• Летопись автоспорта
  • Трагическая халатность. Авария Ронни Петерсона в Монце

    Ронни Петерсону оказывают первую помощь после аварии

    Ронни Петерсону оказывают первую помощь после аварии – Post Image

    К большому сожалению, Большой приз Италии 1978 года запомнился не как гонка, на которой Марио Андретти оформил титул чемпиона мира, а как гран-при, забравший жизнь Ронни Петерсона. Выдающийся шведский гонщик скончался утром понедельника от последствий травм, полученных в завале, случившемся на первых же секундах гонки. В аварии пострадало десять автомобилей, несколько гонщиков получили серьёзные травмы головы, но погиб именно Петерсон, который просто попал под раздачу, и травмы которого, казалось, были обычными для автоспорта тех лет.

    Воскресенье 10 сентября 1978 года стало днём, когда всё, что могло пойти не так, пошло не так. Начнём с того, что для местных Марио Андретти всегда был итальянцем, по недоразумению разговаривающий с американским акцентом, — им нужен был герой уровня «Феррари», тем более что Карлос Ройтеманн, №1 «Скудерии», стал всего лишь очередным иностранцем, отработавшим по найму в Маранелло. И так уж совпало, что первую линию в Монце заняли Андретти и новобранец итальянской команды Жиль Вильнёв. Поэтому и без того нервозная атмосфера стала ещё более взрывоопасной — дирекция гонки уже не видела ничего кроме двух «итальянцев» впереди пелотона.

    Итальянцы в Монце всегда отличались халатностью во время проведения гонок. Служащие трассы никогда не стеснялись хамить иностранцам и всегда уделяли больше внимания бюрократическим процедурам, чем безопасности гонщиков и зрителей. К примеру, в том году маршалы, да и то, не всё, нарядились в огнеупорную форму лишь в день гонки, посчитав, что во время тренировок ничего произойти не может. Практически не использовались и сигнальные флаги — зачем отвлекаться на такие пустяки? Плюс никто и не думал всерьёз заниматься снижением скоростей в Монце и обустройством адекватным скоростям зон вылета. Именно поэтому Ассоциация команд Ф1 ещё в начале сезона начала разговоры о переезде Большого приза Италии в Имолу, на более современную трассу.

    Для Ронни Петерсона тот уик-энд, как, впрочем, и его второй приход в «Лотус», не заладился с самого начала. В пятницу ему не успели вовремя подготовить новенький «Лотус 79», да и зачем — уже все знали, что Чемпион Европы Ф2 и вице-чемпион мира 1971 года переходит в «Макларен» на замену уходящему в «Вольф» Джеймсу Ханту, и работать против первого номера команды Андретти никто не собирался. Тем более что американец опережал Петерсона на 12 очков за три гонки до конца чемпионата при том что в розыгрыше ещё оставалось 27 очков, а ставший третьим после Зандворта Лауда уже ни при каких раскладах не догонял Марио Андретти.

    В итоге вальяжное отношение команды к автомобилю Петерсона привело к тому, что барахлящие тормоза так никто и не выправил, и во время воскресной разминки швед улетел в первой шикане с трассы. Да так, что «Лотус» пробил четыре ряда заградительной сетки, раскурочив переднюю подвеску о столбики крепежа. 79-й к гонке восстановить не получалось никак и Петерсон вынужден был стартовать на 78-й модели, которую он использовал в пятницу в ожидании основного автомобиля, настроив как следует. Правда, была одна маленькая проблема — двигатель на автомобиле был уже порядком изношен, но менять его, естественно, никто и не собирался.

