• Летопись автоспорта
  • Баллада о рестрикторах

    Гонка "Уинстон-500" 1987 года

    Гонка “Уинстон-500” 1987 года – Rubbings Racing

    В 1973 году Бобби Айзек рассекал алабамский воздух на “Форде”, принадлежащему команде “Бад Мур Инжиниринг”. “Талладега Суперспидвей” был заполнен до предела, болельщики создавали нереальную атмосферу. Айзек “торчал” во втором десятке, отчаянно пытаясь прорваться выше. Сезон для чемпиона 1970 года складывался паршиво. В основном он заканчивал гонки авариями, лишь изредка заезжая в топ-5. Два вторых места и ни одной победы. Гонщик продолжал борьбу, стараясь не думать ни о чем другом, когда внезапно по радио раздался незнакомый голос. Бобби клялся, что этот голос не принадлежал ни его крю-шефу, ни споттеру. “Он сказал мне притормозить. – Вспоминает гонщик”. Это был голос не из нашего мира и он требовал, что спортсмен перестал делать то, что удается ему лучше всего. После этой гонки в Талладеге Бобби Айзек не выходил на старт вплоть до следующего сезона, который он провел на парт-тайме, а через пару лет и вовсе завязал с НАСКАРом.

    Гонщики и болельщики иногда небрежно роняют фразу про “Джинкс” – существо, которое притягивает неудачи. На Талладеге действительно случалось и продолжает случаться всякое. Этот автодром совершенно точно имеет уникальную и ни с чем не сравнимую историю. Не хватит никакого времени, чтобы упомнить все события, произошедшие на этом суперспидвее. Но есть одна история, которая перевернула историю НАСКАРа настолько, что о ней нельзя не рассказать.

    Это было время, когда гоночные автомобили перестали ездить по трассам типа Дейтоны или Талладеги. Казалось, они уже не едут по покрытию автодрома а парят над ним, оторвавшись от асфальта на пару дюймов. Эти автомобили были мощны как десяток Голиафов и быстры как ракеты, покорявшие открытый космос. Они разгонялись до невообразимой скорости, а гонщики, садившиеся за руль этих монстров были сродни национальным героям. Пожалуй, они и были ими. Далеко не у каждого бы хватило смелости управлять полуторатонным чудовищем из стали, сердце которого ревёт громче, чем самый разозленный в мире лев, сцепившийся с самым бесстрашным врагом. Это было время героев которые побеждали страх только одним появлением на суперспидвеях. И именно один из этих героев стал причиной того, что мы в очередной раз почувствовали на себе. Мы вспомнили, что значит человеческая жизнь.

    В тот уик-энд, в далеком 1987 году гонщики приехали в Алабаму на гонку “Уинстон-500”. Они все были быстры, но Билл Эллиотт был быстрее всех. Он сумел разогнать свой “Форд” до 212.809 миль в час. Эта невероятная скорость не будет забыта не потому, что она была убийственно высокой, а из-за того, что произошло после квалификации, где и был показан рекорд этой самой скорости.

    Билл Эллиотт поделил первый ряд с Бобби Эллисоном и на старте вышел вперед. Он лидировал первые восемнадцать кругов гонки, но на девятнадцатом мимо него и Эллисона, сражавшихся за первое место, проскочил Терри Лабонте. Бобби Эллисон, потерявший пару позиций, стремился угнаться за соперниками, но на двадцать втором круге колесо на “Бьюике” Эллисона взорвалось и автомобиль, летевший по овалу на скорости более двухсот миль, превратился в неуправляемый снаряд, направлявшийся в сторону трибун. Автомобиль развернуло и он взмыл в воздух. Гонщик, видимо уже не надеявшийся сохранить себе жизнь просто влетел в защитные ограждения, снеся их к чертям собачьим, а детали его автомобиля словно шрапнелью выстрелили по трибунам, заполненным болельщиками. Машину с гонщиком отбросило обратно на трассу, большинство спортсменов успело среагировать, но некоторые столкнулись с Эллисоном и друг с другом.

    Сотрудники автодрома бросились устранять последствия. Кто-то оперативно восстанавливал ограждения, мысленно благодаря стальные тросы, выдержавшие сумасшедший, по силе, удар и избавившие мир автоспорта от ужасной трагедии, другие ринулись к гонщику, который остался жив и даже самостоятельно выбрался из покореженного автомобиля. В этот день сам “Джинкс”, дух неудачи, испугался и покинул трассу, благодаря чему удалось избежать трагедии.

    Авария Бобби Эллисона.

