• Летопись автоспорта
  • Честная игра. О финише гонки в Чикаголенде

    Кайл Ларсон и Кайл Буш общаются после гонки.

    Кайл Ларсон и Кайл Буш общаются после гонки. – Zimbio

    Похоже, что эта гонка подарила миру НАСКАРа один из самых “экшеновых” финишей в сезоне. Кайл Ларсон и Кайл Буш боролись за победу. Ларсону не удалось сделать задуманное так, как он рассчитывал. Если вы не поняли, Кайл Ларсон хотел ударить машину Буша. Единственное, чего ему не хотелось, так это оказаться перед гонщиком “Джо Гиббс Рэйсинг” впереди так рано до финиша.

    “Да,  хотел находиться впереди Буша. – Рассказывает Ларсон. – Просто я понимал, что моим покрышкам, скажем так, не очень хорошо. Я знал, что мне придётся замедляться в некоторых местах и именно там у Кайла были бы отличные шансы обойти меня и уехать к победе. Я на самом деле планировал догнать его, приблизиться и замедлить настолько, насколько это было бы возможно. Я просчитался только в одном. Не стоило делать это до третьего поворота. Своим маневром я дал Бушу шанс сделать ответное движение, если он настиг бы меня в третьем повороте последнего круга”.

    Но именно так и произошло. Кайл Буш сумел удержать свою “Тойоту” после контакта со стеной и принялся контратаковать Ларсона, догнав гонщика “Чип Ганасси Рэйсинг” и ударив его в бампер. Ларсона стало заносить, а Кайл Буш проехал мимо к пятой победе в сезоне. Но и гонщик под номером 42 не сдался, а сумел отловить машину, которую понесло на траву. В итоге Ларсон стал вторым. В восьмой раз это второе место оказалось за Кайлом Бушем.

    “Я был уверен в том, что он собирается “проскользить” [Slide job – техника, применяемая при прохождении поворотов в гонках спринткаров]. – Говорит Кайл Буш о действиях Ларсона во втором повороте предпоследнего круга. – Когда он не начал “скользить”, я растерялся, потому что не понимал, что он хочет предпринять. Я, ещё, подумал: “Ну, уж в борт он меня точно не ударит”. И тут происходит удар в заднюю часть борта моего автомобиля. В общем, это движение стало катализатором. Я понимал, что если не смогу догнать Кайла сразу же, можно забыть о победе. У меня получилось подобраться к нему и я ударил его машину, напомнив о себе. В результате Кайла понесло, а я постарался удержаться на линии и доехать до финиша. По факту, я просто отыграл один гол, вернув ему мяч”.

    “Я первым его ударил. – Улыбается Ларсон. – Нет особого смысла расстраиваться. Я сам начал всё это. По сути дела, своими действиями я помахал зеленым флагом у Кайла перед носом. Так что понятно, что он загорелся желанием ответить мне той же монетой. Признайтесь, это же был отличный финиш”.

    Буш и Ларсон финишируют в таком порядке уже в восьмой раз. И каждый из них заканчивался победой гонщика “Джо Гиббс Рэйсинг”. Последнее их “бодание” пришлось на апрельский Бристоль, когда Кайл Буш использовал “бамп-н-ран”, чтобы “подвинуть” Кайла Ларсона за шесть кругов до финиша заезда. “Наверное, Кайл держал в голове эту историю. – Поясняет Буш мотивацию Ларсона. – Если бы он поступил немного иначе. Если бы он ударил меня не в заднее крыло, а просто попал бы колесом в колесо, мы бы просто сцепились бы и понеслись к финишу, поворачивая руль друг в друга. Вы должны понимать. Здесь, на трассе, каждый сам за себя. Когда я “двинул” Кайла в Бристоле, весной, я ещё подумал: “Чего-то я поторопился с “бамп-н-раном”, потому что он, рано или поздно вернёт должок”. Правда, тогда я думал только о той гонке.”

    В результате Ларсон добрался до Буша в Чикаголенде. Оба гонщика признают, что если бы не круговые, отчаянно не желавшие пропускать лидеров, то у Ларсона было бы куда меньше шансов подобраться к Кайлу Бушу. “Я без понятия, за какие места они сражались. – Рассказывает Кайл Буш. – Но дрались они так, словно это была последняя гонка сезона. Они бок о бок шли. Чистого воздуха не было и мне некуда было деваться. Один из них был внизу, средняя линия была открыта. Также я мог атаковать по двум верхним полосам. В результате как вышло? Я прхожу Райана Ньюмана по средней линии, но так, как второй поворот по этой траектории проходить неудобно, я теряю импульс. Ньюман снова подъехал снизу и, в итоге, на обратную прямую мы выходили аж трое в ряд. Мы подходили к третьему повороту, а уйти ближе к инфилду я не мог. Стенхаус, находившийся рядом со мной в тот момент, этого явно не знал. Ко всему прочему, Рики решил, зачем-то, проучить меня, выдавливая на внешнюю сторону трека. Это убило мои покрышки и уже я начал проскальзывать. Трудно сказать, действительно ли кто-то из “круговых” делал что-либо неправильно, но хватало других гонщиков, которые проигрывали круг и были более внимательными. Давайте закончим с этим”.

    В свою очередь, Кайл Ларсон избрал опасную тактику езды впритирку со стеной, дюйм за дюймом отыгрывая у Буша отставание, пока Кайл застрял в “круговых”. Адам Стивенс, крю-шеф Кайла Буша выразил восхищение способностями Ларсона после гонки, заявив, что “он потрясающе контролировал свою машину проходя в полудюйме от стены, да ещё добавляя газ на выходе из поворотов, что, вообще, немыслимо. На моей памяти таких гонщиков не было. Это тот опыт, который он получил на грунтовых овалах. А по факту, эта гонка много говорит о способностях Кайла Ларсона как гонщика”.

    После заезда Кайл Ларсон подошел к Бушу и они обсудили этот момент:

    – Я думал, ты просто подтолкнешь меня. – Сказал Буш.

    – Нет. – Улыбнулся Ларсон. – Там не было достаточно места. И у меня не оказалось выбора удержать тебя, поэтому пришлось ударить твою машину.

    – Но ты, ведь, понимаешь, что это была честная игра? – Кайл вопросительно посмотрел в глаза Ларсона.

    – Разумеется.

    Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

    Похожие посты:

    Источник: NBC Sports

    Добавить комментарий

    Спасибо!

    Теперь редакторы в курсе.