• Летопись автоспорта
  • Кто станет лидером следующего поколения владельцев команд НАСКАРа?

    Роджер Пенске и Рик Хендрик

    Роджер Пенске и Рик Хендрик – ESPN

    Рекламные кампании НАСКАР делают акцент на молодых гонщиках – новых лицах в спорте, тех, к кому руководители лиги надеются привязать как новых, так и многолетних фанатов. Но проблема со “старением” в НАСКАР не ограничивается только фан-базой.

    Владельцы команд не молодеют из года в год, что приводит к вопросу – кто поведет НАСКАР за собой вне гоночного трека? Владельцы в годах явно ведут себя не на свой возраст. Многие крайне активны и почти не показывают своей усталости. 81-летний Роджер Пенске провёл на ногах все 24 часа “24 Часов Дейтоны”, превзойдя многих своих коллег, даже более молодых, и посещает множество гонок.

    В свои 80 лет, Ричард Петти остается одной из наиболее желанных целей для получения автографа, и часто бывает на гонках, где следит за действиями своего подпечного – Баббы Уолласа. Группа владельцев команд чей возраст превышает 65 лет включает в себя Джо Гиббса (77), Джека Рауша (исполнится 76 через четыре дня), Ричарда Чилдресса (72), Барни Уиссера (68), Рика Хендрика (68), Эдди Вуда (66) и Джина Хааса (65).

    Так что же случится с командами, когда их владельцы, гоночные энтузиасты, которые по-настоящему живут автогонками, больше не смогут заниматься этим? “Это замечательный спорт. – Говорит Кой Гиббс, сын Джо Гиббса и главный операционный директор в “Джо Гиббс Рэйсинг”. – Люди его любят. Я его люблю. Мои дети его любят. Я вырос на автодромах. И всё это передается из поколения в поколение. В любом спорте тебя будут встречать препятствия. И иногда они кажутся больше, чем они есть”.

    Практически каждая крупная команда имеет планы по продолжению наследия своих основателей. У некоторых уже даже были случаи поволноваться за своих лидеров – Рауш пережил две авиакатастрофы и Хендрик переборол лейкемию. Зять Хендрика, Маршал Карлсон, является президентом команды. Бывший гонщик Джефф Гордон также принимает всё более и более активное участие в делах “Хендрик Моторспортс”. “Мой зять, Маршал Карлсон, выполняет невероятные объёмы работы. – Делится Рик Хендрик. – Он у нас президент и ему всего 42 года. Гордон хочет помогать. Ещё Дэйл Эрнхардт-младший, у нас с ним партнерство в “Иксфинити сериес”. Он закончил карьеру, и у нас хорошие предчувствия по поводу этой сделки”.

    У Чилдресса есть одна дочь, Тина, которая замужем за бывшим гонщиком, а ныне вице-президентом “Ричард Чилдресс Рэйсинг” Майком Диллоном. “Она может управлять всем этим лучше меня. – Делится нынешний владелец команды. – Она управляет нашей винодельней, ещё некоторыми предприятиями. Тина – наш консультант. Поверьте мне, я слышу об этом каждое утро понедельника, иногда даже воскресными ночами”.

    У Роджера Пенске пятеро детей, но только двое проявляют активность в спорте – Грег (который управляет компанией, владеющей автодромами) и Джей (владелец “Пенске Медиа Корпорэйшн”, также владел командой в “Индикаре”). У Пенске есть несколько человек, которые отвечают за гоночные дела, включая президента “Тим Пенске” Тима Синдрика, который работает в организации с 1999 года. “Во всех компаниях Пенске происходит ежегодное планирование наследования. – Говорится в заявлении команды. – У нас сильные и опытные менеджеры на местах, которые способны руководить бизнесом”.

    Дети Джека Рауша никак не вовлечены в управление командой. Президент “Рауш-Фенвэй Рейсинг” Стив Ньюмарк сказал, что Рауш финансово структурировал организацию так, чтобы она хорошо продолжила свое существование в будущем.

    Джо Гиббс

    Джо Гиббс – ESPN

    В “Джо Гиббс Рэйсинг”, старший сын Джо – Джей-Ди помог создать команду, и практически руководил ей, когда его отец вернулся в “Вашингтон Редскинс” с 2004 по 2007 годы. Когда у Джей-Ди начались проблемы с мозговой активностью в 2015году , Джо стал более вовлеченным. Коя повысили до главного операционного директора в 2016 году, и ожидается, что именно он поведёт команду вперед.

