• Летопись автоспорта
  • Сизиф из НАСКАРа

    Сизиф из НАСКАРа

    Рассказ о гонщике, который надеется победить.

    Гонщик НАСКАР Мэтт Дибенедетто сидит в старом автобусе Вилли Нельсона и смотрит, как IШарлотта Уайлдер расколачивает  его гоночный автомобиль о бетонную стену. Вечер пятницы, день до гонки «Федерейтэд АутоПартс 400» на «Ричмонд Рэйсуэй» в Виргинии. Дибенедетто, его руководитель по связям с общественностью и Шарлотта играют в «НАСКАР Хит 2» на «ИксБоксе», убивая время, перед тем как Дибенедетто начнет «нарезать» свои квалификационные круги. Этот старый автобус стоит рядом с гоночным треком с тех пор, как Вилли перестал гастролировать (если верить слухам, конечно) и иногда Мэтт и Райан остаются здесь, в окружении блестящих многомиллионных автобусов других гонщиков чемпионата. Одна из стен этой «развалюхи» отмечена автографами Ричарда Петти, Дэррелла Уолтрипа, Джимми Джонсона и автографами других легенд НАСКАРа.

    Жизнь Дибенедетто проходит на колесах. Если он не едет, то сидит в ожидании того, когда же можно будет тронуться. Он отправляется на трек каждую неделю в четверг вечером, вне зависимости от того, будет ли гонка проходить в субботний вечер или днём в воскресенье, ведь часы между тренировками, квалификацией и экстазом заезда длятся невыносимо долго. 26-летний Дибенедетто и 27-летний Эллис лучшие друзья не только потому, что они хорошо ладят друг с другом, а в том числе из-за того, что тридцать восемь недель в году они проводят в дороге. Помимо Эллиса, Дибенедетто старается часто видеться с родителями, женой Тэйлор и Космо. Космо – 40-с-чем-то-летний сосед Мэтта, владеющий автосалоном.

    «Я вообще никого не вижу. – Говорит Эллис, глядя на экран и держа контроллер. – Стареешь всегда в одиночку».

    В какой-то момент Дибенедетто ставит свою подпись на стене, под автографом Уолтрипа. В отличие от большинства других гонщиков Мэтт не стал приписывать номер машине, на которой выступает. Скорее всего, в надежде, что он не вечно будет выступать под номером 32.

    «Слушай, ты явно застряла здесь. Может, ещё разок попробуем?» – Говорит Дибенедетто. Он и Эллис, который, кстати, еще в прошлом году вовсю принимал участие в гонках, смеются, наблюдая, как Уайлдер осознаёт, что пыталась управлять машиной Эллиса, находившуюся на верхней части экрана, в то время, как её находилась внизу, а Шарлотта была в полной уверенности, что несется по трассе. В нижней части экрана персонаж Мэтта, которым она, как выяснилось, управляла, уже минуту «долбился» в бетонное ограждение на пит-роуд. Райан перезапускает игру, и автомобиль Дибенедетто материализуется, магическим образом восстановившись от повреждений. Теперь же журналистка смотрит на правильную часть экрана, когда над трассой вспыхивают зеленые флаги. Эллис, который гоняется за Дэйла Эрнхардта-младшего, побеждает. Уайлдер приезжает на 27-й позиции и извиняется перед реальным Мэттом за то, что привела компьютерного Мэтта на столь низкой позиции.

    «Не парься. – Улыбается он. – Все равно примерно там завтра и буду».

    Дибенедетто не хочет играть за самого себя, Эллис берет на себя управление компьютерным Мэттом, и он меняется контроллерами с девушкой. Он меняет место проведения гонки на Бристоль и ракеты устремляются в борьбу на шорт-треке. Райан снова побеждает. Компьютерный Мэтт выбирается из своего автомобиля на черно-белый подиум, расположенный на «Виктори Лэйн», а потом залезает на крышу машины. Компьютерный Мэтт трясет пиксельными кулаками на фоне падающих конфетти. Знакомая сцена; Дибенедетто был самым молодым победителем в истории Бристоля, когда он гонялся в «Лэйт Моделс» на этом овале десять лет назад.

