• Летопись автоспорта
  • Майк Хармон: Переход явно испортит нам настроение, но будет лучше для команды

    Майк Хармон, 60-летний гонщик из Алабамы уже не первый десяток лет соревнуется в “Иксфинити Сериес”. На протяжении всего периода существования его команды, коллектив Хармона постоянно находится среди аутсайдеров, за редким исключением пробиваясь в топ-20. Он никогда не выигрывал в гонках, никогда не попадал в топ-5 или топ-10. За всю жизнь Майк Хармон пролидировал всего три круга. Несмотря на всё это он продолжает упорно сражаться с ветряными мельницами и не хочет сдаваться. Радио “Сириус Икс-Эм” сделало этого уникального человека гостем своей программы.

    Ведущий: Мой друг, Майк Хармон, сейчас бы где-нибудь гонял, проводись нынче гонки. Так ведь, мистер Хармон? 

    Майк Хармон: Конечно я был бы там. Провожу на гонках каждый день, если есть возможность. (смеется) 

    В: Ну ты этим немало дней занимался. Сколько тебе лет было, когда ты впервые поучаствовал в гонке? 

    МХ: Хмм… 15. 

    В: 15? И где и на чем была гонка? 

    МХ: Шевроле 56-го года на “Мидфилд Спидвее” в Алабаме. 

    В: ”Мидфилд Спидвей”… Это в какой части Алабамы? 

    МХ: Он чуть южнее Бирмингема, да, в 5-6 милях от старого трека в Бирмингеме. Там я впервые увидел гонщиков в деле, включая легенду Бобби Аллисона. 

    В: Я тут недавно был на “Сноуболл Дерби”, поговорил с людьми, которые выросли, гоняясь в том районе, и… и… И я вам скажу, когда дело доходит до гонок сток-каров, то в стране не найти больших фанатов шорт-треков, чем в Нэшвилле. Согласен с этим? Я же знаю, ты с этим местом связан. 

    МХ: Полностью согласен. И учитывая, что нам доводится заниматься этим почти круглый год, вырасти там – значит быть окруженным гонками.  

    В: Именно. И этот Мидфилд, так ведь? Вот, Мидфилд, это грунтовый трек или асфальтовый? 

    МХ: Асфальт. 90% моих гонок были на асфальте. 

    В: Что тебя побудило на эту гонку в 15 лет? У тебя этим занимался отец? Братья, кузены? 

    МХ: Мой отец немного гонял, довольно редко, но все же. В детстве он со мной как нянчился – он брал меня в гараж, сажал за руль своего старого “модифайда”, а иногда еще звал мать и говорил: “Пацан на своем месте!”, так что у меня и выбора особо не было. Я помогал работать над машиной и, знаешь, мечтал когда-нибудь сесть за руль. И где-то лет с 4-5 это все, чем я хотел заниматься. 

    В: И ты все время зарабатывал себе этим на жизнь или чем еще занимался, чтобы заработать на пропитание? 

    МХ: Ну я проработал в доках 10 лет, и с тех пор только занимаюсь гонками на полном расписании. Я еще 4-5 лет управлял одной компанией, связанной с *неразборчиво*, но потом вернулся в гонки. 

    В: Какой компанией, как ты сказал? 

    МХ: Дааа, *снова неразборчиво*. Даже с таким был связан. Многовато займов. 

    В: Еще раз, связана с чем? 

    МХ: С гробами. Делали цементные коробки, чтобы гроб в могиле не тонул. 

    В: А, с этими штуками. Я просто не расслышал, теперь понял, о чем ты. Это… Довольно интересное предприятие. 

    МХ: Да, это было… Я даже толком не знаю, как я с этим связался, но я все равно параллельно гонялся на полном расписании и был менеджером тут. 

    В: Я так понимаю, что в первую свою гонку в НАСКАР ты попал именно в машине “Буш”? 

    МХ: Да, 1992 год. 

    В: 92-й… И где ты дебютировал? 

    МХ: Ну мы планировали попробовать в Хикори, но дебютировал я на треке Саут-Бостона. 

    В: Саут-Бостон… Отличный старый трек для дебюта, для первого старта в НАСКАР, так ведь? 

    МХ: Ну мы там явно не потерялись. 

    В: Красавец, красавец. Был ли у тебя хороший спонсор на начале? 

    МХ: Мы тогда выдернули Рэда Фармера, чтобы он у нас стал крю-шефом… Ну в те времена в Алабаме было множество машин из “Буш Сириес”, полно команд… Хотя если честно, тогда у нас было больше денег, чем сейчас. (смеется). Надо было знать нужных людей, смекаешь? 

    Хармон перед гонкой в Шарлотте с военнослужащими ВС США

    Хармон перед гонкой в Шарлотте с военнослужащими ВС США – "Твиттер" Майка Хармона

    В: А как Рэд оказался у тебя крю-шефом? 

