• Летопись автоспорта
  • Спортивные директора «Феррари»: Французский раллист, наследник аристократов и все-все-все

    Маттиа Бинотто и Маурицио Арривабене

    Маттиа Бинотто и Маурицио Арривабене – Soy Motor

    Ещё в прошлом году начали ходить упорные слухи о том, что в «Скудерии Феррари» может поменяться спортивный директорсо смертью Серджио Маркионне исчез сдерживающий фактор, и внутри итальянской команды вновь началась борьба за власть. По всей видимости, у Маттиа Бинотто, технического директора «Феррари», который получил назначение на руководящую должность в отделе мотористов команды фактически одновременно с её нынешним (пока что) руководителем Маурицио Арривабене в 2014-м, перейдя с руководителя подразделения двигателей на свою нынешнюю должность после ухода Джеймса Эллисона, амбиции простираются дальше чем на техническую сферу. Если назначение Бинотто таки случится, он станет далеко не первым техническим специалистом, который возглавит «Скудерию Феррари».

    Вообще, Маурицио Арривабене также был не первым спортивным директором «Скудерии», который возглавил команду, не имея до этого практического опыта в автоспорте — если кто не в курсе, то харизматичный итальянец с 1991 года курировал автоспортивные программы табачников из «Филип Моррис». Достаточно вспомнить его предшественника, Марко Маттиаччи, который пробыл в роли руководителя команды всего семь месяцев в 2014 году, придя в неё из американского филиала «Феррари» и вернувшись обратно в США после увольнения.

    Да и один из самых известных спортивных директоров «Феррари» также был выходцем не совсем из автоспортивных кругов. Речь об Эудженио Драгони, о котором Джон Сёртис отзывался «о, этот производитель духов». Доля правды в этой характеристике есть — Драгони был выходцем из семьи парфюмеров, но ещё в 1951 году стал одним из основателей «Скудерии Сант-Амбреус», команды, которая при поддержке итальянских автоспортивных функционеров занималась карьерами молодых гонщиков. Именно благодаря этим связям Драгони в конце 1961-го и стал спортивным директором у Энцо Феррари, который после демарша своих предыдущих управленцев нуждался в свежей крови.

    Эудженио Драгони

    Эудженио Драгони – Motor Sport Magazine

    Новый руководитель привёл с собой молодых итальянских гонщиков, с которыми уже работал ранее — Джанкарло Багетти и Лоренцо Бандини, но показал себя редкой сволочью по отношению к «неместным» гонщикам. Из-за него «Скудерию» покинул Фил Хилл: американский чемпион невольно услышал, как Драгони по телефону докладывал Энцо Ферарри о результатах выступления его команды в Гран-при Бельгии — одна из самых важных обязанностей спортивного директора команды вплоть до самой смерти её основателя — по которому получалось, что исключительно Хилл, а не неконкурентоспособный автомобиль виноват в том, что «Ферарри» финишировали в гонке лишь на третьем месте.

    Четыре года спустя, вновь после бельгийского гран-при, Драгони по телефону жаловался, что Сёртис позволил соперникам лидировать 20 кругов в гонке. И ни слова о быстрейшем времени тренировок, быстрейшем круге гонки или о том, что победа была одержана в непростых погодных условиях. Это переполнило чашу терпения британца, и так висевшего на волоске после скандала о том, кто из гонщиков «Скудерии» поедет на каком шасси в Монако.

    Финальная точка была поставлена в Ле-Мане, когда Эудженио просто уведомил Сёртиса, что первый отрезок марафона поедет не он, а Людовико Скарфиотти, т.к., видите ли, его дядя, Джанни Аньелли, новый босс «Фиата», пожаловал на гонку (хотя есть и история о том, что чемпиона собирались уволить ещё в Бельгии, но там он некстати победил, и всё перенесли в Сартэ). После такого Энцо Феррари по-тихому ушёл Драгони в конце года, заменив его на уважаемого журналиста Франко Лини, так и не простив «парфюмеру» разрыв с Сёртисом.

    Вообще, спортивных директоров «Скудерии» можно сравнить в какой-то мере с Президентами США — их было достаточно много, но запомнились лишь некоторые, по тем или иным причинам. Помимо Драгони, который отметился и успехами, и скандалами, однозначно следует назвать Жана Тодта, стоявшего у руля в 1993-2007 гг., по понятным причинам, и Луку ди Монтедземоло, который вытащил «Феррари» из хаоса к титулам в 1973-1975 гг. Но нельзя забывать и о Нелло Уголини, бывшем секретаре Энцо Феррари.

