• Летопись автоспорта
  • Старая «Мазда» вместо гоночной «Тойоты». История Эмбер Бэлкин

    Эмбер Бэлкин

    Эмбер Бэлкин – Charlotte observer

    Сегодня

    В Северной Каролине зима больше напоминает осень северных широт США. Днём солнце прогревает воздух настолько, что вполне можно позволить надеть тонкую ветровку и сновать по своим делам, не боясь, что снежная буря застигнет тебя врасплох. Правда, с заходом солнца температура стремительно падает. Вечер и ночь становятся по-зимнему холодны и надетая днём ветровка не спасает, заставляя кутать озябшие руки в рукава, хватаясь изнутри за них холодными пальцами. Пожалуй, лучше всего вечером заглянуть в «Старбакс», чтобы согреться чашечкой горячего кофе. Смотреть на улицу, на которой зажглись монолитные фонари, приятнее из окна кофейни, нежели смотреть на её окна, находясь под колючим светом исполинских, мёрзлых фонарей.

    Черноволосая девушка за столиком, расположенным прямо у окна, допивает большой ванильный латте. Она уже больше часа общается с мужчиной, который положил диктофон со своей стороны потёртого стола и что-то сосредоточенно записывает карандашом в открытом блокноте. Эмбер Бэлкин, а именно так зовут девушку, смотрит в окно, вздыхает, и переводит взгляд на своего собеседника. Она буквально впивается в него взглядом. Мужчина чувствует неловкость, ведь, он задавал вопросы, а прямо сейчас эта молодая женщина явно нацелена на то, чтобы узнать что-то у него.

    — Я хочу спросить, — начинает она. Голос Эмбер, кажется, может сорваться в любой момент, но она берёт себя в руки. — Я хотела бы поинтересоваться, быть может, вы знаете двух-трёх человек, которые, возможно, были бы заинтересованы в том, чтобы стать моими спонсорами? Не знаю, может быть, есть какие-нибудь бизнесмены или богатые люди, которые любят гонки?

    Вероятно, это может показаться жестом отчаяния. Спортсменка, спрашивающая журналиста, не знает ли он обеспеченных людей, готовых вкладываться в карьеру гонщицы. Но как бы не выглядела ситуация, именно в этом вся Эмбер. Она постоянно находится в поиске. Потому что её страсть, её самая большая любовь в жизни — управление гоночным автомобилем. Она спит и видит, как будет гоняться в гонках, которые санкционированы НАСКАР. Пусть это будут даже не национальные дивизионы, а те самые «лэйт модел», которые являются одной из первых ступеней на лестнице, вершиной которой является кубок, находящийся на хранении у Джоуи Логано.

    Бэлкин сама себе маркетолог. Она является менеджером по связям с общественностью, и руководителем по рекламе. Она делает всё это в одиночку и сама же ведёт все свои социальные сети, не имея возможности прибегнуть к помощи специалистов в этих областях. Все её усилия сводятся к тому. чтобы как можно выгоднее заключить договор со спонсорами, готовых поддержать канадку в спорте, где канадцев можно пересчитать по пальцам. Ко всему прочему Эмбер является женщиной в том спорте, где до сих пор мужчин несоизмеримо больше. А, ну, да, она ещё побеждает в гонках с тех пор, как начала гоняться.

    И тем не менее, обстоятельства сложились таким образом, что Бэлкин провела 2018 год не за рулём гоночного автомобиля. Вместо того, чтобы соревноваться хоть в каких-нибудь гонках, спортсменка была занята тем, что тасовала свою маркетинговую колоду, наугад вытаскивая карты и надеялась, что хоть одна из них окажется козырной. Вместо того, чтобы поддерживать свою гоночную форму, хотя бы за рулём симулятора, девушка вкладывала всю себя в попытки заинтересовать потенциальных инвесторов своей персоной.

    Фактически, за весь 2018 год она провела лишь одну гонку. Это был седьмой этап чемпионата «КАРС Супер Лэйт Модел Тур», проходивший в Хикори. Она сумела пробиться на старт гонки, включавшей 28 участников. Эмбер проехала всего 19 кругов, прежде чем попала в досадную аварию. «Тойота» команды «Кайл Буш Моторспортс» не смогла продолжить борьбу и Бэлкин пришлось загнать автомобиль в гараж.

