• Летопись автоспорта
  • Ловкость тактики и никакого мошенничества

    Льюис Хэмилтон и Валттери Боттас – Zimbio

    В Бахрейне Зебастиан Феттель одержал одну их самых красивых своих побед в “Формуле-1”. Плюсом ко всему эта победа была добыта в юбилейном – двухсотом – старте для немца.

    Однако у зрителей и экспертов сложилось ощущение, что главные соперники итальянской конюшни – “Мерседес”  – буквально упустили первое место сквозь пальцы. Немецкая команда выиграла гонку на 21 круге…почти. Тото Вольфф после гран-при сказал, что, по его мнению, шанс Феттеля выиграть заезд составлял примерно одну десятую после остановки обоих гонщиков “Мерседес” в боксах и их переходе на шины “Мидиум”.

    Но уже через 36 кругов Зебастиан отпраздновал уже вторую кряду победу для “Феррари”.

    Я думал, что мы выиграли гонку сразу после выезда на трассу на “Мидиум”, с преимуществом Себастьяна, которое мы могли отыграть. Зная, что “Феррари” придется либо еще раз останавливаться или же резина на машине Феттеля просто “уйдет”, если мы начнем его прессинговать” – ответил Вольфф на вопрос о том, могла ли команда сделать что-то иначе, – “Это был момент, когда я на 90% мог сказать, что мы выиграли гонку, и мы проиграли ее“,

    Второй уик-энд подряд болельщики недоумевали – как “Мерседес” проиграли заезд, будучи в выигрышной позиции? Во время уик-энда в Австралии главной проблемой стало доверие к программе, а не оценка реального положения дел на трассе, но в Бахрейне ситуация для чемпионов последних лет была намного более запутанной. По крайней мере, с точки зрения состояния дел на трассе.

    На самом деле проблемы немецкого концерна начались задолго до пресловутой 90% уверенности в успехе. Во время гонки в Австралии у Льюиса Хэмилтона была проблема с утечкой гидравлической жидкости из коробки передач, которая  все же позволила ему финишировать в гонке (хотя, как признавал Вольфф – в это верилось с трудом). Уже в Бахрейне команде не оставалось ничего, кроме как заменить коробку передач, что автоматически давало британцу пять штрафных позиций к результату квалификации.

    Пятница и суббота прошли для Хэмилтона и Боттаса не слишком удачно – оба испытывали серьезные проблемы с поддержанием температуры задних шин типа “суперсофт”. Бахрейн – трасса разгонов и торможений, следовательно, шины на ней испытывают больше продольных перегрузок, чем поперечных и эффективность разгона – один из ключевых моментов для хорошего времени круга.

    Проблемы продолжились и в квалификации: одна десятая разделила Боттаса и Хэмилтона от первого ряда, оккупированного “Феррари”. Второй сегмент квалификационных заездов Льюис провел на “софт” – это автоматически означало не только то, что стартовать британцу придется именно на них, но и то, что Хэмилтону удастся избежать проблем с “суперфсофт” в самой гонке.

    На трассах с очень абразивным асфальтом и где очень тепло мы испытываем проблемы. На “софт” машина вела себя намного лучше, но как только мы ставили комплект “суперсофт”, как шины начинали перегреваться и терять сцепление с трассой” – подытожил Тото Вольфф после квалификации.

    На самом деле подобные неприятности преследуют “Мерседес” уже несколько лет – Сингапур, Малайзия, Венгрия, Бахрейн – трассы, на которых отсутствие уверенности в победе гонщиков немецкой команды ощущается практически каждый раз. Но, видимо, в команде так и не поспешили разобраться в чем дело и устранить недочеты в конструкции шасси, ведь на большинстве остальных трасс машины с индексом “W” смотрятся просто отлично.

    Однако, даже на таких сложных для себя треках, в гонке “Мерседес” всегда выглядит лучше, чем в квалификации. Но уже перед началом заезда в “Феррари” имели достаточное преимущество  перед Боттасом и, тем более, Хэмилтоном. Преимущество первого ряда и “чистого” воздуха.

