• Летопись автоспорта
  • 12 лживых ответов “Формулы-1” о своей истории

    Гонщики перед стартом БП Монако 1935 года. Среди них есть и первый чемпион мира Фарина

    Гонщики перед стартом БП Монако 1935 года. Среди них есть и первый чемпион мира Фарина – L'Equipe

    В честь “семидесятилетия” “Формулы-1” официальный сайт Чемпионата мира Ф1 опубликовал 12 ответов на вопросы о своей ранней истории гонок и о том, как он появился. Если даже опустить тот факт, что тема периода Ф2 1952-53 гг. в принципе была обойдена вниманием, большинство этих ответов или неполные, или искажают то, как всё было на самом деле. Давайте же разберём, что не так с ними.

    1. Как выглядел международный автоспорт до учреждения Чемпионата мира Ф1? Было ли что-то похожее до этого?

    Дэвид Тремейн (а именно его авторству принадлежит материал) ответил тремя небольшими абзацами, что в 1931-1939 гг. существовал Чемпионат Европы, как в нём начислялись очки и кто стал чемпионом. Забыв при этом ситуацию с Лангом/Мюллером и про титул Фердинандо Минойи.

    Однако, во-первых, Чемпионатом Европы (который, к слову, в 1933-1934 гг. вовсе не проводился) дело всё не ограничивалось – был ещё и Чемпионат мира 1925-1930 гг. Во-вторых, международный автоспорт до Второй мировой войны сводился вовсе не к чемпионату. В 1920-1930-х годах существовала система международных гонок, совершенно отличная от того, как сейчас устроен автоспорт. Гонки делились на три категории – гоночных автомобилей, спортивных автомобилей и туристских автомобилей. И календарь соревнований гоночных автомобилей включал в себя:

    • гонки гранд-эпрёв – самые престижные соревнования, которых могло быть только одно на страну, и которые имели приоритет (и престижность) над всеми остальными;
    • международные гонки (не обязательно называемые гран-при), которые могли проходить как по международной, так и по свободной гоночной формуле, а также для гоночных автомобилей с двигателями до 1.5 или 1.1 литров, плюс встречались и соревнования, где литраж был ограничен двумя литрами;
    • национальные гонки с допуском иностранных гонщиков на старт;
    • национальные гонки;
    • клубные гонки.

    После войны эта система сохранилась. Более того, и в Чемпионат мире 1925-1930, и Чемпионате Европы 1931-1932/1935-1939 гг. для выявления чемпиона АИАКР (название ФИА до 1946 года) использовала именно результаты гранд-эпрёв. И именно по этому принципу и был построен календарь Чемпионата мира 1950 (и последующих) годов – итоги считались на основании списка гранд-эпрёв для гоночных автомобилей (“24 часа Ле-Мана” также относились к этим гонкам), который утверждался на заседании Международной спортивной комиссии вместе с итогами предыдущего чемпионата.

    2. Так как появилась Ф1? Как она была придумана и кем? 

    Нам рассказывается история о том что маркиз Бривио-Сфорца выдвинул в 1949 году идею учредить чемпионат, и его послушались. Также о том, что АИАКР сменила название на ФИА, поменяла своё руководство и собралась в 1946 году, чтобы возродить автоспорт после Второй мировой войны.

    Постойте, а где же ответ на вопрос о том, как появилась Ф1? Чемпионат и Ф1 – это же разные вещи. И что происходило с 1946 по 1949 год? И, кстати, есть мнение, что учреждение чемпионата лоббировалось итальянцами не просто из любви к спорту, а ради своих меркантильных интересов, но это тема отдельного рассказа.

    В 1946 году действительно состоялось первое с 1939 года заседание Международной спортивной комиссии (в 1940-м не было кворума), и на нём было принято решение на 1946-й год оставить в силе довоенный регламент (да-да, до войны тоже была “формула”), а новый ввести в силу с 1947 года. Хотя уже три осенние гонки в 1946-м прошли по новому регламенту. А по сути Ф1 была придумана ещё в 1922 году: когда была учреждена международная гоночная формула. Но тут мы плавно подходим к третьему вопросу.

    3. Всегда ли Ф1 называлась “Формула-1”? И почему вообще формула?