    Ронни Петерсон после аварии в воскресной тренировке

    Ронни Петерсон после аварии в воскресной тренировке – Post Image

    Старт гонки задержался на полчаса, и нетерпение буквально витало в воздухе. Когда первые ряды занимали свои места на стартовом поле, автомобиль Андретти двигался рывками — или тормоза, или сцепление барахлили. И, как только зажглись зелёные огни светофора, в лидеры моментально выскочил Жиль Вильнёв. Андретти сразу же стал догоняющим, причём у него на хвосте висел Ники Лауда. Но борьба продолжения не получила — ещё до входа в шиканы середина пелотона оказалась поглощена огнём и клубами дыма, во все стороны полетели обломки, над трассой взмыли жёлтые флаги, сменившиеся красными. На середине полотна в эпицентре пожара находился «Лотус» Ронни Петерсона, а вокруг него были разбросаны обломки десятка автомобилей: «Тирреллов» Патрика Депайе и Дидье Пирони, «Феррари» Ройтеманна, «Шэдоу» Ганса Штука и Клея Регаццони, «Энсайна» Дерека Дэйли, «Макларенов» Джеймса Ханта и Бретта Лангера, а также «Сёртиса» Витторио Брамбиллы. Бруно Джакомелли, Нельсону Пике и Артуро Мерцарио повезло проехать через обломки и разлетающиеся автомобили практически без повреждений.

    Маршалы с огнетушителями прибежали на место аварии достаточно быстро, но сразу огонь сбить не удалось. И Джеймс Хант, при помощи Регаццони — гонщики бросились на помощь своему товарищу, — полез в самое пекло и вытащил Петерсона из автомобиля. Однако не один швед пострадал в аварии — на правой бровке в кокпите своего автомобиля неподвижно полулежал Брамбилла. У его «Сёртиса» не хватало передних колёс, но в целом машина не выглядела повреждённой. Однако именно в колёсах и крылась проблема — одно из них прилетело итальянцу в голову. Другим повезло больше, из остальных пострадал лишь Штук — немец также получил удар колесом по голове, но остался в сознании и самостоятельно дошёл до боксов, где пожаловался команде на боль в голове и общую слабость. Тим-менеджеру «Шэдоу» в общей суматохе удалось найти врача, который диагностировал у гонщика сотрясение мозга.

    На стартовой прямой развевались красные флаги. Первым к месту аварии из лидеров подъехал Жиль Вильнёв, под оглушительные овации публики — тиффози не было никакого дела до произошедшего. Но канадец понял, что всё очень серьёзно, и принялся активно размахивать руками, предупреждая остальных об опасности. После того, как Витторио Брамбиллу и Ронни Петерсона повезли в больницу, по громкой связи объявили, что у шведа — переломы ног, а у итальянца — сотрясение мозга.  У многих сложилось впечатление, что всё далеко не так драматично, как выглядело, и все, несмотря на приближающееся сумерки, стали готовиться к рестарту.

    Но что же произошло на самом деле? Во-первых, стартовый сигнал был дан слишком рано — красные сигналы светофора начали загораться как только первый ряд остановился, задолго до того, как вторая половина пелотона заняла свои места на решётке в принципе. Естественно, когда загорелись зелёные огни, находящиеся позади гонщики, в том числе и Витторио Брамбилла, ещё не полностью остановились и стартовали фактически сходу, в отличие от передних рядов, которые уходили в гонку с места. И на подходе к стартовым шиканам Брамбилла, стартовавший предпоследним, фактически поравнялся с Хантом,  уходившим в гонку с десятого места. Перед зоной торможения пелотон оказался необычно спрессованным, слишком много автомобилей находилось одновременно в одном месте трассы. Проблема была в том, что именно в этом месте трасса сужалась — с 40 метров до 12.

    Автодром Монцы изначально был построен как комбинация дорожной трассы и овала, в связи с чем его стартовая прямая, после отказа от использования последнего, получилась очень широкой, шире, чем на остальных местах проведения гран-при. Однако главная прямая была не только очень широкой, но и очень длинной. И в том месте, где раньше гонщики уходили на Северный поворот овала, сужалась практически втрое — нужды-то делить её на две дорожки уже не было. Таким образом получалось, что всем ещё до шикан приходилось смещаться влево, причём на полной скорости. Бутылочное горлышко в обычных условиях не было проблемой, но в 1978-м в него попытался пролезть весь пелотон, из-за скомканного старта — одновременно.