    На старте Феттель сохранил лидерство, а Ботттас, воспользовавшись пробуксовкой Ряйккёнена на “грязной” стороне трассы, вышел на второе место.

    Во время первого отрезка Боттас все больше и больше отставал от Феттеля, но даже в такой ситуации победа “Мерседес” казалась предпочтительнее.

    Кстати о Хэмилтоне. Как позже сказал британский гонщик: “Если у меня и был шанс побороться за победу, то я потерял его на первых кругах“. На старте Льюис поначалу отыграл одну позицию, но затем пропустил Алонсо, а чуть позже “пободался” с Верстаппеном в первом повороте. Кстати, с точки зрения тактики – сход двух “Ред Буллов” имел огромные последствия для гонки – ведь в пятницу у них были едва ли не быстрейшие “гоночные” отрезки.

    После окончания режима виртуального автомобиля безопасности (после схода Риккардо) на четвертом круге Льюису нужно было вновь начать прорыв. И он прекрасно с этим справился, выйдя к началу восьмого круга на четвертую позицию. К этому моменту в борьбе за победу участвовали две команды, но реально – всего два гонщика. В “Мерседес” решили сделать “подрезку” Феттеля, выведя механиков на пит-лейн на 18 круге. К тому моменту Боттас уже на протяжении семи кругов ехал чуть быстрее Феттеля, сократив отставание до 2.165 секунд. В “Феррари” среагировали на действия “Мерседес”, зазвав Себастьяна в боксы. Но в этот момент Валттери проехал мимо заезда на пит-лейн!

    Отказ от “подрезки” стал первой возможной ошибкой “Мерседес” в гонке. В интервью после заезда Вольфф обмолвился, что в команде рано поняли тот факт, что окончание дистанции можно проехать на “Мидиум”, но они опасались, что в “Феррари” могут поступить также. Однако на трассах с высоким уровнем износа “подрезка” всего на круг может привести к серьезному выигрышу. В итоге от этой “игры на нервах” выиграли в “Феррари”. На круге въезда в боксы и первом круге после пит-стопа Феттель потерял 21.33 секунды, в то время, как Боттас 26.78 секунд. Получается, что вне зависимости от того типа шин, который бы поставили в “Феррари”, у Боттаса был реальный шанс стать лидером уже после 18 круга. Даже в случае атаки со стороны “Феррари” в “Мерседес” могли разрешить Боттасу чуть увеличить мощность двигателя, чтобы оторваться на расстояние, превышающее секунду и вот она – четвертая победа финна. Преимущество “чистого воздуха” перешло бы к немецкой команде, при том, что в 2018-м, в отличие от 2017-го, “Феррари” не может вплотную держаться за соперниками без потери сцепления с трассой. Получается, что даже если в “Феррари” поставили бы более быстрые “софт”, то, Феттелю еще нужно было поднапрячься, чтобы пройти Боттаса, а это заведомо ставило крест на победе немца.

    Поставив Феттелю шины “софт”, “Феррари” создали видимость варианта с двумя остановками. Однако, посмотрите внимательно на то, как немец управлял своей машиной: плавные траектории, отсутствие блокировок колес, минимальные проворачивания колес в поворотах. Преимущество немца над Боттасом после пит-стопа составляло 5 секунд к 27 кругу и даже обгон Льюиса не занял у Себастьяна слишком много времени. Также нельзя не учесть понижение температуры и “прорезинивание” трассы, а также уменьшение количества топлива в баках – вкупе все эти факторы продолжали помогать Феттелю в его стремлении одержать возможную победу.

    К этому моменту в “Мерседес” продолжали рассматривать два сценария: либо Феттель едет на пит-стоп и Боттас выигрывает гонку относительно легко, либо Феттель не едет в боксы, но его шины просто “встают” и окончательно теряют сцепление с трассой и Боттас с помощью прессинга доводит дело до победы.