    МХ: Он был в какой-то степени мне близок, жил в 6-7 милях от меня. Иногда мы с ним встречались на треке. Когда мне было лет 5, я смотрел, как он гоняется. Однажды я видел, он сломал ногу, но так хотел набрать очки в “Модифайдах”, что поехал гонку с полностью загипсованной ногой. Его посадили в машину, и он поехал. И я уверен, что он выиграл. Он тогда стал моим героем, мы несколько раз друг против друга гонялись, и когда я его обогнал, чувствовал себя так, будто выиграл “Дейтону 500”. Мы потом стали друзьями, когда мне был нужен крю-шеф, я знал, что у него есть опыт, так что я предложил ему местечко. 

    В: Ты сейчас заставил меня задуматься. Я помню Рэда в паре гонок в “Буш Сириес”, но так ли он много их проехал? Нам сейчас может сообщат, но все же. 

    МХ: Ну он не так много проехал, лишь некоторые, не уверен сколько, он больше был крю-шефом. Он был эдаким наставником Дэйви Аллисона и все еще участвовал в гонках, когда Дэйви начинал, поэтому он за них тоже поездил. 

    В: Да, нам тут дают информацию. Рэд проехал две гонки в “Иксфинити” в 92-м за команду Дэйви Аллисона. Думаю, я помню его гонки, лучшим результатом тогда стало 17-е место. Ну… Он был хорошим парнем, к которому можно было обратиться в любую минуту. Старина Рэд только о гонках и любил разговаривать, ну может еще о будущих звездах. 

    А ты когда-нибудь пробовал грунтовые гонки? Ты сказал про 90% на асфальте, но ты пробовал когда-нибудь грунтовые треки, вроде того, что в Талладеге? 

    МХ: Несколько раз я был за рулем на грунте. Когда я травмировался, Рэд садился в мою асфальтовую машину, а когда он пострадал в том крушении вертолета, то посадил меня в свою грунтовую. И вот несколько раз я на ней катался, все было нормально, но я больше по асфальту. Я еще в Спрингфилде как-то катался на “миджетах” и мне было весело. Я конечно не получил, чего от меня требовали, потому что гонка была за очки, но зато веселился. Это не похоже на какою-нибудь асфальтовую машину с перебором управляемости, потому что ей сложновато управлять, тут все совсем не так. 

    В: А теперь я задам тебе несколько… Давай так. Сколько тебе сейчас лет? 

    МХ: Будет 61 в январе. Но выгляжу на 21. (смеется)

    В: Да-да, мы каждые выходные по десятку раз на треке встречаемся, здороваемся, я вижу, куда ты ходишь, ты – куда я. И я вижу, что у тебя выходит довольно много упражнений. 

    В следующем году решетку сократят с 40 до 38 машин. Тебя это как-нибудь коснется? Придется ли тебе как-нибудь менять подход в этом году? 

    МХ: Ну может немного. Когда ты видишь эти изменения на бумаге, у тебя в голове десятки мыслей, но надо просто делать и смотреть на то, как все поменяется. Если бы я голосовал по этому поводу, то, наверное, не стал бы голосовать за, но это все может сработать и в лучшую сторону. Надо ждать и смотреть. Я пока точно не знаю, как сильно они изменят структуру, размеры призовых и остальное. Я об этом сильно волновался, когда урезали с 43 до 40, но это никак нам не повредило, только срезало часть тех, кто сразу паркуется, и надеюсь, что в этот раз будет тоже самое. Может недосчитаемся еще пару “парковщиков”. Надо смотреть, не собираюсь критиковать НАСКАР заранее. Могу быть не всегда согласен, но не буду критиковать, пока не увижу. 

    В: Ну тем более ездить гонки или нет – выбор ваш, никто не заставляет. 

    МХ: Гонки на “модифайдах” научили меня, что если ты организаторы выставляют призовые, а ты их не получаешь, то все в порядке, если не выставляют, но ты выезжаешь на старт – вина твоя. 

    В: Именно. А теперь про композитные шасси. Как их появление повлияло на “Майк Хармон Рейсинг”? 

    МХ: Ну все станет гораздо проще, когда мы получим дополнительные инвестиции, а так я был расстроен, что мы выступали не так хорошо, как раньше, а мы выступали с металлическим шасси, которое было на 120 фунтов тяжелее. И потому что у нас не было средств на переход, все оказалось в довольно плачевном состоянии. Этот переход… Он явно испортит нам настроение на весь этот сезон, но будет лучше для команды в долгосрочной перспективе. 

    В: То есть вы все-таки полноценно используете композитные шасси или все еще переходите? 

    МХ: Да, это обязательно. Металлические запрещены. 

    В: То есть у вас нет выбора, понял. 

    МХ: Наверху подумывали оставить их на Дейтону и Талладегу, но передумали, так что металлические на свалку. 

    В: Тогда сколько у тебя машин сейчас готово к гонке? Я знаю, ты все еще работаешь над ними. 