    24 автомобиля, плотно несущиеся на максимальной скорости, смещение влево плюс лидеры начинают готовится к торможению перед шиканами, в то время как задние ряды только набрали ход. И всё это всего через 15 секунд после старта, когда адреналин зашкаливает и застилает глаза, когда каждый сам за себя, и главное — это отыграть позицию, пока все ещё не сильно растянулись. Риккардо Патрезе, стартовавший позади Ханта, пытаясь одновременно и защитить свою позицию от нашествия гонщиков из задних рядов, и сместиться влево, желательно отыграв позицию, стал катализатором хаоса — его «Эрроуз» подтолкнул «Макларен» британца и тот впечатался в правое заднее колесо автомобиля плохо стартовавшего из-за сбоившего двигателя Ронни Петерсона. «Лотус», получивший дополнительное ускорение, понесло через всю трассу слева направо и он на полной скорости влетел в барьер, отделявший трассу от основания бэнкинга. Удар получился настолько сильным, что топливные баки разрушились и 200 литров бензина вспыхнули мгновенно, фактически взорвавшись. Отлетая, чёрный автомобиль столкнулся с «Сёртисом» Брамбиллы, который пытался проскочить мимо места аварии по правому краю, и задел «Шэдоу» Регаццони, причём, по словам швейцарца, взрыв и удар были настолько сильными, что его лицо опалило под шлемом.

    Вся передняя часть «Лотуса» Петерсона оказалась смятой и разбросанной вдоль барьера, при этом сам гонщик остался в сознании, но самостоятельно выбраться из остатков горящего автомобиля не мог. У шведа были переломаны ноги, и, боясь повторения инцидента с Лаудой на Нюрбургринге, гонщики бросились спасать Ронни из пламени. Но огонь был погашен, а Петерсон как лежал на асфальте, так и лежал — маршалам и медикам было не до него. Проблема была в Брамбилле — итальянец был без сознания, и у него было вовсе не сотрясение, а травма головы с нарастающим отёком мозга. Поскольку Петерсон был определён как менее тяжёлый больной — он находился в сознании, — медики в первую очередь занялись своим соотечественником, и лишь спустя 15 минут, когда Витторио был погружен в скорую, переключились на гонщика «Лотуса».

    Если Брамбиллу сразу повезли в больницу, то Петерсона сначала доставили в медцентр трассы, где в первую очередь занялись его ожогами и лишь потом ногами. Зафиксировав нижние конечности и стабилизировав состояние гонщика, его вертолётом направили в больницу в десяти минутах лёта, где рентген показал, что кости ног и ступней, а также колени шведа сломаны в 27 местах. Врачи приняли решение собирать кости, хотя циркуляция крови в одной из ног была нарушена. Операции, в ходе которой с правой ноги пришлось ампутировать все пальцы, закончились вроде бы успешно около полуночи (авария произошла в начале четвёртого дня), но около четырёх часов утра состояние Петерсона стало резко ухудшаться и вскоре шведский гонщик скончался. Причиной смерти стала эмболия — частички тканей и костей попали в кровеносную систему и закупорили сосуды в лёгких и сердце, и, к моменту, когда в больницу прибыл спешно вызванный Уоткинз, мозг шведского гонщика был уже мёртв от нехватки кислорода.

    Ронни Петерсона эвакуируют с места аварии

    Ронни Петерсона эвакуируют с места аварии – Post Image

    Самое страшное, что этого можно было избежать — если бы гонщика извлекали не второпях, и если бы ему была оказана надлежащая помощь на месте, а не в больнице. И, если поспешному извлечению ещё было оправдание, — промедление было чревато отравлением продуктами горения и ожогом лёгких, — то длительное невнимание к пострадавшему вплоть до его попадания в больницу и убило гонщика. Чего только стоит то, что местные врачи к месту аварии шли пешком, прокладывая себе путь через толпу, полиция долгое время отказывалась пропустить Сида Уоткинза к месту аварии (и даже приложила дубинкой тим-менеджера «Сёртиса», который пытался протиснуться к Брамбилле), маршалы пытались стянуть с Петерсона шлем, не освободив его от ремешков крепления, а для эвакуации гонщика пришлось часть пути нести на носилках, в то время как того же Брамбиллу забирали автомобилем непосредственно с места аварии.