    И мы опять получаем неполный-неточный ответ – что в 1946 году была учреждена новая гоночная категория, которая называлась “международаная формула”, однако затем, чтобы подчеркнуть её высший статус, её назвали Ф1. Заодно и вспомнили “Формулу-А”.

    Для начала – никакой “Формулы-А”, так её называли британцы. Но ключевое – это не была новая гоночная категория. С 1922 года существовала международная гоночная формула, по которой проходили гонки гранд-эпрёв, и которая использовалась организаторами многих гран-при – унификация всегда удобна, чтобы получить стабильный набор участников. И регламент этой самой формулы с тех пор неоднократно менялся, но она при этом оставалась высшим гоночным классом. Вернее, единственным – гонки “вуатюретт” и мотоциклеток (1.5 и 1.1 л) на международном уровне закреплены не были.

    А единичка в названии появилась в 1948-м – потому что с этого года стала действовать ещё одна международная гоночная формула, менее мощная, и понадобилось их как-то различать. И в документах их просто пронумеровали.

    4. Какими были изначально правила?

    Про 4.5 л для атмосферников и 1.5 для компрессорных Тремейн пишет верно, однако он почему-то забывает указать, что до войны была формула 4.5/3.0, а не только 4.5-литровые двигатели. И при этом называет гонки “вуатюретт” довоенной Ф2. Что вовсе не так (см. выше). Ну и про некоторые другие требования он вообще просто умалчивает – да, регламент уже тогда сводился не только к двигателям.

    Также он говорит, что, поскольку регламент показал себя хорошо, было принято решение оставить его для чемпионата в 1950-1953 гг. Хотя это неверно – изначально в 1946-м было решено, что 4.5/1.5-литровый регламент будет действовать четыре года, до конца 1951 года. Однако в конце 1950-го, вопреки здравому смыслу и желанию некоторых национальных федераций, его продлили до конца 1953-го, что вылилось в кризис 1952-1953 гг.

    5. В какой форме проходил чемпионат?

    Нам рассказывают о том, что в чемпионате было семь этапов, как в нём начислялись очки и о том, что “Инди-500” включили исключительно по политическим мотивам, чтобы чемпионат был действительно мировым. Но якобы до 1960 года никто (в оригинале “zero crossover of drivers”) не ездил в США на этап и наоборот.

    Во-первых, не семь, а изначально восемь – предварительно в календарь первого чемпионата входил и Большой приз Германии. Но по нему позднее решили, что для подтверждения статуса гранд-эпрёв немцам надо сначала провести гонку 1950 года, и если всё будет ОК, то в 1951-м они получат и статус, и станут этапом. Также было принято решение рассмотреть вопрос о включении в календарь гонок в Бразилии и Аргентине в 1952 году.

    А “Инди-500” включили в календарь просто потому, что американская гонка была гранд-эпрёв. И в правилах чемпионата было сказано всего две вещи – в зачёт идут только гранд-эпрёв, и очки начисляются по такой-то схеме. Всё. Ну и Тремейн ошибается, говоря о том, что европейцев не было в “Инди-500” в 1950-е – даже если забыть о попытке “Феррари” в 1952-м, в Индианаполисе отметились и Фарина с Фанхио, и победитель “Инди-500” Трой Руттман выступал в Европе.

    6. Автопроизводители были заинтересованы?

    Нам рассказывают традиционную легенду о том что “Альфа Ромео” не выступала в 1949 году, потому что осталась без гонщиков (погибли или умерли), о неготовности БРМ и радостно рапортуют о пяти “Тальбо-Лаго”, шести “Мазерати”, четырёх ЭРА и двух “Альтах” в нагрузку к четырём “Альфам”. Традиционно не отвечая на вопрос.

    Про БРМ, к счастью, всё верно. Но вот про “Альфу” – нет, решение было принято ещё до того, как погиб Вимий и умер Тросси. А перечисляя марки (к слову, “Тальбо-Лаго” – более поздняя выдумка, французские автомобили не имели приставки в названии), Тремейн скромно умалчивает, что практически все участники были частниками, что в то время было распространённой практикой, т.е. ни о каком массовом интересе автопроизводителей к чемпионату не может идти речь – это был практически всё тот же набор команд, участвовавших в гонках, что и годом ранее.

