• Летопись автоспорта
  • Как футболист заправщиком стал. История Квинтона Вашингтона

    Квинтон Вашингтон

    Квинтон ВашингтонDetroit Free Press

    Его рост составляет 195 сантиметров, а весит он больше 130 килограммов. Несмотря на внушительные габариты, он довольно улыбчивый парень. Тем не менее, на фоне своих коллег он выделяется. Его фактура бросается в глаза издали. Скорее всего, когда Уилл Пауэр заезжает на пит-роуд, он ориентируется по фигуре этого огромного парня, держащего заправочный шланг и готового максимально быстро наполнить топливом бензобак своего гонщика.

    Квинтон Вашингтон всегда интересовался футболом. Ему нравилось смотреть игры НФЛ, он с нетерпением ждал “Супербоул” и, при первой возможности, хватал в руки мяч и мчался на стадион. Увлечение Квинтона постепенно переросло во что-то большее. В конце прошлого десятилетия Квинтон долго не мог решить в какой университет поступать, чтобы начать карьеру футболиста, о которой он мечтал с раннего детства. Конечно, университеты не дрались за право зачислить к себе юношу на спортивную стипендию и предоставить ему место в команде, но и не закрывали двери. Вашингтон не имел уникальных достижений за плечами, но к окончанию школы он получил награду как лучший линейный игрок штата.

    Впрочем, эта позиция не являлась дефицитной в университете Мичигана, куда Квинтон поступил в 2009 году. В команду его не зачислили, но дали возможность тренироваться. Юноша решил во что бы то ни стало доказать, что он способен конкурировать за место в команде. Квинтон изучал в университете литературу и искусство, которые должны были стать его профессией, но не меньше, чем к поэзии и прозе его тянуло на футбольное поле. В его резюме, после окончания первого курса значится “не принимал участия в играх”. Тем не менее, к концу года он смог убедить тренера команды в том, что он способен выступать на столь высоком уровне. Атлетичный и накаченный парень был готов “пахать” от рассвета и до заката, чтобы доказать “коучу”, что он не просто так находится в команде, а может принести реальную пользу.

    Заправщик в гонках “Индикара” должен быть собран и внимателен не меньше, чем остальные члены пит-бригады. У парней с домкратами есть доля секунды, чтобы устроиться поудобнее, и сменить колесо максимально быстро. У заправщика за спиной 30-фунтовый шланг и  автомат, подающий топливо под большим напором и, если он не вставит заправочный шланг в горловину бака максимально быстро и четко, то гонщику может не хватить тех самых десяти сотых долей секунды, которые могут стоить ему поражения в “топливной концовке”. Эта работа требует большой концентрации и внимания. Она словно сборка паззлов. Только в этом случае деталь у тебя одна и работать с ней надо так, чтобы даже с закрытыми глазами сделать всё идеально, а самое главное – быстро.

    На втором курсе Квинтон получил право надеть форму Мичиганского университета. Он видел себя в нападении, но тренер команды решил, что от парня будет больший толк в защите. Вашингтон не стал спорить, а просто стал играть там, где ему определили место. Впрочем, несмотря на все старания, у него не получилось стать одним из лидеров команды. Квинтон понимал, что его позиция, человека, который занимается тем, что должен отбирать мяч у соперника, не та, которая является звездной.

    Его работа на поле возымела отдачу. Из четырех лет, которые Вашингтон провел в команде Мичиганского университета, только на третьем курсе он выступил не во всех играх сезона. В остальном, не самый заметный футболист появлялся на поле каждый раз и проделывал огромный объем черновой работы, позволяя товарищам по коллективу проявлять себя.

    Члены пит-бригады Уилла Пауэра, среди которых и Квинтон Вашингтон, поздравляют своего гонщика с победой на "Инди-500"

    Члены пит-бригады Уилла Пауэра, среди которых и Квинтон Вашингтон, поздравляют своего гонщика с победой на “Инди-500”Daily Republic

    К окончанию пятого курса, когда Квинтон уже готовился получить диплом бакалавра в области литературы и искусства, встал вопрос о продолжении спортивной карьеры. Успех так и не пришел к старательному спортсмену. Карьера в НФЛ отдалилась, даже несмотря на неплохие рекомендации. Он уже заканчивал университет, его невеста Мелисса была беременна. Несмотря на это Квинтон предпринял ещё одну попытку. Они переехали в Гринсборо, Северная Каролина, чтобы Вашингтон принял участие в тренировочном лагере Оклендских “Райдеров”. Несмотря на все старания, в команду его не взяли.