    Через полтора часа трасса была расчищена и был объявлен повторный старт; Хант, Ройтеманн, Регаццони, Депайе и Дэйли пересели в запасные автомобили. После прогревочного круга автомобили выстроились на решётке в квалификационном порядке, оставив пять пустых мест для тех, кто не перенёс аварию, однако несколько гонщиков выскочили из своих автомобилей! Оказалось, что во время прогрева Джоди Шектер на скорости порядка 200 км/ч разложил свой «Вольф» в Лесмо, повредив барьеры, и многие не захотели рисковать.

    Гонка вновь задерживалась, ходили разговоры об её отмене, однако под давлением зрителей, собравшихся на трибунах, повторный старт всё же дали. Из-за того, что новый ремонт забрал около часа времени, дистанцию сократили до 40 кругов — компромиссного варианта, который позволил финишировать до заката, но при этом дистанция была короче изначальной менее чем на четверть, что позволяло начислить полные очки в зачёт чемпионата и выплатить призовые в полном объёме. Андретти и Вильнёв вновь выиграли старт, боролись всю гонку, но, несмотря на то, что гонщик «Лотуса» первым пересёк финишную черту, гран-при он не выиграл — ему и канадцу из «Ферарри» навесили по штрафной минуте за фальстарт, и они откатились на 6-7 места. Победителем Большого приза Италии 1978 года таким образом стал Ники Лауда, следом за которым финишировали Джон Уотсон (у «Брэбем» получился дубль), Карлос Ройтеманн, Жак Лаффит и Патрик Тамбэ.

    В гонке также блистали Эмерсон Фиттипальди, прошивший пелотон после того как заглох на старте, Нельсон Пике на древнем М23, и Дэйли, показавший класс на запасном автомобиле. Но это не имело никакого значения — двое гонщиков получили тяжёлые травмы, и Лауда с Уотсоном сразу после финиша улетели в больницу.

    Ронни Петерсон стал случайной жертвой аварии, в которой многие сразу стали искать крайних. В первую очередь винили безголовых гонщиков: под давлением общественности Риккардо Патрезе был отстранён от гонок на некоторое время, а Джеймс Хант до конца жизни считал итальянца единственным виноватым в смерти гонщика «Лотуса», хотя тот же британец, да и сам швед, частенько неоднозначно вели себя на трассе. Ругали и дирекцию гонки, и медлительных медиков, и полицию, и низкий уровень безопасности трассы. Но всё это уже не могло вернуть Петерсона. Витторио Брамбилла же сумел восстановиться и даже вернулся в гонки, но последствия травм так и не были преодолены, и его карьера фактически была окончена.

    Слабым утешением им обоим могло послужить лишь то, что после аварии стандарты безопасности Монцы наконец-то пересмотрели и подняли до достаточного уровня, на всех трассах пожарных стали учить гасить автомобили за 30-40 секунд, чтобы гонщиков не приходилось вытаскивать из огня, а оказание медицинской помощи было передано от принимающих гран-при трасс в ведение Ассоциации команд Ф1. Получивший во время квалификации испанского гран-при аналогичные травмы ног, не говоря уже о других повреждениях, Мартин Доннелли выжил благодаря своевременно оказанной помощи.

    Ронни Петерсон в боксах "Лотуса" в Монце

    Ронни Петерсон в боксах «Лотуса» в Монце – Post Image

    Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

    Источник: "Летопись автоспорта"

    Добавить комментарий

    Спасибо!

    Теперь редакторы в курсе.