    Но интересно то, что она не может использовать это выступление в качестве привлечения внимания к себе. Дело здесь совсем не в том, что ей не удалось провести впечатляющую гонку. Суть в том, что Эмбер подписала контракт, по которому этот заезд был частью сделки. Согласно договору, Бэлкин должна была принять участие в новом реалити-шоу, которое должно было стать, для неё, площадкой, в которой бы спортсменка смогла бы продемонстрировать свои способности. Шоу, как предполагалось, могло бы стать, если не серьёзным шагом вперёд, но, хотя бы, гонщица могла бы попасть на «парт-тайм» в те же «лэйт модел».

    Проблема оказалась в том, что «Жёны гонщиков», передача, которую должен был показывать канал СМТ в начале января, оказалась убрана из сетки вещания. На данный момент не очень понятна судьба шоу, а вместе с тем не очень понятна судьба Эмбер Бэлкин.

    Эмбер с отцом

    Эмбер с отцом – Сharlotte observer

    Позавчера

    Эмбер Бэлкин родилась 7 марта 1992 года в Виннипеге, провинция Манитоба. Канадка родилась, буквально, с бензином в венах. Её дедушка по линии матери, Лу Кеннеди-старший гонялся в спринткарах и сток-карах. Его карьера была довольно успешной. Лу добился того, что стал самым «побеждающим» автогонщиком из Канады. В 2011 году его ввели в «Зал славы автоспорта» Манитобы. Дядя Эмбер — Лу Кеннеди-младший, тоже гонялся в спринткарах. Отец спортсменки, Майк Бэлкин до сих пор гоняется на грунтовых овалах в категории «лэйт модел» в Канаде и США. Майк работал в телекоммуникационной компании днём, а после рабочего дня занимался своим гоночным бизнесом и участвовал в заездах.

    «Наверное, вы думаете, раз я росла в такой «гоночной семье», мне с самого детства была уготована карьеры гонщицы? — Улыбается Эмбер. — На самом деле это не так. Папа не очень-то горел желанием подпускать меня к гоночной технике. Поэтому, мне, в буквальном смысле, приходилось умолять его разрешить мне попробовать. Отец рассказывал, что сразу после моего рождения они с мамой должны были ехать на гонки, поэтому им пришлось взять меня с собой и они купали меня в раковине дома на колёсах».

    Разумеется, нет ничего удивительного в том, что девочка, окружённая гонщиками и гоночной техникой, стала проявлять интерес к этой сфере. Бэлкин признаётся, что была шокирована отказом отца о возможности начать гоняться. Эмбер вспоминает, что это противостояние длилось не один год. В результате, потребовалось вмешательство третьей стороны.

    «Моя мама, будучи девочкой, тоже хотела участвовать в гонках. — Рассказывает Эмбер. — Её отец не позволил ей заниматься этим делом. Что в семье моей мамы, что в семье папы считалось, что гонки — сугубо мужское занятие и девочкам там не место. Однажды, когда я получила очередной отказ от отца, мама поднялась и сказала, что «ты не можешь поступить с нашей дочерью, как мой отец поступил со мной. Если Эмбер хочет попробовать себя в гонках, ты обязан позволить ей сделать это». Да, именно так она и сказала».

    Несмотря на заступничество матери, отец Эмбер разрешил её участвовать в гонках поставив два, казалось бы, невероятных условия. Маленькая спортсменка должна была сама найти спонсоров для своих гонок и она должна принимать активное участие в настройке и починке своего гоночного автомобиля. Майк оправдывает себя тем, что только так он мог убедиться, что Эмбер действительно заинтересована в участии в гонках, и что это не является блажью.