    “Мой брат [Джей-Ди] посвятил почти всю свою жизнь этому месту и черт возьми я это место не покину. – Сказал 45-летний Кой Гиббс. – Я буду отдавать этому месту все свои силы, потому что это его наследие, это то, что он построил с моим отцом. Это очень важно для моей семьи. Я не могу предсказать будущее, но я планирую остаться здесь надолго”.

    Кой чувствует, что он готов. После окончания Стэнфорда, он работал механиком в одной из команд “НХРА”. Со временем он начал создавать свои сток-кары, участвуя в гонках с 1999 по 2003 годы. Он целое десятилетие наблюдал за подразделением Суперкросса в “Джо Гиббс Рэйсинг”. Его 15-летний сын, Тай Гиббс, участвует в гонках серии “Лэйт Модел”. “Что касается бизнеса, то это практически всё, что я когда-либо делал, всё, что я знаю с момента выпуска из колледжа. – Делится Кой. – Я не знаю, как лучше изучить это… Нет колледжа, в котором ты можешь понять, как руководить гоночной командой или понять, как она устроена. Тебе надо жить в ней. Это то, что я делал большую часть своей жизни”.

    Кой сказал, что он проводит большую часть своего времени, занимаясь командой, технической и инженерной стороной, поездками и финансами. Он позволяет своему отцу и президенту команды Дейву Алперну заниматься спонсорами и медиа. “Я не хочу стоять над душой у отца. – Поясняет Кой. – Это раздражает меня. Я не собираюсь ходить за ним по пятам. Полагаю, у него отлично получается со всеми общаться – спонсорами и прессой. Я чувствую себя комфортно, пока мой отец здесь. Он отлично работает, и я не хочу быть его тенью. Мне это неприятно”.

    Главный вопрос в том, смогут ли дети и другие совладельцы справиться, когда их отцы не смогут быть лидерами. “Риск состоит в том, что у вас не будет неординарной личности, которая останется, когда основатель команды уйдёт. – Рассказывает Эндрю Мурстейн, который выкупил большинство акций “Ричард Петти Моторспортс” в 2010 году. – Я долго думал, прежде чем вложиться в Петти, потому, что Ричард Петти только один. Что случится, когда его рядом больше не будет? Но я успокоился, зная, что Кайл может (потенциально) занять его место”. 53-летний Мурстейн является частью так называемой “молодой группы” владельцев, наравне с Чипом Ганасси (в мае исполнится 60), совладелец “Джей-Ти-Джи Догерти Рэйсинг” Тэд Гешиктер (55), владелец “Фронт Роу Моторспортс” Боб Дженкинс (55), совладелец “Чип Ганасси Рейсинг” Роб Кауфманн (53) и совладелец “Стюарт-Хаас Рэйсинг” Тони Стюарт (46).

    Конечно же, если новый владелец не захочет заниматься командой, то он всегда может её продать. Но кто захочет купить? Для тех, кто хочет попасть в спорт, эта модель не сработает. Распределение телевизионных денег в НАСКАР (65% трекам, 25% командам через чартеры, 10% ассоциации) не предоставляет достаточного базового дохода, чтобы у инвесторов была уверенность. У владельцев команд практически нет влияния на гонки по сравнению с другими видами спорта, в то время как семья Франсов, владеющая НАСКАРом, также контролирует более половины гонок в расписании. Чартерное соглашение с командами гарантирует определённые выплаты наравне с местом в каждой гонке. Эти соглашения подписаны до 2020 года, с возможностью продления до 2024, окончания текущей ТВ-сделки с “ФОКС” и “Эн-Би-Си”.

    Но эти гарантированные доходы не составляют большую часть доходов команды. Коллектив уровня “Хендрик Моторспортс” выделял более 660 тысяч долларов в гонку на Кейси Кейна в прошлом сезоне. В 2015, последнем году, когда НАСКАР публиковал информацию о призовых, Кейн зарабатывал в среднем 123 тысячи долларов за гонку.

    Роб Кауфман

    Роб Кауфман – ESPN

    “Это вызов. – Объясняет Роб Кауфманн, бывший совладелец “Майкл Уолтрип Рэйсинг”, которая свернула свою деятельность после сезона-2015. – Система чартеров сделала модель бизнеса лучше, но она всё ещё не идеальна. Она проблематична. Сейчас очень сложно найти спонсоров. Очень большой процент бюджета соревновательной команды приходит не от лиги, а от сторонних спонсоров. Когда ты смотришь на сторонний вид спорта, там большой процент бюджета приходит от лиги. А наша ситуация очень сильно давит на команды в поисках бюджета”.