    «Этот паренек ни разу не похож на меня. – Говорит Мэтт. – Посмотрите, что с «моими» волосами?»

    Компьютерный Мэтт – тощий парень  с рыжими, курчавыми волосами и полной бородой. Настоящий Мэтт – насытивший свою речь сленгом имеет прямые волосы темного цвета, которые всегда выглядят как со школьной фотографии. Его лицо ещё мальчишеское, красивое, с подбородком, который он прикрывает небольшой ухоженной бородкой. У Мэтта и бицепсы имеются. Причем, довольно приличных размеров. Он много работал и вымахал в крепкого чувака, с тех пор, как тощий невысокий подросток одержал победу в Бристоле. Надо быть сильным, чтобы перебороть машину, не имеющую усилителя рулевого управления. С потом у гонщика уходит почти до шести килограмм веса и тысячи калорий за всё то время, которое Мэтт проводит в гонке. НАСКАР очень сильно изнуряет физически, да ещё и наказывает за невнимательность.

    Похоже, игра заглючила, ибо компьютерный Мэтт не прекращает размахивать кулаками, празднуя успех. Реальный Мэтт встает, чтобы снять видео о праздновании победы в видеоигре. Он как одержимый документирует свою жизнь в “Снэпчате”, “Твиттере”, “Фейсбуке”, “Реддите” и “Инстаграме”. В основной массе видео содержат в себе пранки, в которых спортсмен разыгрывает свою супругу Тэйлор резиновыми змеями или прыгает в бассейн «бомобчкой», пока она спит на надувном матрасе. Кроме того в социальных сетях Мэтта можно найти его впечатления о хороших, и не очень хороших гонках. Дибенедетто унаследовал чувство юмора от своей матери, Сэнди. Она маленькая, энергичная женщина, пробравшаяся, недавно, в дом гонщика, чтобы спрятать довольно реалистичную игрушку тарантула за тостером. Её сын до смерти боится пауков.

    Мэтт Дибенедетто с отцом.

    Фолловеры Мэтта отвечают на его присутствие в соцсетях  с большим энтузиазмом. Несмотря на то, что у более именитых драйверов поддержка значительно больше, он почти смог попасть в «гонку звезд» благодаря болельщицкому голосованию. Дибенедетто индентифицирует себя с Дэйлом Эрнхардтом-младшим, говоря об общении со своими фанатами. «Я хочу, чтобы и у меня было также. – Говорит он».

    Спорт борется со снижающимся интересом и уменьшением зрительской аудитории, и когда Дэйл уйдет на пенсию, гонки могли бы использовать  Дибенедетто, в качестве замены Эрнхардту. Мэтт знает, что у него есть талант и харизма для этого. Он также понимает, что должен привлечь больших спонсоров или присоединиться к сильной команде, чтобы это произошло.

    Будучи сыном ремонтника, Мэттью не купался в деньгах. Если ты хочешь побеждать в НАСКАР, особенно в высших лигах, тебе надо иметь, твердый, стабильный капитал для финансирования изготовленного на заказ космического корабля, который называется гоночным автомобилем. Эти машины высокотехнологичны, они проходят испытания в аэродинамических трубах, они откалиброваны до мили-всего, и содержать их на протяжении сезона стоит, примерно, 20 миллионов долларов. Дни, когда ты мог прикупить себе несколько запчастей, поставить их на свою машину и стать героем гонок, как Дэйл Эрнхардт-старший, давно канули в лету. Спорт, который всегда преподносился как состязание для «синих воротничков» уже давно ближе к элитным слоям, чтобы вы понимали.

    История Мэтта Дибенедетто – история Сизифа. Он бесконечно толкает камень в гору, чтобы попасть на вершину спорта, который он обожает. Он закатывал камень на вершину и много раз падал. Но, благодаря своему таланту, слепой удаче и силе воли, он будет, завтрашним вечером, гоняться на высшем уровне автоспорта в машине, на которой начертано его имя. Его оборудование далеко не лучшее и он знает, что техника под его управлением не даёт шансов на победу. Но тот факт, что он зашёл так далеко, напоминает молнию, дважды ударившую в одно и то же место. На данный момент Мэтт находится гребне холма. Вопрос в том, сможет ли он подняться и удержаться на вершине.