    Гонку продолжили. Мужчины и женщины, соревновавшиеся и соревнующиеся в сток-карах имеют огромное мужество и продолжают гоняться, даже глядя в глаза опасности и смерти. Заезд завершился на 178 круге из-за того, что стало темнеть. На Деге нет такого освещения, которое позволило бы соревноваться после захода солнца. На “виктори лэйн” припарковался Эллисон. Только не Бобби, а его сын – Дэйви. Но “Джинкс” не отпустил семью Эллисонов. Бобби завершил карьеру в 1988 году, попав в аварию в Поконо. Его даже успели объявить погибшим, но врачи спасли жизнь легендарного гонщика. Уже в начале девяностых Бобби Эллисона постигнет участь, об избавлении о которой молятся все родители мира. Сыновья гонщика погибнут с разницей в год. Сначала уйдет из жизни Килффорд, а позже и Дэйви. Талладега всегда собирает урожай, даже когда ты уже покинул трассу…

    Но вернемся в май 1987 года. Ещё до гонки бесстрашный Джуниор Джонсон увидевший скорость Билла Эллиотта выразил озабоченность по этому поводу. Скорость. Именно её признали виновницей аварии Эллисона. Официальные лица НАСКАРа поняли, что возможные потери от подобных аварий могут быть куда более ужасными, нежели случившаяся, поэтому без промедлений издали эдикт, в котором говорилось, что размеры карбюратора необходимо уменьшить. Команды взбунтовались. Они были готовы жертвовать чем угодно, но не скоростью. Гоночные коллективы не понимали, как можно урезать скорость, когда она является первоосновой гонок? Высшие чины и представители команд сели за стол переговоров. Им было что обсудить.

    В 1988 году, когда в Дейтоне “зажглись” зелёные флаги, на каждой машине, каждого гонщика, вышедшего на старт было одно изменение, незаметное глазу. Это была маленькая пластина, укротившая мощь и силу разъяренного зверя, спрятанного под капотами автомобилей. Рестрикторная пластина. Она ставится для ограничения доступа в воздухозаборник с целью уменьшения мощности двигателя. А это, в свою очередь, приводит к тому, что падает максимальная скорость. Эти пластины стали собственностью НАСКАРа. Ассоциация боялась, что команды, в погоне за скоростью, победами и деньгами будут обходить запреты и правила, забираясь в “серую зону” регламента. Все видели, как страшен зверь, который больше не контролируется умелой рукой гонщика. Никто не хотел повторения этого.

    Рестрикторы стали обязательным атрибутом на суперспидвеях в Дейтоне и Талладеге. Теперь, с этого сезона, мы увидим “придушенные” двигатели и в “гонке звёзд”, которая пройдет в Шарлотте. А что Талладега? Аварии как происходили, так и происходят. Столкновения – неотъемлемая часть автоспорта. Избавиться от аварий возможно только в том случае, если запретить передвигаться на автомобилях. И Талладега, и другие треки время от времени становятся местом, где происходят “биг-уаны” и массовые завалы.

    Рестрикторная пластина, ограничивающая поток воздуха, попадающий в двигатель. Именно она удерживает автомобили от скорости, превышающую 200 миль в час

    Рестрикторная пластина, ограничивающая поток воздуха, попадающий в двигатель. Именно она удерживает автомобили от скорости, превышающую 200 миль в час – Motor Racing Digest

    Тогда, в 1987 году НАСКАР вышла за двести миль в час. Гонщики заглянули за предел, который мог стать точкой невозврата. С тех пор в аэродинамике автомобилей произошло много изменений. Инженеры научились делать так, чтобы машины не взмывали в воздух при аварии. Вы можете наблюдать это, когда при столкновениях на автомобилях поднимаются специальные пластины. НАСКАР пытается сделать всё, чтобы скорости тяжеленных автомобилей не выходили за пределы двести миль в час. Что могло быть, если бы стальные тросы, отбросившие машину Бобби Эллисона не выдержали? Какую трагедию удалось избежать? Иногда лучше не думать о таких вещах. Однажды, все заглянули за грань, туда, где жизнь и смерть идут рука об руку. Туда, где грань между вздохом и тишиной незрима. Взгляд за грань обернулся тем, что один из болельщиков потерял глаз. И это низкая цена, учитывая то, что могло случиться. Но даже в нашу эру, когда гонщики, выступающие сейчас, были детьми в 1987 году, а кого-то и не было вовсе, заставляют замирать сердца по всему миру, даже несмотря на наличие рестрикторов. Но, по крайней мере, все мы знаем, где та черта, которую не стоит пересекать. И показала нам её Талладега.

    При написании статьи использовались материалы с сайтов Rubbings Racing, Road and track и Motor Racing Digest

    Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

    Источник: Fun Formula

    Добавить комментарий

    Спасибо!

    Теперь редакторы в курсе.