    Как оказалось, блажью здесь и не пахло. Эмбер довольно сносно разбиралась в технике. Для десятилетней девочки её знания в этой области были великолепными. Проблема заключалась не в технической составляющей. Девочке пришлось приложить много усилий, чтобы собрать деньги, позволяющие участвовать в гонках. Она начала «бомбардировать» друзей и спонсоров своего отца. Это было, наверное, самым простым и очевидным решением, но Эмбер не ограничилась этим. В какой-то момент она собрала все свои коллекционные наклейки, которые копила на протяжении всей жизни, арендовала место для продажи, да и продала их все. Благодаря этой коллекции Эмбер смогла заработать необходимое количество денег для участия в гонках.

    С 10 до 15 лет Бэлкин соревновалась в картинге на грунте, побеждая мальчишек в своей родной Манитобе. В 16 она перешла в спринткары и здесь её соперниками выступили мужчины, многие из которых годились её в отцы. Само собой, она не стала «громить» всех с первой же гонки. Но Эмбер Бэлкин стала первой женщиной, выиграть чемпионат Манитобы по гонкам спринткаров на грунте. После окончания колледжа, в 21 год, Эмбер перешла в серию «Нортерн Аутло Спринт Асошиэйшн». В первый же сезон в новом для себя чемпионате, где использовались более мощные автомобили по сравнению с теми, которыми она управляла ранее, Эмбер сумела добиться звания лучшего новичка сезона. В том году, в 2014-м, она была единственной девушкой на всю гоночную серию.

    Этот успех позволил Эмбер попасть на тесты программы «В погоне за разнообразием». Она не стала участницей программы по развитию. Туда были отобраны другие кандидаты. Несмотря на это спортсменка загорелась идеей попасть в гонки сток-каров. Но для того, чтобы попасть в этот мир, Эмбер требовалось куда больше, чем успешная продажа наклеек. Спортсменка рассказывает, что была необходима сумма в сто тысяч долларов, чтобы была возможность продолжать следовать за мечтой.

    Завтра

    Эмбер тянет рукава свитера ногтями и обнимает чашку с латте, пока она горячая. Спортсменка прикусывает губу и задумывается. «Нет, конечно, я понимаю, что многие люди продолжают думать о том, что женщины не могут быть также хороши за рулём гоночного автомобиля, как и мужчины. — Опускает глаза гонщица и улыбается. — Да вы и сами понимаете, что это полная ерунда. Специфика заключается в том, что мы — редкость. Понимаете, когда Даника попала в Кубок, о ней говорили столько же, сколько о Тони Стюарте или Брэде Кезеловски. Причём независимо от того, какое она там место занимала. Вы понимаете, дело не в результатах было. Дело в том, что Даника была другой.  Просто поставьте меня в один ряд с двадцатью другими гонщиками и всё равно будут заметны различия. Я буду выделяться длинными волосами, подведёнными глазами и фигурой. Я думаю, всё-таки, спонсору интересно с тем, кто выделяется. Интересно с тем, кто может дать нестандартную экспозицию, а не быть очередным белым парнем из Техаса».

    Да, определённо, можно считать, что в этом спорте есть своеобразное «правило Патрик». Стоит только где-то заговорить о женщине, которая, так или иначе связана с гонками сток-карами, Даника Патрик будет упомянута в ста процентах случаев. И это при том, что начиная с сезона-2018 спортсменка завершила активную карьеру. Нет ничего удивительного в том, что черноволосая и подтянутая Эмбер становится дополнительным катализатором упоминания Даники Патрик. Интересно, что в школьные годы Эмбер не делала яркого акцента на своей женственности, предпочитая мешковатые свитера платьям и кроссовки — туфлям на шпильке.

    Теперь ситуация поменялась коренным образом. Эмбер говорит, что её раздражают комментарии в «Инстаграме», когда она выкладывает какую-нибудь фотографию не в гоночном комбинезоне. «Они пишут, мол, посмотрите, платье напялила, губы накрасила, туфли на высоком каблуке надела. — Говорит спортсменка. — А мне нравится то, что я ношу в повседневной жизни. Вот объясните мне, как то, что я участвую в гонках, в этом «мужском» спорте, должно влиять на мою гендерную принадлежность? Я что не могу быть девчушкой из-за этого? О, вот кто я. Я — девчушка.