    «Маэстро», как его прозвали, стал первым, кто заложил основу всем политическим интригам в «Скудерии» — открыв важность звонков Энцо после гонки, т.к. Коммендаторе предпочитал сидеть дома и очень редко выбирался на гонки. Причём Уголини занимал должность непосредственного руководителя команды дважды — до и после Второй мировой войны, в перерыве между гонками сделав себе имя ещё и в качестве успешного футбольного менеджера, принеся футбольному клубу Модены лучший для них результат в чемпионате Италии по футболу.

    Харизматичный и методичный, умеющий разговаривать с гонщиками Нелло Уголини возглавлял команду, когда Тацио Нуволари поверг немецкие команды и гонщиков во время знаменитого Большого приза Германии 1935 года, и когда Альберто Аскари громил всех и вся на гоночных трассах в 1952-1953 гг. Но мосты между ним и Энцо были сожжены, когда в 1956-м Уголини ушёл работать в «Мазерати».

    Нелло Уголини, Аурелио Лампреди, Луиджи Виллорези, Энцо Феррари и Альберто Аскари стоят около "Феррари 375"

    Нелло Уголини, Аурелио Лампреди, Луиджи Виллорези, Энцо Феррари и Альберто Аскари стоят около «Феррари 375» – Primotipo

    Ещё одним монументальным спортивным директором в истории «Скудерии Феррари» был Марко Пиччинини, занимавший этот пост десять лет, начиная с 1978 года. Несмотря на приятельские отношения с Берни Экклстоуном и Максом Мосли, Пиччинини был их ярым противником во время конфликта ФИСА-ФОКА в 1978-1982 гг., выведя из этой войны итальянскую команду как минимум без потерь. Что имело гораздо большее значение, чем недопонимание между Дидье Пирони и Жилем Вильнёвым. В последние годы жизни Энцо Феррари во всём доверялся Марко, вплоть до выбора кандидатур гонщиков.

    Кто же были остальные? Первым спортивным директором «Скудерии Феррари» был кузен Энцо, Ренцо Саракко Феррари, который в 1930-31 гг. занимал эту должность, а после конфликта со своим боссом-родственником был переведён на аналогичную позицию, но в мотоциклетной команде, которая использовала «Нортоны» и «Раджесы», где проработал ещё два года, до самого её закрытия. Его сменил Марио Лолли, которого через два года поменяли на Федерико Гиберти.

    Гиберти стал первым спортивным директором, кто задержался в «Скудерии» надолго. Что самое примечательное, большую часть времени в «Феррари» он провёл в совершенно другом статусе. Став главой команды в 1934-м, он через год уступил свою должность Уголини, оставшись работать в «Скудерии» в качестве её главного инженера. В 1947-м Федерико стал спортивным директором новой «Скудерии» и занимал эту должность вплоть до 1952-го, вновь уступив руководство Нелло Уголини, и вновь никуда не уйдя от Энцо. Гиберти был замешан в «Великом исходе» из «Феррари» в 1961-м, связанном с вмешательством жены Феррари в дела команды. Но через несколько дней он вернулся обратно, проработав в «Феррари» ещё 23 года в качестве правой руки её босса, в т.ч. сопровождая сделки с «Пининфариной» и «Фиатом» и ведя переговоры о покупке с «Фордом».

    Федерико Гиберти стоит рядом с Лампреди, Феррари и Аскари

    Федерико Гиберти стоит рядом с Лампреди, Феррари и Аскари – Pinterest

    Уголини в 1956-м сменил бывший журналист Эральдо Скулати, который недолюбливал выступавшего тогда в «Скудерии» Фанхио, а также славился вспышками гнева, которые резко контрастировали с его обычно спокойной натурой и закрытым стилем руководства — проблема в том, что Скулати плохо переносил длительный стресс. Продержался журналист у руля всего лишь год, равно как и сменивший его Мино Аморотти, бывший чуть ли не единственным, кто разговаривал с Энцо на равных, не в последнюю очередь из-за своего богатства и того, что работал в команде с 1953 по 1960 гг. бесплатно (покрывались только транспортные расходы) — «я занимаюсь этим исключительно по фану». Однако он также вошёл в историю, найдя для «Феррари» землю в Маранелло, пригодную для размещения производства автомобилей.