    После отказа, ранним утром он сидел на кухне и жевал тост, подперев голову рукой и раздумывал о будущем. Он перебирал всевозможные варианты трудоустройства, когда в кухню вошла Мелисса. Квинтон посмотрел на неё, поморгал и внезапно выдал: Брэд Кезеловски! Мелисса удивленно посмотрела на него. До настоящего момента никто не называл её Брэдом Кезеловски. Это было странно, учитывая лицо Квинтона, расползшееся в улыбке.

    – Помнишь, я рассказывал тебе, что на четвертом курсе к нам в университет приезжал гонщик из НАСКАРа, Брэд Кезеловски? – Спросил он у своей невесты.

    – Ну, вроде бы, что-то такое ты говорил. – Замялась Мелисса, совершенно не понимая, кто такой этот Кезеловски и зачем он приезжал в Мичиганский университет.

    – Кезеловски, этот гонщик, он говорил тогда о том, что в автогонках нужны крепкие парни, что там есть тяжелая работа, которая достойно оплачивается и благодаря которой можно путешествовать по Штатам и прикоснуться к миру больших скоростей. Ну помнишь? Я же рассказывал тебе! – Сиял Вашингтон.

    Мелисса не нашлась, что ответить. Впрочем, Квинтона и не интересовала её реакция. Он бросился в интернет, чтобы узнать, где находится штаб-квартира “Тим Пенске” и как можно попасть на работу, которую предлагал Кезеловски. Спустя неделю, Вашингтон, который, в общем-то, любил автомобили, но не считал их своей страстью, постучался в офис команды Роджера Пенске, находящийся в Мурсвилле, Северная Каролина. После собеседования, которое предприимчивый парень назначил себе сам, его взяли на работу. Но рабочим местом Вашингтона стал цех по производству фиберглассового волокна.

    На обеденном перерыве он смотрел, как занимается пит-бригада и понимал, что его место должно быть там, рядом с ними. Там, где адреналин. Там, где борьба. Спустя некоторое время Квинтон работал с пит-бригадами из “Индикара”. В 2015 году, когда Вашингтон обзавелся ребенком и заимел два года опыта работы в “Тим Пенске”, он был назначен заправщиком в команду Уилла Пауэра.

    “Только иметь эту возможность – невероятное благословение. – Рассказывает Вашингтон. – Я и представить не мог, что когда-нибудь буду работать на гонках “Индикар”, причем делать это в самой сильной команде. Я обожаю то дело, которым занимаюсь. Этот вид спорта, он такой точный и детализированный. Здесь всё очень строго и дисциплинировано. Каждый из нас, членов пит-крю Уилла Пауэра должен понимать, зачем он здесь находится и какие функции выполняет. Гонки, а особенно пит-стопы напоминают мне футбол. Ты должен быть предельно сконцентрирован, когда подъезжает твой гонщик. Надо контролировать своё тело, каждый импульс, каждое движение. Когда Уилл заезжает на пит-роуд, это вызывает выплеск адреналина во мне. Мы должны работать слаженно и четко. Потому что, если мы победим на пит-роуд, то Уилл будет ехать так, как захочет. Мы знаем, что наша цель – это победа команды “Пенске”.

    В прошлом сезоне пит-бригада Уилла Пауэра выиграла соревнование среди всех пит-крю серии. Уже до этого, когда его ввели в основной состав, Квинтон понимал, что карьера футболиста закончена. Однажды он вернулся в родной город, в Южной Каролине, где когда-то начинал. Он встретил старых знакомых, которые были удивлены, узнав, что Вашингтон работает на гонках. Квинтон говорит, что не жалеет о том, что не смог пробиться через тренировочный лагерь. Сейчас он работает там, где, как он считает, ему самое место и где ему комфортно.

    “Индикар” – это моя НФЛ. – Говорит Вашингтон. – Мы отлично ладим в команде, проводим время вместе. Это моя профессия и то, что мне нравится делать”. Теперь, ко всем своим достижениям Квинтон Вашингтон может прибавить ещё одно – команда, членом которой он является, выиграла легендарную “Инди-500”.

    Иногда мы делаем то, что нам нравится и делаем это хорошо, но бывает, что в нас скрыты таланты и умения, о которых мы, быть может, не подозреваем. К сожалению, не ко всем в жизни приходит свой Брэд Кезеловски, который предлагает, казалось бы, какую-то ерунду, которая, в будущем, может стать смыслом жизни. Для Квинтона Вашингтона этим смыслом стал “Индикар”.

    Статья подготовлена на основе материалов Indycar.com и Detroit Free Press.

    Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

    Источник: Fun Formula

    Добавить комментарий

    Спасибо!

    Теперь редакторы в курсе.