• Летопись автоспорта
  • Как Кими Ряйккёнен в НАСКАРе гонял

    В начале 2010-х Кими Ряйккёнен эксперементировал со своей карьерой. После увольнения из “Феррари” в конце 2009 года (несмотря на то, что в 2007-м он принёс “Скудерии” последний титул в Ф1) Кими получил очень хорошие отступные. Больше, чем зарплата Фелипе Массы за сезон — €16 млн. против €14 млн., что позволяло жить в своё удовольствие. Но с гонками финн всё равно не завязал, переключившись на ралли. Увы, два сезона в Чемпионате мира по ралли особой славы не принесли — лучшим финишем (как не парадоксально, добытым на гравии) стало пятое место на ралли в Турции в 2010-м. Впрочем, одно ралли во Франции он всё же выиграл, также в 2010 году. А в 2011-м Райкконен неожиданно объявился в НАСКАРе.

    Разговоры о том, что финский чемпион хочет попробовать себя на овалах, пошли в марте 2011-го, в конце месяца был подписан контракт с командой Кайла Буша, в апреле Ряйккёнен провел тесты за рулём пикапа на овале Грешема, после которых стартам в гонках сток-каров и был дан зелёный свет – и команда, и гонщик остались довольны показанными результатами. И 20 мая на спидвее Шарлотты, в гонке третьего дивизиона НАСКАР, за рулём пикапа №15 состоялся дебют Кими Ряйккёнена в НАСКАРе.

    Стартуя 31-м, Ряйккёнен в начале гонке несколько перестарался и задел стену в третьем повороте, а также из-за недопонимания не заехал на пит-стоп под вторыми жёлтыми флагами. В итоге команда решила оставить его на трассе и, благодаря альтернативной стратегии (хотя гонщик в  какие-то моменты и страдал от более изношенных, чем у соперников, шин), большому числу жёлтых флагов, удаче (в один момент автомобиль безопасности появился на трассе именно тогда, когда финну необходимо было заехать в боксы, сравнявшись в итоге по тактике с лидерами) дебютант первенства сумел конвертировать 18-е место после финального пит-стопа в 15-е, несмотря на повторный контакт со стеной на последних кругах. После финиша Кими жаловался на большое число жёлтых, помешавших показать ему результат получше: «Как только я входил в ритм, гонка нейтрализовывалась, а наш автомобиль был очень неплох на длинных отрезках». Но в целом финн оправдал ожидания команды — финишировал в топ-15, в одном круге с лидером, не попав ни в одну серьёзную переделку.

    Но вот в гонке второго дивизиона неделей позже дела несколько не заладились. За рулём “Тойоты” всё того же Кайла Буша всё на всё той же Шарлотте финн квалифицировался 22-м. Закрепившись к 100-му кругу в середине второй десятки, Чемпион мира Ф1 2007 года рассчитывал побороться за топ-10, благо, проблем с обгонами что на рестартах, что во время зелёных флагов, причём что поверху, что понизу, у него не возникало. Но на 139-м круге, во время пит-стопа под зелёными флагами, он допустил детскую ошибку, превысив скорость на пит-лейн, за что получил штрафной проезд, который отбросил его в два круга отставания от лидера.

    Но это оказались не все неприятности Кими в гонке — несколько позднее он наехал на обломок, повредив передок автомобиля, что привело к уменьшению сцепления передних колёс с трассой, а пит-стоп для устранения нанесённого ущерба привёл к провалу на ещё один круг относительно лидера. В итоге финский гонщик финишировал аж на 27-м месте. Помимо вышеобозначенных проблем, Ряйккёнена в гонке преследовала сильная недостаточная поворачиваемость, возникавшая ближе к концу длинных отрезков и приведшая к нескольким чирканьям по стене, и перегрев сидения и пола автомобиля, причём финн почему-то предпочёл не надевать дополнительную теплозащиту, в итоге получив лёгкие ожоги ступней.