    МХ: Ну сейчас я в процессе покупки трех композитных и еще на двух мне надо поменять шасси. 

    В: А что насчет пикапов? Будешь чем-нибудь заниматься в пикапах в этом году? 

    МХ: Чтож… У нас есть 4 пикапа, и они сейчас у меня не в приоритете, но по возможности наверное будем заглядывать. Но тут у нас конечно еще есть проблема с нашим уровнем что там, что тут. Мне кажется, что мы замедлились и я уже не знаю, кого мы должны обгонять, с кем быть на уровне. То есть конечно бороться с “Пенске” или “Джуниор Моторспортс” мы не сможем, но надо определить хотя бы примерный уровень. Мы не последняя команда на решетке – остановимся на этом. 

    Хармон на встрече с болельщиками

    Хармон на встрече с болельщиками – "Твиттер" Майка Хармона

    В: Сейчас я скажу то, что говорил уже многим, но я ценю то, что вы делаете. То есть ты управляешь целой командой, которая любит свое дело, привозишь на гонки достойную машину, и я вижу, что ты делаешь все возможное для этого. Но у меня такой вопрос: в какой момент времени Майк Хармон станет простым бизнесменом и владельцем команды, а за рулем окажется кто-то другой? 

    МХ: Тут суть даже не столько в бизнесе. Если кто-то сможет привести спонсоров, помочь улучшить команду, помочь нам расти – то я только за. Но знаешь, что касается… Я не должен быть за рулем каждый раз. То есть после Бристоля и той аварии я вообще каждый раз за руль с трудом садился. Я говорил себе: “Ты обязан”. Но сейчас это позади, но пока не появится гонщик со спонсорами, я буду участвовать в гонках сам. Мне это все еще нравится, я этим наслаждаюсь, я уверен, что выжимаю из машины все, и я строил команду, в основном занимаясь контролем, в частности имущества. Потому что если я не на треке, не за рулем, мне начинает казаться, что я этот контроль упускаю. 

    В: Понимаю. Но сейчас звучит так, что хоть ты и смотришь на то, что делает Морган Шепард, и на протяжении скольких лет он это делает, но если кто-то придет с мешком денег и хоть каким-то умением, то ты не станешь упираться и уступишь место, вот так это звучит. 

    МХ: Именно так. И если этот кто-то захочет к нам по правильной причине, например гоняться и быть центром внимания, то мы быстро договоримся. И тут немало зависит как от умения жать на педали, переключать передачи и поворачивать, так и суммы, которую этот гонщик может нам добавить. 

    В: А кроме гонщика с мешком денег, который не пролезет в дверь твоего дома – что еще нужно тебе? Одна вещь, которая серьезно все изменит. Не считая того же мешка денег. 

    МХ: Ну мне бы пригодился кто-нибудь с большим опытом, чтобы как следует научить моих ребят, персонал, бизнес-стороне всего этого. Это серьезно бы меня разгрузило. И знаешь… Если ты не находишь правильное применение даже огромной сумме денег – ты ее спускаешь в никуда. И персонал так же важен, как и деньги, ведь им приходится платить. Это – две главные составляющие. И как бы от нас люди уходили и к Хендрику, и к Пенске, и о них нас спрашивали. И частично это потому, что я учу их – мы умеем делать то, что мы делаем, но при этом мы можем если что научиться и бизнес-части. Они же не смогут поменяться местами, потому что не знают машину от бампера до бампера, не знают, как приготовить машину к гонке и вообще все это делать. И вот как бы в “Майк Хармон Рейсинг” они учатся такой универсальности. 

    В: Об этом больше нет вопросов. И у тебя в этом году были спонсоры, и наверняка в это время года ты благодарен им за то, что они тебе дали. 

    МХ: О да, я ценю любую помощь, которая как минимум мне дает добраться до трека и люди даже не подозревают, как много труда уходит на это. И я благодарен за то, что я могу выезжать на трек и даже держаться неподалеку от машин, у которых спонсорские контракты на 6-7 миллионов. Но в гонке ты никогда не будешь доволен чем-то кроме победы. Поэтому мы хотим выступать лучше. У нас в этом сезоне были разные спонсоры – на гонку, на две, побольше, поменьше, ничего, за что можно было бы зацепиться… Но мы ценим любого спонсора, внеси он 500 долларов или 25 тысяч. И мы пытаемся помочь им отбить их деньги. 

    В: Хорошо. Желаю тебе отдохнуть на праздниках, пусть Санта принесет тебе спонсоров, мешки денег и что-нибудь еще для команды. И конечно подготовиться к сезону, потому что если я не увижу тебя в Дейтоне, то приду разбираться. 

    МХ: Не волнуйся, увидишь. Счастливого всем Рождества, хорошенько отдохните все и проведите время с семьей как я.

    Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

    Источник: Sirius XM NASCAR

    Добавить комментарий

    Спасибо!

    Теперь редакторы в курсе.