• Летопись автоспорта
  • За что должны пускать в Зал славы?

    Брэд Кезловски – NASCAR

    Примечание: данную статью написал гонщик «Пенске» Брэд Кезловски.

    Когдп я выиграл 30-ю гонку в карьере, в Канзасе в мае, несколько репортеров спросили меня о том, что значит для меня такое достижение, и считаю ли я его заявкой на дальнейшее попадание в Зал славы НАСКАР. Победа конечно для меня была важна. И хотя эти вопросы как по мне были слишком рано, но они заставили меня задуматься — а что делает кого-то достойным попасть в Зал славы?

    Я обсуждал это с несколькими людьми из выбирающих в Зал славы — группа из 50 людей, состоящая из самих членов Зала Славы, членов НАСКАР, бывших чемпионов и немного журналистов. По ряду причин, эти разговоры всегда интересны.

    Во-первых, среди голосующих нет четких критериев, за что можно выбрать человека, что как по мне забавно. Во-вторых, каждый год есть один-два человека, которые тебя шокируют, заставляют почесать голову и сказать «Уау. Их еще не выбрали?» Это сильно поражает.

    Сегодня же, я хочу поговорить об этом с вами. Я поделюсь своими критериями того, что делает гонщика достойным Зала славы НАСКАР, и предложу всему сообществу так же это обсудить.

    РЕЖЕ И ПОПУЛЯРНЕЕ

    В 2019 году были избраны великие представители спорта: Джефф Гордон, Джек Рауш, Роджер Пенске, Дэйви Аллисон и Алан Кулвики. И хотя каждый из них заслуживает там быть, они же подводят меня к первому пункту. Я считаю, что пять новых членов Зала славы в год — слишком много.

    На момент создания это было логично, чтобы заложить основы. Теперь же скорее нет. Так что я бы предпочел сократить ежегодные введения до двух-трех человек, чтобы это оставалось чем-то особенным.

    Мой второй критерий состоит в том. что не обязательно быть гонщиком, но важно быть знаменитым. Не просто же так это Зал славы.

    Есть люди, сделавшие очень много для спорта, но не мелькавшие у всех на виду. По своей воле или нет, но это урезает их шансы быть избранными. Часть избрания в Зал славы — это та связь, которую ты создаешь с фанатами. Если ты решил не выставлять себя напоказ, то никогда не создавал такой связи по-настоящему, а значит это играет против тебя. Наш спорт — для фанатов, и то, как ты создаешь эту связь и используешь ее очень важно.

    Не поймите неправильно, есть много людей, которые упорно работали за кулисами спорта и заслуживают награды. Но для этого есть отдельная награда — за выдающиеся достижения или решения, сделанные вне общественного внимания. Зал славы же для несколько других людей.

    Ну и в конце концов, должны быть базовые стандарты в плане самого человека. То есть, если ты уходишь на пенсию, и при этом делаешь что-то очень важное, рекламирующее спорт, то это влияет на твои шансы избрания.

    Члены Зала славы НАСКАР – NASCAR

    ТРЕБОВАНИЯ К ГОНЩИКАМ

    Раз уж я гонщик, то люди спрашивают, что, по моему мнению, дает шанс попасть в Зал славы. По правде говоря, в этой части мне можно доверять больше всего.

    Прежде всего, надо считать победы в Кубке. До введения плей-офф, «Чейза» и всех недавних обновлений, я бы наверное считал сначала титулы. Но теперь мне так не кажется. Теперь я думаю, что победы стали важнее, и это полностью переворачивает мое мышление. Уверен, что многие думают по-другому.

    Например, кто-то попросил меня указать список топ-50 гонщиков в истории НАСКАР, и я поставил Дэйла Эрнхардта куда-то на седьмое-восьмое место. На меня тогда много людей взбесилось. «Но у него семь титулов, — говорили они. — Таким могут похвастаться только еще двое. Он должен быть минимум в топ-3.»

    А мне так не кажется. Открываем таблицу, по количеству побед — восьмое место.

    Мнение несколько противоречивое, потому что вокруг него есть аура, которую люди очень ценят. Но мне кажется, что победы — важнее всего, поэтому он там, где я его и поставил.

    После побед надо учитывать количество титулов, а потом смотреть на важные победы. В НАСКАР, у нас есть четыре-пять безоговорочно важных гонок, победы в которых важны: «Дейтона 500», гонка в Инди, «Кока-Кола 600», гонка в Дарлингтоне. Я еще туда добавляю ночной Бристоль. Победа в любой из них крайне важна.

    И наконец, я думаю, что гонщики могут повысить свои шансы на избрание и за пределами трека. Главным вариантом здесь — опять же возвращаясь к популярности — становятся отношения с фанатами. Билл Эллиотт становился самым популярным гонщиком НАСКАР 16 раз — это же должно что-то значить? Так же и с Дэйлом-младшим. Он не был чемпионом, но для меня он априори член Зала славы из-за его популярности и важности для фанатов.

    После также можно учесть влияние и после карьеры гонщика. Ведь, например, Денни Парсонс и Даррелл Уолтрип после гонок пересели в комментаторские, и за это фанаты их полюбили на долгие годы. Это должно что-то значить.

    ВРЕМЯ СМОУКИ

    С точки зрения гонщиков, имеющихся в Зале славы, НАСКАР пока неплохо справляется. Хотя, как я упоминал в начале, есть люди, которых там нет, но должны быть. Последние несколько лет я так думал о Роджере Пенске, теперь о ком-то вроде Джо Гиббса.

    Если бы мне предложили выбрать одного человека, который должен быть в Зале славы, хотя даже туда не номинировался, им бы стал Смоуки Юник.

    Смоуки Юник – bradracing.com

    В 60-е, он по сути был Илоном Маском. Он был инноватором — не только в НАСКАР, но и в целом спектре научных изысканий и экспериментов — эдакий сумасшедший ученый, но хороший. Например, он создал первую машину, способную на одном галлоне топлива проехать 80-100 миль, и это было в 70-х.  Он изобрел множество вещей, которые используются в автоиндустрии и не только.

    А еще он любил гонки. Частично именно гонки толкали его на изобретения. А они сделали его парнем, в чью команду хотели практически все, потому что у него всегда были отличные машины. Все элитные гонщики шли к нему. Он был знаменит, причем не только среди гонщиков сток-каров. Он делал машины для «Инди 500», он делал прототипы, тестовые машины. В целом, был суперзвездой своего времени.

    А еще у него были очень нервные отношения с НАСКАР. Он много раз раздвигал рамки правил, за что с ним обходились вестма сурово. В итоге, он высказывал им в лицо, что он о них думает, и не раз уходил из спорта. В итоге они разошлись окончательно, захлопнув дверь.

    Но даже сейчас чувствуется его влияние на спорт, его нельзя отрицать. Он был легендой, и я бы хотел видеть его в Зале славы на своем месте.

    Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

    Источник: nascar.com

    Добавить комментарий

    Спасибо!

    Теперь редакторы в курсе.