    Буду откровенной, я часто хожу по тонкой грани. Я стараюсь максимально использовать свою женственность, свой образ в своих интересах. — Продолжает она. — Но справедливости ради, я не переступаю эту черту. Всё-таки, я не фэшн-модель, а гонщица. Когда я приезжаю на автодром, надеваю гоночный комбинезон, я становлюсь другим человеком. Потому что там — моя работа. Понимаете, о чем я говорю? Вы, вероятно, на работе явно не также выглядите, как, например, дома с детьми? Не правда ли? Когда я надеваю шлем и гоночный комбинезон, кого должно волновать, накрасила ли я губы и подвела ли глаза? В это время я — гонщица. Вот и всё».

    Эмбер Бэлкин

    Эмбер Бэлкин – Charlotte observer

    Вчера

    Первый большой прорыв в карьере спортсменки произошёл в 2016 году, когда она смогла подписать контракт с «Ли Паллиам Перфоманс». В апреле 2016 года она впервые смогла выступить в гонке, которая проводилась под эгидой НАСКАР. В том сезоне она приняла участие в 12 гонках «Уэлен Олл-Эмерикэн Сериес». Эмбер 11 раз попадала в топ-5. Семь раз она завершала гонку в тройке сильнейших. Она стала первой канадкой, сумевшей победить в гонке, санкционированной НАСКАР. В конце сезона она была награждена как лучший новичок сезона.

    Эмбер рассказывает, что тот успех привлёк внимание большого количества людей. Спортсменке казалось, что вот, жизнь начинается и теперь всё у неё будет отлично. Тем более, что на неё обратили внимание в «Тойота Рэйсинг Девелопмент». Но, вопреки ожиданиям Эмбер всё оказалось сложнее. Сначала сорвалась одна сделка со спонсорами. После — вторая. В 2017 году количество инвесторов не прибавилось и Эмбер смогла насобирать денег всего на четыре гонки. Три из них прошли в «Уэлен Олл-Эмерикэн Сериес», а одна пришлась на Восточный дивизион НАСКАР.

    Для молодых гонщиков участие в программе развития — лучший из возможных вариантов. Владельцы команды покрывают расходы за счёт спонсорских соглашений, которые заключены именно с командой. А если спортсмен приводит дополнительных спонсоров, то это становится отличным бонусом в развитии его карьеры. Но гонщикам, которые пробиваются не через программы поддержки, приходится очень сложно. По словам Эмбер и других спортсменов, оставшихся без участия в программах развития молодых гонщиков, провести сезон на «фулл-тайме» без спонсоров — невозможно. К примеру, чтобы провести полноценный сезон в региональном дивизионе НАСКАР желательно иметь 750 тысяч долларов. Разумеется, это в том случае, если гонщик хочет быть конкурентоспособен. Что касается АРКА, то «ценник» на полный сезон в топ-команде может доходить до полутора миллионов долларов.

    Найти спонсора на весь сезон, не находясь ни в каких программах поддержки или программах развития — невероятно сложная задача для тех, кто не имеет тугого кошелька или не может заключить невероятно выгодное спонсорское соглашение. Поэтому, вполне нормально, что некоторые спортсмены проводят неполные сезоны, договариваясь с конкретными спонсорами на конкретную гонку. Наверное, логичным будет считать, что компания из Флориды будет больше заинтересована в гонщике, который выставиться на гонку именно во Флориде, чем в Висконсине.

    Но иногда, как в случае с Бэлкин, друг друга поддерживают земляки. В её случае это «Глен Маклеод и сын лимитед», которой владеет Джим Грегг. По его словам, он не получает никакой прибыли для своей автотранспортной компании от выступлений Эмбер в Шарлотте. Грегг говорит, что его компанию там никто не знает и никогда не узнает, так как он является исключительно канадским грузоперевозчиком. По словам Джима, им движет желание помочь землячке, которая решила «покусаться» в мире, где правят мужчины.