    Сэнди называет Мэтта «ой-деткой». Когда она узнала, что беременна в том, 1991 году, ей и отцу Мэтта – Тони было уже хорошо за тридцать. У них уже было трое детей, а Тони управлял мастерской по ремонту стиральных машин и сушилок. Сэнди говорит, что не находила себе места во время первого триместра беременности, но тут же добавляет, что Мэтт – лучшее, что случалось с её семьёй. Семейная легенда гласит, что маленький Мэтт увлекся гонками, когда его отец щелкал каналами, пытаясь найти трансляцию бейсбола. Он стал одержим, с нетерпением ожидая воскресенья, чтобы снова увидеть любимого Джеффа Бёртона в машине №99.

    Дибенедетто рассказывает мне эту легенду в вечер четверга, сидя на пассажирском сиденье «Форд Фокус» Райана Эллиса. Райан вывозит компанию от своего дома, находящегося недалеко от Шарлотты, штат Северная Каролина. Пунктом назначения является «Ричмонд Рэйсуэй». Райан постоянно за рулём. Дибенедетто ненавидит такие переезды. Ему больше нравится гоняться на овалах, нарезать «пончики» на стоянках, гоняться по дерту на квадроциклах.

    Как только родители поняли, что Мэтт помешан на автомобилях, они не стали его отговаривать. Вместо этого Сэнди и Тони купили ему гоночный карт, а затем и модифицированный автомобиль. Гонщик превратил задний двор своей семьи в дёртовый трек. Когда он вернулся домой после школы, то принялся наводить порядок во дворе и чистить свою технику. Но стоило только ему завести двигатель своего «монстра», как вся работа пошла насмарку.

    Мэтт начал выигрывать гонки, а за ними и чемпионаты. Люди на треках, имевшие возможность увидеть его ловкие маневры на подержанном  карте и модифицированном автомобиле, которые могли позволить себе Дибенедетто, сказали  бы Тони и Сэнди «сделать что-то стоящее с этим малышом». И они сделали. Когда Мэтту было 12 лет, семья будущего гонщика переехала в Северную Каролину. Они хотели быть ближе к Шарлотте, где у большинства команд НАСКАР расположены штаб-квартиры. Но город оказался слишком большим и слишком занят для их надежд. В результате Дибенедетто поселились в Хикори, где есть собственный автодром, а до Шарлотты – час езды.

    Мэтт сразу стал выигрывать местные заезды. Он «выносил» всех в «Лэйт Моделс», выйдя, в итоге, за пределы штата, разъезжая по всему Восточному побережью, принимая участие во всех гонках, куда он успевал попасть. Несмотря на все обещания, когда Мэтту исполнилось 16, его родители поняли, что больше не смогут оплачивать увлечение своего ребенка. Они бы хотели, но это было слишком дорого. «Если бы Мэтт действительно был бы так хорош, как говорили все вокруг, кто-нибудь, владелец команды или богатый патрон, они бы предоставили ему конкурентоспособный автомобиль. – Говорил отец гонщика». Поэтому он сказал сыну, что ему придется продать все гоночное снаряжение.

    Многие семьи на гоночных трассах местечкового уровня часто говорят, что собираются избавиться от всего этого. Они будут судачить об этом с другими родителями, говоря друг другу: «О, да, этот год – точно последний». Владение гоночным автомобилем как воспитание ребенка, никогда не бывает достаточно, чтобы удовлетворить его запросы. Большинство семей, угрожающих бросить «всё это» далеко не всегда последовательны в своих действиях. Поэтому, не удивляйтесь, если увидите их в следующем сезоне с новыми комплектующими для машины, а то, может быть, и новым трейлером.