    Некоторые владельцы команд НАСКАРа имеют связи вне автоспорта. Рауш владеет “Фенвэй Спортс Груп” в качестве равного партнёра. Мурстейн, президент “Медальон Файнэншл Корпорэйшн”, также владеет профессиональной командой по лакроссу. Они оба любят гонки. Джордж Джилетт, бывший владелец Футбольного клуба «Ливерпуль» и владелец “Монреаль Кэнэдиенс”, купивший “Эвернэм Мотоспортс” в 2007, вылетел из спорта меньше, чем за 4 года. Кауфман сказал, что “нет огромной очереди людей, желающих купить команду в НАСКАР” и что ему не поступают многочисленные звонки от инвесторов. “Единственная схожесть состоит в том, что это называется “командой” – эти команды, которыми ты владеешь (в других видах спорта), они постоянны как франшизы и являются частью лиги. – Говорит Кауфманн. – В НАСКАР они находятся под контролем одной семьи и имеют контракты с лигой на определённый период”.

    Мурстейн, который основал “Пропертис Эквизишн Корпорэйшн” в 2008 году, заработал 220 миллионов и решил приобрести спортивную команду. “Почти каждая команда [которую мы рассматривали] теряла деньги. – Хмурится Мурстейн. – Я думаю люди инвестировали бы даже при убытке. Но в НАСКАРе есть возможность падения [стоимости] до нуля, которой нет в других видах спорта. Вы можете купить “Хендрик Моторспортс” за 300 миллионов и они могут заработать 20 миллионов за год или потерять 20 миллионов за год. А могут потерять всю свою ценность, если спонсоры уйдут”.

    Как автолюбителю и фанату НАСКАР, Мурстейну понравилась идея привязки к такому бренду, как Ричард Петти. Его соревновательная душа хочет вернуть команду на вершины спорта. “Множество умных и успешных людей задают мне вопросы. – Вспоминает он. – По большей части о том, как здесь всё происходит. Им нравятся модель бизнеса, большие толпы и фан-база, и факт того, что нужно платить только одной звезде. Тем не менее, они не решаться сюда попасть и не потому, что это не спорт для франшиз. Нам нужно стремиться к этому, чтобы спорт стал по-настоящему привлекательным для инвесторов. При правильном подходе, команды НАСКАР могут стать даже популярнее, чем хоккейные команды. НАСКАР гораздо больший спорт с лучшими ТВ-рейтингами. Даже небольшой рынок позволяет не самым успешным хоккейным франшизам зарабатывать по 300 миллионов”.

    Мурстейн, который считает, что гонщикам недостаточно платят, но до изменения модели они не могут получить заслуженные деньги, сказал, что этому спорту стоит изменить расписание [ночные гонки в понедельник] и иметь более разнообразный состав гонщиков. Также он считает, что производство машин необходимо поставить на поток и отдать под контроль нескольким компаниям, чтобы уровнять команды. Но ответы не так просты. Список владельцев, вышедших из спорта, огромен и включает в себя таких, как Рэй Эвернэм, Тереза Эрнхардт, Даг Йейтс, Майкл Уолтрип, “Рэд Булл”, Билл Дэйвис, Кэл Уэллс и Бобби Джинн. И это только за последнее десятилетие.

    Владелец “БК Рэйсинг” Рон Дэвайн сказал, что он вложил 35 миллионов долларов в команду за 6 лет и теперь она разорилась. Владельцев, которые не покупают команду, а начинают с нуля, может ждать что угодно. “Фёниче Роу Рэйсинг” выиграли только одну гонку за первые 10 лет, а на 12 году стали чемпионами.

    “Эта система здесь уже довольно долгое время. – Вздыхает Кауфманн. – Надо начинать работу с того, что уже есть. Мы добились прогресса по её улучшению, и я думаю, что нельзя останавливаться. Нам надо придумать, как сделать этот спорт состоятельным, чтобы люди смотрели на него и могли сказать, что это жизнеспособный бизнес”.

    Это бизнес, который во многом знаменует собой переход от семейного спорта к тому, где нужно больше вложений. Есть семейные команды, которые действуют как большие корпорации. Кой Гиббс сказал, что чтобы пообедать с каждым из сотрудников, у него уйдёт больше двух лет.

    “Когда компания так вырастает становится довольно сложно сохранить семейный дух. – Говорит Кой Гиббс. – Вот, что важно для нас. Это важно для моего отца, моего брата, для меня. Это довольно сложно при росте. Но это всегда было главной целью. Мы управляем не совсем так, как множество гоночных команд. Мы – семейная команда. Мы делаем множество вещей, которые не имеют смысла в финансовом плане, но ценны для нашей культуры и наших ценностей. И это по-настоящему важно для нас”.

    Помощь в адаптации материала - Никита Романов.

    Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

    Источник: ESPN

    Добавить комментарий

    Спасибо!

    Теперь редакторы в курсе.