    Ромоло Тавони сменил Аморотти, побыв со-руководителем команды вместе с ним, поднявшись до этой должности в команде за семь лет, начав с позиции бухгалтера, а потом и пресс-секретаря команды (итальянец был бывшим журналистом). На его долю, несмотря на титулы в Ф1/Ф2/гонках спортивных автомобилей, выпал один из самых трагических периодов в истории «Скудерии», когда один за другим погибли гонщики команды Эудженио Кастеллотти, Альфонсо де Портаго, Питер Коллинз, Луиджи Муссо; финальная точка была поставлена вместе со смертью Вольфганга фон Трипса. После этой трагедии Тавони попросил Энцо снять с него полномочия спортивного директора и вновь назначить пресс-секретарём команды, в ответ получив лишь запрет на посещение похорон своего друга фон Трипса. Ромоло Тавони, который пережил всякое с командой, включая драку с недовольным уровнем подготовки «Феррари» Жаном Бера в Реймсе в 1959-м (естественно, француз был немедленно уволен), этого простить не смог и покинул «Скудерию» навсегда.

    Ромоло Тавони и Майк Хоторн

    Ромоло Тавони и Майк Хоторн – Pinterest

    Как уже отмечалось выше, в 1962-1966 гг. «Скудерией» руководил Драгони, а сменивший его Лини, хоть и пробыл у руля всего год, но сумел восстановить часть сожжённых предыдущим руководителем мостов, в частности, в отношениях с прессой. В 1968-м его место занял секретарь Феррари Франко Гоцци, сопровождавший ещё Тавони на гонках в 1950-х, которого, несмотря на преданность Энцо, сменили в конце 1970-го, переведя на должность пресс-секретаря.

    Казалось, новый спортивный директор «Скудерии» был просто создан для этой работы — у швейцарца Петера Шетти мало того, что владел степенями по экономике и политологии, так у него ещё и был опыт гонщика (в 1969-м он стал Чемпионом Европы по горным гонкам за рулём «Феррари»). Но после успешного сезона в Чемпионате мира спортивных автомобилей 1972 года Шетти предпочёл вернуться на родину, чтобы заниматься дальше семейным бизнесом. А у сменившего его Алессандро Коломбо не было ни единого шанса удержаться во главе команды надолго — инженер по образованию, он неминуемо вступил в конфликт с техническим гением «Феррари» Мауро Форгьери, и пришедшему (присланному «Фиатом») в конце 1973-го Луке ди Монтедземоло пришлось разгребать всё то, что наворотили эти двое.

    Наведя порядок и уйдя на повышение, ди Монтедземоло оставил после себя Даниэле Аудетто. Однако тот большую часть сил тратил на заискивание перед своими боссами и был смещён в конце 1976-го, что не могло не обрадовать конфликтовавшего с ним Ники Лауду. Однако знай тот, кто заменит Аудетто, радость была бы гораздо сдержанней — у Роберто Носетто, бывшего функционера итальянских автоспортивных властей, виноваты всегда были все, кроме красных автомобилей, и он был заменён Пиччиннини, после чего «Скудерия» погрузилась в десятилетие относительного спокойствия.

    Незадолго до своей смерти Энцо Феррари, по настоянию «Фиата», назначил Пьер-Джорджио Капелли новым спортивным директором «Скудерии» (Пиччинини ушёл в совет директоров компании), но тот не проработал и года, став очередным эпизодом в истории команды, равно как и Клаудио Ломбарди (вновь инженер у руля, и вновь — недолго, часть 1991-го). А вот кто явно им не был, так это Чезаре Фьорио — отличный человек и специалист, также со степенью по политологии и богатой историей успехов в ралли. Однако он был уволен после Монако’91 из-за конфликта с Аленом Простом (по иронии, француза также выгонят из команды, через полгода).

    Чезаре Фьорио

    Чезаре Фьорио – Grand Prix 24/7

    Сменивший двух руководителей 1991-го бывший пиарщик, работавший ещё при Гоцци, Санте Гедини, деливший руководство командой с советником Ники Лаудой и техническим директором Харви Постлтуэйтом в 1992-1993 гг., и вовсе выглядел временной мерой. Пока не пришёл Жан Тодт — самый успешный спортивный директор как в истории «Феррари», так и в истории автоспорта в принципе. Сменившему француза Стефано Доменикалли досталась непростая задача — удержать «Скудерию» на пике и ещё больше приумножить её славу. С чем он пытался справиться, но планка была поднята слишком высоко, и это просто чудо, что он продержался так долго у руля — почти семь лет.

    Если возвращаться к параллелям между спортивными директорами «Скудерии Феррари» и Президентами США, Драгони можно однозначно сравнить с Трампом, ди Монтедземоло с Линкольном, Тодта с Рузвельтом, Доменикалли вполне может сойти за Обаму, а Арривабене — за Кеннеди. Посмотрим, станет ли Бинотто для итальянской команды Труменом или хотя бы Клинтоном.

    Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

    Источник: "Летопись автоспорта"

    Добавить комментарий

    Спасибо!

    Теперь редакторы в курсе.