    Но Тони действительно сделал то, о чем говорил. Мэтт, придя из школы, в один из солнечных дней, в такой, когда никто не ожидает никакого дерьма, увидел, что больше ничего нет. Нет автомобилей, на которых он состязался, нет трейлера, нет даже мини-магазинчика. Вообще всё отсутствовало. Напоминанием о гоночных успехах Мэтта были только трофеи в комнате юного спортсмена.

    «Это было первый раз из той тысячи, когда я думал, что моей карьере пришёл конец. – Вздыхает Дибенедетто. – Я реально был уверен, что всё, отыграли фанфары».

    Мэтт говорит, что его семья полагала, что сможет управлять гоночной командой для него, потому что сам спортсмен был слишком наивен. Родители гонщика прямо так и говорили. Но они также вспоминают и про «молнию», ударившую дважды в одно место. В результате, гоночное оборудование, постепенно, было возвращено, а отец сказал сыну, что если парень хоть однажды отнесется к своим поклонникам с пренебрежением, даже если сам Тони будет совсем старым, он «встанет из инвалидного кресла, чтобы надрать Мэтту зад».

    Дибенедетто знает расклад. Им пришлось рассказывать и продавать эту историю бесчисленным спонсорам, владельцам разных команд, поклонникам, журналистам только для того, чтобы была хотя бы призрачная надежда на то, чтобы удержать Мэтта в этом виде спорта. Ему пришлось превратиться в ходячий рекламный щит, буквально забрызганный логотипами спонсоров. Другого способа остаться в гонках не было. Рекламировать надо было всё подряд, что приносило хоть какие-то дивиденды.

    На этом этапе рассказа мы подъезжаем к бензоколонке, находящуюся в середине чертового нигде. Дибенедетто спрашивает Эллиса, нужно ли заправиться? Райан отвечает, что необходимости в этом нет. Пока Эллис оплачивает энергетики и еду, которая поможет ему сохранить бодрость, Дибенедетто выходит на улицу и сам заправляет машину товарища. Они возвращаются обратно на шоссе. Время на часах – половина двенадцатого. Проехали примерно два часа, и осталось еще столько же. Для парней это не расстояние. Сейчас у них хватает денег, чтобы оплачивать перелеты, но в первый раз, в 2014 году они проехали всю страну на заднем сиденье фургона вместе с десятью парнями из пит-бригады. Они вспоминают некоторые из своих поездок, например, когда они проспали рейс и были вынуждены воспользоваться Убером, чтобы попасть на гоночный трек в Чикаго. Забавно было представлять гонщиков в почти полной амуниции на заднем сидении «Киа» незнакомого человека.

    Дибенедетто на гонке в Ричмонде.

    После того, как Тони продал гоночное снаряжение, Мэтт некоторое время не садился за руль. Но случилось именно то, на что и надеялся отец Мэтта, люди стали звонить предлагать принять участие в состязаниях. Сначала это была команда из Эшвилла, а потом семья из Шарлотты. Дибенедетто стал «прыгать» по разным машинам и показывать отличные результаты. Именно в это время и случилась его победа в Бристоле. После этого успеха позвонили сотрудники из коллектива «Джо Гиббс Рэйсинг», того самого, где гоняются Кайл Буш и Дэнни Хэмлин. Выяснилось, что скауты Гиббса следили за ним с тех пор, как он победил его гонщиков из программы поддержки молодых спортсменов. Представители команды хотели, чтобы гонщик приехал на встречу в штаб-квартиру команды в Шарлотте.

    Мэтт, которому только исполнилось семнадцать лет, понятия не имел, что от него хотят на этой встрече. Он полагал, что с ним познакомятся, и скажут, что он отличный гонщик. Вместо этого перед ним положили увесистую папку с контрактом и предложили поставить подпись, если он, конечно, хочет. Руки Мэтта тряслись, и он не мог даже взять ручку со стола. Это был первый раз, когда ему были готовить предоставить технику, соответствующую его таланту. Он начал с места в карьер и сразу стал обыгрывать других гонщиков в Восточном дивизионе НАСКАРа. Но самое крутое случилось в конце года, когда по указанию Джо Гиббса для Дибенедетто выкатили «Тойоту» для участия в 32-м этапе чемпионата «Иксфинити».  Он никогда раньше не ездил на такой сильной технике. Это животное совершенно другого порядка из всего зоопарка автоспорта. Для  гонщика мечта сбылась в 2009 году. Старт в одном из национальных дивизионов НАСКАР. Гонку он закончил четырнадцатым. При этом, его соперниками были Карл Эдвардс, Брэд Кезеловски и Кайл Буш.