    В “Формуле-1” радиопереговоры Кими Ряйккёнена с командой во время гонок давно стали легендарными, но и в НАСКАРе уже во второй своей гонке финн отжигал по радио:

    • “Я не понимаю, как в этой машине может быть так жарко. Моя задница просто горит!”. Выше уже говорилось про теплозащиту, поэтому сам виноват.
    • “Почему вы орёте по этому чёртовому радио?”. По ходу гонки Ряйккёнена также преследовали проблемы с питьевой водой. После того как механик дал Кими пустую бутылку, шеф бригады начал орать. Кими быстро сказал им делать это вне эфира.
    • “У меня снова закончилась вода. Её так мало. Марк должен убедиться, что бутылка полная, потому что она слишком маленькая”. Хаос относительно жидкости продолжался всю гонку, и стало очевидно, что Айсмену не хватает воды.
    • “Мы едем так отстойно, это просто невероятно!”. Независимо от 27-го места на финише и неясного гоночного будущего, достаточно быстро стало ясно, что Кими говорит как настоящий гонщик НАСКАР.
    • “Вы видели, насколько всё отстойно? Я даже не могу направить машину в поворот.… И помните, что мне нужна вода”. Даже когда Ряйккёнена обгоняли на круг, он по-прежнему просил воду и жаловался на машину.
    • “Мне нужна моя питьевая вода. Эй! Дайте мне мою питьевую воду!” Кими мог сказать и “бутылка”, а не “вода”, когда он заезжал на пит-стоп. А жаль, ведь фраза “Дайте мне мою питьевую бутылку” быстро могла обрести популярность среди фанатов НАСКАР по всему миру – словосочетание “drinking bottle” употребляется и применительно к алкогольным напиткам, а мы все знаем, что гонки сток-каров выросли на самогоне.
    • “Нужно просто делать то, что надо, чтобы быстро проходить круги.” Это прозвучало в ответ на замечание о том, что Кими едет на старых шинах и его машина управляется соответствующим образом. Но мы не знаем, что на самом деле имелось в виду.
    • “Машина – просто отстой (непонятное бормотание)”. Кто знает, что он бормотал, но можно догадаться, что он просил ещё воды.
    • “Не говорите о посторонних вещах по радио.” После того как по радио начали обсуждать инцидент на трассе, Кими быстро дал понять, что не хочет слышать об этом. Мы представляем, как это встретили в боксах, после жалоб на жару и просьбы о питьевой воде на протяжении всей гонки.

    И после такого, естественно, ни команда, ни гонщик уже не были довольны сотрудничеством. Которое, несмотря на изначально подписанный контракт на минимум три, а максимум – пять гонок, продолжения не получило. Причём формальным поводом для расставания с Кайлом Бушем стали финансы – американец хотел деньги за оставшиеся гонки получить наперёд, а менеджмент Ряйккёнена готов был платить лишь по факту. Но финн всё равно мог продолжить выступления в НАСКАРе в 2011 году – в команде Робби Гордона. Дебют финна в гонке Кубка был запланирован на Соному, первые тесты на дорожнике Вирджинии прошли успешно, но на тестах непосредственно на калифорнийской трассе Ряйккёнен разбил второй автомобиль команды, и сделка была отменена за пару недель до гонки.

    Казалось, короткая интрижка Ряйккёнена с НАСКАРом на этом закончена, но нет – в конце 2014-го финн вновь заговорил о сток-карах: “Мне очень понравился НАСКАР – он совершенно другой, но классный. Надеюсь, когда-нибудь я проведу ещё пару гонок там”. Но, как мы знаем, вместо того чтобы выполнить своё обещание и закончить карьеру в “Феррари”, уйдя после этого обратно в ралли/сток-кары, последний чемпион “Скудерии” предпочёл ещё год (или даже два) поработать в Ф1, в “Заубере”. Посмотрим, останется ли у него после этого порох для гонок настоящих мужчин.

    Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

    Источник: "Летопись автоспорта"

    Добавить комментарий

    Спасибо!

    Теперь редакторы в курсе.