    Конечно, Эмбер безмерно признательна Греггу за помощь, но даже его компания не может позволить Бэлкин исполнить её рождественское желание — принять участие в тестах и гонке серии АРКА в Дейтоне. Для того, чтобы попасть на тесты и в гонку спортсменке необходима сумма в 90 тысяч долларов. К концу осени, когда она получила роль в «Жёнах гонщиков», у неё была половина от требуемой суммы.

    Первая серия реалити-шоу, которая была снята осенью концентрировалась на желании Эмбер попасть в НАСКАР. В эпизоде приняли участие Саманта и Эшли Буш (супруги Кайла и Курта Бушей), а также жена Остина Диллона Уитни.

    Суть его состоит в том, что Саманта Буш, совладелица «Кайл Буш Моторспортс» убеждает своего супруга в необходимости предоставить шанс Эмбер. По словам Саманты, Эмбер очень амбициозная девушка. Кроме того, супруга Кайла знакома с ней уже не один год и, по её словам, когда у них зашёл разговор о том, чтобы как-нибудь попробовать дать шанс девушке, Саманта настояла на кандидатуре Эмбер. Первый эпизод шоу как раз должен был показать, как Эмбер удалось проехать одну гонку за «Кайл Буш Моторспортс» в «лэйт модел».

    Но совсем недавно канал СМТ перенёс релиз ближе к лету 2019 года, что люди, вкладывавшие деньги в дебют Бэлкин в АРКА, были вынуждены выйти из игры. «Это сдвинуло мои планы на полгода назад. — Сказала спортсменка».

    Послезавтра

    У Эмбер, как гражданки Канады, пятилетняя «атлетическая» виза, которая истекает в 2022 году. Она имеет право заниматься спортом в США, но не может, официально, устроиться на работу. В какой-то степени ей помог контракт с телеканалом СМТ, но он, разумеется, не покрывает всех расходов. Эмбер является лицом компании, которая продаёт протеин. До 2018 года она сотрудничала с шинной компанией. Всё это, разумеется, было на территории Канады. В прошлом году она и вовсе жила у друзей, пока её парень — Джордан Ривз не переехал в США. Он был лайнменом в «Канадской Футбольной Лиге», но в межсезонье переехал в Америку. Пара осела в Хантерсвилле, что позволило Эмбер немного перевести дух.

    Всё свободное время Бэлкин посвящает поиску спонсоров. «Знаете, я не одна такая. — Откровенничает девушка. — В США так много талантливых гонщиков, которые хотят участвовать в гонках, но не имеют возможности. Найти спонсоров — невероятно сложная задача. От тех, кто закончил с гонками я отличаюсь лишь тем, что, почему-то, до сих пор не сдалась».

    Проблема Эмбер заключается ещё и в том, что она не может постоянно тренироваться. Если баскетболист может найти себе площадку без особых усилий, бейсболисту будет достаточно перчатки, биты и немного пространства, то у автогонщицы всё не так просто. В 2018 году, после выступления за «Кайл Буш Моторспортс», она больше не садилась за руль гоночного автомобиля. Всё, что у неё есть сейчам — «Мазда Трибьют» 2004 года выпуска.

    Эмбер выходит из «Старбакс» поправляет волосы и обходит свою машину. «Этот автомобиль стоит две с половиной тысячи долларов. — Хмурится Эмбер. — Когда я говорю, что это настоящая борьба, я, ведь, не шучу».

    Она смотрит на видавший виды автомобиль. Её взгляд устремился на небольшой бугорок на капоте. Она аккуратно подковыривает его ногтем и через краску пробивается рыжая ржавчина, медленно поедающая корпус её автомобиля. Эмбер поднимает голову, холодный ветер развевает её пряди. она застёгивает верхнюю пуговицу на куртке и улыбается той самой ослепительной улыбкой, которую можно увидеть в её «Инстаграме».

    — Смотри, уже гнить начала. — Говорит Эмбер. — Ну, сейчас, хотя бы, эта машина может доставить меня из точки А в точку Б. Как только я смогу вернуться за руль гоночного автомобиля, быть может, я смогу позволить что-нибудь получше.

    Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

    Источник: Charlotte observer

    Добавить комментарий

    Спасибо!

    Теперь редакторы в курсе.