    На следующий год все изменилось. Мэтт принял участие всего в шести заездах, дважды не добрался до финиша, и также, дважды финишировал в топ-10. Причем в самом конце топ-10. Он допустил несколько ошибок, которые, по его словам, теперь бы не допустил, но где тот Мэтт, который гонялся в 2010 и где этот? «Тогда, в конце сезона, пришел другой гонщик. – Грустнеет Мэтт. – У него были деньги. Миллионы. Так что, моя карьера снова подошла к концу. У меня ничего не было».

    Сэнди и Тони говорят, что то, что Мэтта высадили из машины Гиббса – хорошо. Они думают, что это спустило их сына с небес на землю, потому что он должен понимать, что ни в автоспорте, ни в жизни ничего не дается просто так. Но Дибенедетто не верит в эти  слова. Он до сих пор считает, что представься ему ещё один маленький шанс, его карьера развилась стремительно, и сейчас бы он принимал участие в «Монстер Энерджи Кап» в составе какой-нибудь сильной команды. Его им могло бы быть значительно известнее.

    Вместо этого юноша отправился домой, в Хикори. Понимая, что у него нет вариантов, Мэтт пошел устраиваться на работу. Он стал восстанавливать разбитые в авариях машины.

    «Я хотел пустить себе пулю в лоб. – Говорит Мэтт, заглядывая мне прямо в глаза. – Не то чтобы я был каким-то неадекватом или неудачником по жизни. Просто у меня не было страсти к этому говну. Я ненавидел эту херню».

    Тем не менее, парень продолжил работать, лелея надежду на возвращение в мир больших гонок. В выходные он проводил заезды в местных состязаниях, а в течение рабочей недели ковырялся в побитых «корытах», на которых ездили обычные люди, чтобы выполнять свои обычные дела. Он пропах моторным маслом, жжеными покрышками, но продолжал работать. В 2011 году он смог получить место в небольшой команде Лаэрты Дзатты, но его мечты простирались дальше региональной серии. Относительная удача улыбнулась спортсмену, когда его позвали в «Моторспорт Груп», чтобы делить машину со Скоттом Спидом и Чейзом Миллером. Дибенедетто провел все гонки в стиле «выехал и запарковался». Это произошло не потому, что он такой бездарный гонщик, а потому, что ему досталась сама плохая машина в команде Кертиса Кея. Ни в одном заезде он не смог преодолеть более десяти кругов – машина постоянно ломалась. В конце сентября Мэтт снова вернулся на работу.

    В следующем году ситуация повторилась. Единственным плюсом являлось лишь то, что Дибенедетто сумел отбить свои затраты, а «Моторспортс Груп» видя, как надрывается гонщик, решило, что пришла предоставить ему лучшую машину в команде, тем более, что остальные драйверы разбежались в ужасе. Так что делить машину с Джошем Уайзом, оказалось неплохой перспективой.

    В этот момент разговор Мэтта и Шарлотты прерывает Райан Эллис и Дибенедетто с удовольствием даёт высказаться своему другу. Эллис так же, как и Мэтт принимал участие в чемпионате «Иксфинити» и в 2014 году провел несколько гонок на машине, которую, годом ранее, Мэтт заводил в боксы уже после пары кругов. Он помнит все эти гонки, закончившиеся ещё на старте, тренировки, долгие переезды от спидвея к спидвею, бесконечные встречи со спонсорами, о которых говорил Мэтт.

