• Летопись автоспорта
  • Призраки Норт-Уилксборо. Часть V

    "Норт-Уилксборо Спидвей" в 2009 году.

    “Норт-Уилксборо Спидвей” в 2009 году. – SB Nation

    Часть V. БРУТОН

    В округе Уилкс, не говори о Брутоне Смите, если ты не хочешь наслушаться. “Да, он засранец. – Говорит один чиновник”. Он далеко не единственный, кто это говорил, но он резко сдает назад, дважды думая о том, хочет ли он называть Брутона Смита засранцем под запись. Как и множество людей, он всё ещё хочет говорить о Брутоне Смите.

    Но никто не хочет его выводить из себя. Некоторые люди из правительства пытались притормозить строительство дрэгвея, который он строил несколько лет назад. Если вы это сделаете, сказал Брутон, я увезу свой спидвей из Шарлотты. Прямо целиком. Поэтому те же самые чиновники назвали в честь него дорогу. И повесили баннер над треком. “Мы (сердце) тебя Брутон,” написано на нем. Брутона настолько уважают на треках, что никому не надо называть его фамилию.

    Брутон наскрёб достаточно денег, чтобы построить спидвей в Шарлотте в 1959 году, и сегодня контролирует восемь активных треков и дюжину автосалонов. К 90-м у него были сотни миллионов в распоряжении. Он налёг на НАСКАР. Он купил спидвей в Атланте в 1990 году. В феврале 1995-го , его компания, “Спидвей Мотоспортс”, стала первой компанией из сферы гонок, публично разместившей акции. И в апреле 1995 года, он заложил первый камень трека своей мечты – спидвея в Техасе. Но у Смита была большая проблема: в то время НАСКАР ограничил число гонок 32 заездами, и у Техаса не было ни одной. Смит доставал Билла Франса-младшего, нового главу НАСКАР, добиваясь гонки. Франс не поддавался.

    Когда Енох Стейли умер в 1995, Брутон Смит увидел возможность получить желаемую гонку в НАСКАР.

    Когда Енох Стейли умер в 1995, Брутон Смит увидел возможность получить желаемую гонку в НАСКАР. – SB Nation

    Когда в мае того тогда Енох Стейли скончался, Брутон увидел возможность. Он отправился к семье Комбса и спросил, согласны ли они продать половину автодрома. Он сказал, что заберёт одну гонку и в 1997 году перенесёт её в Техас. Но Дин Комбс сказал, что Брутон заявил семье о своих планах не закрывать это место. “Брутон показал картинку трека, и он выглядел как Бристоль (сегодня). Он сказал, что его желание было проводить гонку в праймтайм вечера среды.” К следующему месяцу, Джек Комбс и его семья продали свою долю за 6 миллионов. Оба отметили это бутылкой самогона.

    После этого Брутон немедленно сел в чёрный “Кадиллак”, приехал в офис Майка Стэйли и объявил, что стал его партнёром. Семья Стэйли была шокирована. Они не планировали никому продавать трек. Но затем в дело вмешалась реальность.  “Я не мог быть партнёром с Брутоном. – Говорит Майк”. Он боялся, что его превзойдёт совладелец, который был мульти-миллионером.

    А затем, в офисе Стэйли появился ещё один. Боб Бэйр построил Нью-Хэмпширский спидвей в 1990 году и пытался получить право на вторую гонку “Уинстон Кап Сериес” там. Он сказал Стэйли о своём плане. Я покупаю трек. Я забираю гонку в “Уинстон Кап”. И отдаю тебе трек обратно. Может ты сможешь проводить здесь гонки “Буш Сериес” (сейчас “Иксфинити”) и пикапов. Я не хочу этим заниматься. “Это был старый трек и он был не на высоте. – Говорит 88-летний Бэйр. – На нём мы бы даже близко не подобрались к тем доходам, которые мы собирали в Лаудоне за одну гонку. Я не думаю, что любой, купивший его, оставил бы гонки там”.

    Вдова Еноха, Мэри, была несгибаемой. Она бы не продала его Брутону Смиту.  Поэтому в январе 1996 года, семья Стэйли продала его Бэйру за 8 миллионов. “Брутон получил свою дешевле, чем я. – Говорит Бэйр. – Он пришёл сюда раньше”. После этого оба они сходили к Биллу Франсу, который окончательно согласился изменить расписание на сезон-1997. Гонки 1996 года в Северном Уилксборо стали последними.

    Водители пожимали плечами. “Привезти команду на такой трек стоит тысячи долларов – Сказал Даррел Уолтрип, владелец и гонщик в сезоне 1996года. – Даже если бы они удвоили выигрыш, всё ещё было бы сложно покрыть расходы, которые мы испытываем, катаясь по маленьким трекам. Мы бьём машины, мы встреваем в драки, характер кипит, это всё как арена. Мы не хотим уходить от наших истоков. Мы не хотим забывать людей, которые помогли нам оказаться там, где мы есть. Но время идёт. Я думаю, это называется прогрессом”.

    Помощники шерифа сказали Брутону держаться подальше от последней гонки, “Холли Фармс 400” в сентябре. Они не могли гарантировать его безопасность. На гонку распродали все билеты. Новое лицо НАСКАР, Джефф Гордон, стартовал с первого ряда, менялся местами с Дэйлом Эрнхардтом-старшим, окончательно забрав лидерство за 79 кругов до финиша. В последний раз, кубковая машина вкатилась на клетчатую крышу медиа-центра для празднования. 93 кубковых гонки. 47 лет. Всё это кончилось. “Это Норт-Уилксборо. – Сказал Гордон “ESPN”. – Я не должен побеждать в Северном Уилксборо или Мартинсвилле. Я не знаю, что происходит“.

    Джефф Гордон празднует победу в "Холли Фармс 400", последней гонке НАСКАР на Спидвее Норт-Уилксборо.

    Джефф Гордон празднует победу в “Холли Фармс 400”, последней гонке НАСКАР на Спидвее Норт-Уилксборо. – SB Nation

    Все рассчитывали, что место останется открытым в том или ином виде. Но Брутон и Бэйр, владельцы 50 на 50, не могли придти к соглашению. Они покупали не столько трек, сколько его гоночные даты, и никто из них никогда особо не хотел проводить гонки. Так трек и остался закрытым. В 2007, Боб Бэйр и его сын Генри решили, что с них хватит спидвеев, и Брутон предложил им купить их трек в Лаудоне. Когда Бэйр согласился, Брутон Смит, против своей воли, стал полным владельцем трека в Северном Уилксборо. “Он не хотел эту часть. – Говорит Бэйр. – Но я не хотел этого.  Что в нем было хорошего?”

    В последний раз, когда я там был. – Рассказал Брутон репортёру в 2009 году, – он медленно врастал в землю. Тихо ржавел как старый самогонный аппарат, брошенный в лесу”.

    Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

    Источник: SB Nation

    Добавить комментарий

    Спасибо!

    Теперь редакторы в курсе.