• Летопись автоспорта
  • Хельмут Марко: Для меня важнее скорость молодого гонщика на одном круге, чем его выступления в гонках

    Хельмут Марко навещает Лукаса Ауэра в боксах «Би-Макс Рэйсинг-Мотопарк» – Auto Sport Web

    Советник компании «Ред Булл» по автоспорту Хельмут Марко посетил этап японской «Супер Формулы» в Мотеги, по ходу которого дал интервью, в котором рассказал о шансах Наоки Ямамото попасть в «Формулу-1», принципах набора молодых спортсменов, а также замене Пьера Гасли на Александра Албона.

    — Прежде всего хотелось бы спросить о тех слухах, которые появились вокруг возможного прихода в «Торо Россо» Наоки Ямамото. Как вы оцениваете его гоночные качества?

    — Думаю, это очень хороший гонщик, обладающий стабильной скоростью. Тем не менее у него нет опыта выступлений в Европе, он не знает трасс и, думаю, сам это прекрасно понимает.

    — Плюс на данном этапе у него нет опыта работы с «Пирелли»…

    — Да. В «Формуле-1» сейчас работа с шинами является едва ли не ключевым фактором. В этом плане отсутствие опыта может стать серьёзной проблемой.

    — А что касается возраста? Разве он не имеет значения?

    — Фактор возраста стал тенденцией только недавно. Ещё 20 лет назад дебют в «Формуле-1» в возрасте Ямамото (сейчас гонщику 31 год — прим. ред.) не был чем-то из ряда вон выходящим. В первую очередь, важна скорость на круге.

    — Чтобы Ямамото дебютировал в «Формуле-1», ему нужно пройти тесты на машинах серии и европейских трассах. Является ли это проблемой?

    — В любом случае, у него нет другого выбора, причём адаптация не должна занять много времени.

    — Давайте поговорим о молодёжных программах в целом. Сейчас талантливых гонщиков готовит не только «Ред Булл», но и «Мерседес», и «Феррари». Создаётся впечатление, что находить и развивать таланты довольно сложно.

    — Прежде всего, я хотел бы сказать, что стал первым, кто создал подобную систему обучения молодёжи, в «Феррари» и «Мерседесе» просто переняли её. И я горжусь тем, насколько хорошо работает программа «Ред Булла» — это очевидно, посмотрите на наших выпускников.

    — Конечно, сейчас в «Ред Булле» и «Торо Россо» выступают четыре сильных гонщика. Однако не создаёт ли это проблемы для тех, кто идёт за ними?

    — Это просто краткосрочная проблема, пока я могу сказать, что наша молодёжь успешно развивается.

    — Чему вы в первую очередь придаёте значение, когда видите молодого талантливого спортсмена?

    — Я бы не хотел раскрывать некоторые коммерческие тайны, поэтому скажу только об одной вещи — это скорость на одном круге, а не выступление в гонках. У меня когда-то был интерес к одному гонщику, он сейчас выступает в «Формуле-1», я думал, что он очень хорош, но ему не хватало разовой скорости. Тогда я решил его не приглашать, и в итоге время показало, что я был прав — он по-прежнему неплохо показывает себя в гонках, но уступает напарникам в квалификациях. Думаю, именно это и мешает ему сделать качественный скачок вперёд.

    — Не могли бы вы поделиться и ещё каким-нибудь секретом?

    — Хорошо, ещё важен интеллект гонщика.

    — Но как его оценить?

    — Существуют различные тесты, но все равно окончательное решение я принимаю после того, как лично пообщаюсь с человеком. Одновременно и типичный, и экстремальный пример — Макс Верстаппен. Впервые увидев его, я сразу оценил уровень его интеллекта.

    — Когда это было?

    — Максу тогда было 15.

    — Пьер Гасли, наверняка, тоже силён ментально.

    — Я тоже так думал.

    — До Гран-при Венгрии разговоров о его замене по ходу сезона особо не возникало. Гонка на Хунгароринге стала решающим фактором?

    — Так можно подумать. У Пьера вышла заминка на старте, и его прошёл Карлос Сайнс. Впоследствии темп Гасли был явно выше, но он финишировал в круге от лидера.

    — Те, кто видел Гасли до нынешнего года, могут подумать, что сейчас это будто совершенно другой человек. Это проблема психологического характера?

    — Думаю, это лучшее объяснение. До нынешнего года Пьер был быстр — как в квалификационном режиме, так и в гонке, у него не было проблем с обгонами. Однако в этом году он вообще не сумел показать свой реальный уровень.

    — То есть проблема всё-таки у него в голове?

    — Я думаю, да.

    — А что касается его аварии на зимних тестах — по-вашему, она как-то повлияла на его выступления?

    — Там была не одна, а две аварии, и они сильно повлияли на нашу тестовую программу — не хватало компонентов, было сложно анализировать данные.

    — Чувствовал ли Гасли ответственность за это?

    — Определённо, и этот груз вины вряд ли спал даже после старта сезона.

    — Перевод Албона в «Ред Булл» получился довольно внезапным, он может оказаться так же не готов к этому ментально. Неужели нет опасения, что в итоге он станет вторым Гасли?

    — Я настроен оптимистично. Честно говоря, его хорошие результаты в начале года стали неожиданностью, к тому же он прогрессирует от гонки к гонке. Прежде всего, нужно сказать, что Алекс переведён в «Ред Булл» всего на девять гонок, никто пока не решил, кто будет напарником Макса в следующем году. Учитывая это, у Албона есть возможность выступать и расти, не чувствуя особенного давления.

    — Понятно, но с другой стороны, результаты Даниила Квята в квалификациях и гонках были лучше. Почему же вы выбрали Албона?

    — Я просто подумал, что Албон нам подходит лучше. Мы знаем, насколько быстр Квят, а его работа тест-пилотом [в «Феррари»], завершившаяся в итоге новым контрактом с нами, благотворно сказалась на его восстановлении. Можно сказать, что он стал полноценным гонщиком. Учитывая все эти факторы, мы воспользовались возможностью поднять в «Ред Булл» Албона.

    Fun Formula благодарит за помощь в переводе Михаила Коряшкина

    Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

    Источник: Auto Sport Web

    Добавить комментарий

    Спасибо!

    Теперь редакторы в курсе.