    Дед Эллиса работал на Марио Андретти и погиб в результате аварии в том же году, когда родился отец Райана. Несмотря на то, что Эллис происходит из «гоночной» семьи, такой же, как Эллиотты, Эрнхардты, Чилдрессы, Эллисы не смогли заработать денег на обеспечение карьеры Райана. Эллис скучает по состязаниям больше, чем показывает это. Когда кто-то из фанатов узнает его во время проведения очередного этапа, Райан сразу оживляется и радуется возможности оставить автографы на постерах и кепках. То, что задевает Эллиса – что более обеспеченные, но менее опытные юные гонщики приходят, принося деньги своих семей (мы говорим о серьёзных деньгах: некоторые гонщики НАСКАРа являются сыновьями владельцев казино в Лас-Вегасе, руководителей агропромышленных компаний, владельцев авиакомпаний). Райан говорит, что с ним произошло примерно то же самое, что и с Дибенедетто, когда его выставили из «Джо Гиббс Рэйсинг».

    «Я стал безэмоциональным. – Делится Эллис. – Буквально. Я чувствовал, что я какой-то долбаный зомби. Когда я вылетал из очередного заезда, я говорил себе: О, отлично, очередная хрень. Пойду, повешусь в очередной раз. Я не виню команды, для них это испытательный полигон, но вот меня, черт возьми, это ошеломляло».

    Он рад, что хотя бы Мэтт смог получить стабильное место в этом спорте. Если он сам не смог, то круто, что, хотя бы, это смог сделать его лучший друг. Когда кто-то, кто знает Эллиса, встречает его на очередном этапе и спрашивает, почему он не гоняется, то Райан отвечает: «Забей, я живу мечтой Мэтта».

    Несмотря на то, что Дибенедетто сумел затащить «корыто» «Моторспорт Груп» в топ-20 четыре раза за сезон-2014, они не стали продлевать контракт с гонщиком. Карьера Мэтта уже в очередной раз подошла к концу, но гонщик отказался сдаваться. Он развил бурную деятельность, стал писать, звонить  и вылавливать владельцев команд, в надежде убедить, что его кандидатура подойдет их команде. Он говорит, что ехал восемь часов без остановки, пытаясь успеть на гонку в Дейтону, чтобы убедить команду «БК Рэйсинг» дать ему шанс представлять их команду на трассе. И это сработало. Несмотря на то, что первые два этапа вышли провальными; Мэтт не смог пройти квалификацию, с ним продлили соглашение до конца сезона после того, как в Талладеге он заехал в топ-20. А в следующем, 2016 году случился Бристоль. Тот самый Бристоль, в котором Дибенедетто сумел финишировать шестым. Машина была слабой, но в тот день все работало идеально, начиная от угрюмого крю-шефа Джина Нида, и заканчивая гайками на колесах.

    В самом конце 2016 года Мэтт подписал контракт с «ГоФас Рэйсинг». Семья Сент-Хилэйри, владеющая командой сделали свои деньги на вывозе и переработке мусора, а также на биотуалетах в штате Мэн. «ГоФас Рэйсинг» являются откровенно слабой командой, но стремятся улучшить свои результаты. Дибенедетто оказался для них идеальным драйвером.

    Дибенедетто говорит, что все вокруг считали его идиотом, подписавшим контракт с бесперспективной командой «мусорщиков». Крю-шеф Мэтта – Джин Нид, перешедший вместе с Мэттом еще на тестах заявил владельцам команды, что их машины – «мусор». Но Дибенедетто верит, что если ему удастся показать достойный результат в слабой команде, то, возможно, владельцы больших команд обратят на него внимание. Может быть, крупные спонсоры посмотрят в его сторону, кто знает? Возможно, мир НАСКАРа поймет, наконец, что не уходит. В общем и целом, этот сезон не так уж и плох для Мэтта. Он трижды пробивался во второй сегмент квалификации, но главное, он дважды финишировал в топ-10 и три раза привозил «мусорную развалюху» в топ-20. При том, какие это были финиши в топ-10! Девятое место на одной из самых крутых гонок мира – Дейтоне-500 и восьмая позиция на «Старой Кирпичнице»! Еще хотя бы пара успешных заездов и гонщик попадет в топ-30 в чемпионате, что само по себе успех.

