что нет. Понятно, что хоть они и одна команда, но на трассе каждый сам за себя. Сережа тоже такой человек, что он все равно будет ехать на результат. Я ему тоже об этом говорю, что каждая гонка для него теперь должна быть как финальная. Хотя, естественно, мы будем помогать «Уильямсу», чтобы машина ехала быстрее.

    – А вам есть что предложить «Уильямсу» в технологическом плане?

    – Ну мы же строили свои машины. Они готовят машину сами, но у нас будут совместные проекты.

    – Ни для кого не секрет, что в автоспорте часто первому пилоту дается вся лучшая техника. Не будет ли здесь такой же ситуации?

    – Машина-то одна, здесь ничего специально не подкрутишь.

    – Двигатель установят чуть хуже.

    – Нет, такого не может быть. Каждый гонщик будет подстраивать машину под себя.

    * – распространённое заблуждение. Лоуренс Стролл является крупным спонсором команды, но среди владельцев команды в реестрах он не значится (примечание Fun Formula).

    Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

    Источник: Фонтанка

    Добавить комментарий

    Спасибо!

    Теперь редакторы в курсе.