    Критическим моментом для финна стали круги с 35 по 43, когда тот  терял по 0.434 секунды, отстав от лидера на 8.2 секунды. К этому моменту стало ясно, что в “Феррари” ни на какой пит-стоп уж точно не собираются и чтобы выиграть – нужно атаковать. С начала 44 круга Боттас принялся догонять лидера, отыгрывая по 0.6 секунды с круга вплоть до 54 витка по трассе, пока наконец не смог подобраться на расстояние, когда возмущенный поток от впереди идущей машины оказывает реальное влияние на того, кто едет позади. И вот здесь зрители увидели явный (уже второй) тактический просчет “Мерседес” – Феттель смог сохранить последние остатки сцепления шин, оттормозиться в первом повороте последнего круга чуть раньше, заходя в него по внешней траектории, тем самым не дав Боттасу возможности выйти из поворота по этой самой внешней траектории, дающей преимущество в максимальной скорости перед четвертым поворотом.

    Фактически, гонка для Феттеля была выиграна уже в этот самый момент – современные машины не имеют возможности бороться слишком близко друг от друга, если только вы не покидаете зону пониженного давления от впереди идущего автомобиля. Но второй и большая часть третьего сектора Бахрейна – извилистые, что дало Феттелю возможность контролировать отрыв.

    А второй возможный просчет “Мерседес” вновь заключался в неожиданной неспособности вовремя среагировать на ситуацию на трассе: в середине отрезка на “Мидиум”, при условии, что эти шины выдерживали априори большую дистанцию, чем “софт”, Боттас имел реальную возможность атаковать. Хэмилтон, сменивший шины на 20 круге (на 7 кругов позже Боттаса), отыгрывал у финна с 35 по 40 круг примерно по 1 секунде.

    После гонки Валттери Боттас рассказал, как ситуация выглядела с его стороны: “Где-то за 15-20 кругов до финиша я получил информацию о том, что он [Феттель] скорее всего пойдет на одну остановку и будет иметь проблемы с шинами в конце гонки. Перед этим мы на 80% были уверены в том, что Себастьян пойдет на два пит-стопа“. Также финн признался, что не мог ехать быстрее в самом начале своего отрезка: “Я даже спросил команду в начале стинта – хотят ли они, чтобы я догнал Феттеля или мне нужно наиболее быстрым путем добраться до финиша и следить за резиной. Мне сказали, что, скорее всего, он пойдет на две остановки, поэтому я не старался атаковать. Даже если бы я сделал это – трудно сказать – помогло бы это мне в конечном итоге, испытывал ли бы я большие проблемы в конце гонки“.

    Также финн пожаловался на перегрев шин: “Почти 80% гонки я был скован в неспособности ехать быстрее, так как шины перегревались. Я ехал на пределе температуры. Если вы на протяжении двух поворотов превышаете температурный лимит, то очень много теряете в третьем. Думаю, что это ограничение нашего автомобиля“.

    Но тут возникает следующий вопрос, который частично был затронут пару абзацев назад. Как Хэмилтон отыграл у Феттеля 19 секунд за 30 кругов? Почему у британца не возникали проблемы с перегревом? Или они возникали, но в меньшей степени? Да, резина Хэмилтона была на 7 кругов свежее, чем у Боттаса, но реальный темп Льюиса не падал по отношению к первой двойке за исключением двух кругов. Фактически речь идет о том, что Хэмилтон не старался экономить резину.

    И здесь мы подходим к третьему просчету “Мерседес”. Ведь Хэмилтон мог оказаться в итоговом протоколе выше Валттери. На финише Льюис уступил финну около 6 секунд. При этом за четыре круга до своей остановки британец уступил Боттасу 5.48 секунды, что практически эквивалентно второму месту в гонке, а, возможно, и первому.

    Подобные расклады рождают предположение, что в “Мерседес” рассчитывали “поднять” своего лидера в протоколе как можно выше, теша себя надеждой, что Феттель все же поедет на пит-стоп, а сам Хэмилтон догонит Боттаса, а затем и пройдет Валттери за счет более свежих шин. Однако ничего из этого прогноза не произошло. Себастьян не поехал на пит-стоп. В свою очередь Валттери, не обладающий “инстинктом убийцы”, не смог в должной мере использовать предоставленный ему шанс и в “Мерседес” вновь умудрились перехитрить самих себя.

    Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

    Источник: Racefans

    Добавить комментарий

    Спасибо!

    Теперь редакторы в курсе.