    Проблема заключается в том, что еще прорва денег отделяют Дибенедетто от того, где он сейчас и где он хочет быть. Но тридцатый – это не первый. И это сводит спортсмена с ума. В последней гонке регулярного чемпионата Мэтт приехал только на 31 месте.

    Яркие прожекторы спидвея отражаются на капоте машины гонщика, добавляя красок наклейкам спонсоров, когда он направляется на пит-роуд. Крылья его машины потерты, а на треке держится стойкий запах горелой резины и паров бензина. Когда Дибенедетто снимает шлем, его, обычно идеально уложенные волосы стоят торчком. Гонщик немного бледен. Его губы потрескались.

    «Похоже, мы – отстой. – говорит он».

    Эллис и Дибенедетто едут обратно в Шарлотту в тот же вечер после заезда, потому что они хотят спать в своих кроватях, а не в тесных койках старого автобуса Вилли Нельсона. Эллис, как и обычно, поведёт. ДиБенедетто, как и обычно, заснет на пассажирском сидении минут через 45. Но прежде, чем они двинутся в путь, даже прежде, чем Дибенедетто снимает свой гоночный комбинезон, ему необходимо поговорить со спонсорами, которые следили за ним на трассе на протяжении всего уик-энда.

    Эти спонсоры имеют деньги, но не собираются давать Дибенедетто столько, чтобы он имел возможность предложить свои услуги командам высшего эшелона. Чтобы это произошло, Мэтту надо убедить большую корпорацию или найти кучу маленьких предприятий, которые хотят поместить рекламу на машине и комбинезоне гонщика. У него нет особого выбора. В НАСКАРе маркетинг такой же спорт, как и само вождение. Несмотря на то, что гонщик подписал контракт с «ГоФас Рэйсинг» на следующий сезон, все это по-прежнему кажется неустойчивым.

    Большинство людей, таких как Дибенедетто, включая того же Эллиса, сдались, отказались от своей мечты гоняться. Когда мы ехали на этап в машине Эллиса, парни шутили, что самый талантливый водитель в стране, вероятно, где-то водит трактор прямо сейчас. Но гоночные автомобили – единственная страсть Мэтта Дибенедетто. Его упрямый оптимизм заставляет его думать, что когда-нибудь, его мастерство, упрямые амбиции и харизма сыграют свою роль. Даже, несмотря на то, что он неоднократно видел обратное. Да мир, мать его, иногда совсем нечестен.

    «Всё, что я могу сделать – поворачивать налево. – улыбается спортсмен».

    С тех пор, как гонщику исполнилось 16, его часто спрашивали, что он будет делать, когда это всё полетит к чертям? А у него никогда не было ответа на этот вопрос, да и думать о таком он боится. Он продолжает напрягаться, толкая камень в гору, полагая, что доберется до вершины. Кто-то же может это сделать и Дибенедетто отказывается признаваться, что этот парень – не он. Его история знакома многим и она по-настоящему американская. Он не родился в нужной семье или в той, где хватает нулей на банковских счетах. Он хочет быть лицом НАСКАРа. Несмотря ни на что он продолжает давить педаль газа своей машины под номером 32. Однажды, этого окажется недостаточно, если что-то не изменится.

    Наконец, гонщик избавляется от гоночного комбинезона и надевает футболку и шорты. Он и Эллис прощаются со спонсорами, командой и родителями Мэтта. Они удаляются в медиа-центр, чтобы перехватить немного пиццы, прежде, чем они вернутся в машину Эллиса.

    Шарлотта достает свою сумку с того места, где оставила её, возле грузовика «ГоФас Рэйсинг» и сталкивается с Кёртисом, одним из парней из команды Дибенедетто. Он старше неё, выше, с огромной белой бородой, широкими плечами и внушительным животом. Кёртис обожает НАСКАР. Его родители таскали его на гонки ещё до того, как он ходить научился. Работа с автомобилями – единственная работа, которая у него когда-либо была.

    «Я и не могу представить ничего другого. – Говорит Кёртис. – Когда я сдохну, они вынесут отсюда мою холодную тушу».

    Источник: SBNation

    Добавить комментарий

    Спасибо!

    Теперь редакторы в курсе.