    7. Что, не было “Феррари”?

    Нам опять же рассказывают побасёнку о том, что Энцо, боясь проиграть “Альфа Ромео”, решил потратить больше времени на переход своих автомобилей с 1.5-литрового компрессорного на 4.5-литровый двигатели. И это тот случай, когда нам говорят правду, но не всю.

    “Скудерия Феррари” должна была выступать в Силверстоуне, но не сошлась с организаторами по условиям участия. И в итоге итальянцы укатили на гонку Ф2 в Монсе. Да, тогда каждая команда договаривалась с организаторами каждой гонки отдельно! А переход команды на 4.5-литровые двигатели действительно был, но продолжался он целый год, и это вовсе не было причиной отсутствия “Феррари” в Великобритании – в Монако же через неделю они же были, да и в Швейцарию тоже с полуторалитровой техникой поехали.

    8. Был ли воспринят новый чемпионат с энтузиазмом?

    Тремейн говорит о том, что и да, и нет – мол, многие команды выступали в гонках задолго до того, как “их усилия получили официальное признание” (да, именно так и пишет!), и все были удовлетворены, что наконец-то мириады гран-при были упорядочены в нечто целостное. Вот интересно, с чего он это взял? Откуда он взял это мифическое удовлетворение? Если открыть периодику и книги тех лет – хотя бы классическую Монкхауза об истории гонок гран-при или первую книгу о Чемпионате мира Грегора Гранта, изданные в 1950-е, – ничего подобного вы не встретите.

    Во-вторых, что значит “усилия получили официальное признание”? А что, до этого их выступления никто не признавал? Опять же, открываем периодику тех лет и видим, как успехи в отдельных гонках признаются журналистами, общественностью и рекламодателями. Ну и на счёт упорядочивания – с современных позиций ситуация в автоспорте 70 лет назад действительно выглядит хаосом. Однако в ней была система, описанная выше в правильном ответе на самый первый вопрос, она просто была другой, непривычной нам.

    9. Большие ли были призовые в чемпионате?

    Треймен утверждает, что нет – вроде как суммарный призовой фонд, доступный в гран-при 1961 года, не превышал 1000 фунтов, из которых 350 доставалось победителю. Что, опять же, манипуляция и не вся картина.

    Во-первых, это не призовой фонд чемпионата, а сумма призовых всех гран-при. В то время в каждой гонке были свои призовые выплаты, раздавать деньги по итогам чемпионата придумал Берни Экклстоун в 1970-х. Во-вторых, где-то он обсчитался – только для одного БП Великобритании 1950 года призовой фонд составлял 1500 фунтов. И, в-третьих, помимо призовых денег за результат в гонке, команды ещё получали стартовые деньги – просто за то, что выходили на старт, ведь организаторам было важно наполнять стартовые решётки и привлекать громкие имена, без которых собрать зрителей на трибунах было сложно. И часто только стартовых денег частникам уже было вполне достаточно, чтобы колесить по Европе с гонки на гонку.

    10. Почему Силверстоун был выбран первым этапом?

    Тремейн говорит, что особой причины не было, но намекает на лоббирование со стороны делегата Великобритании в ФИА – графа Хау, и успех британских гран-при 1948-1949 гг. Но, во-первых, гонка в Силверстоуне в 1948 году не была британским гран-при, она этот статус получила задним числом на рубеже 1950/1951 гг. А, во-вторых, БП Великобритании не был выбран первым этапом – он был просто первым гранд-эпрёв в календаре на основании той даты, которую подала британская делегация, вот и всё.

    11. Почему было очевидно, что Ф1 будет успешной?

    Нас пытаются убедить в этом цифрами посещаемости гонок в Великобритании. Но тут даже постановка вопроса в корне неправильна. Как уже понятно по тому, что было было написано выше, Ф1 не была чем-то новым – гонки Ф1 и гран-при проходили и до Второй мировой войны, и после, и в 1949 году, и всегда на них собиралось много зрителей. И чем-то новым Чемпионат мира 1950 года не был – просто по его итогам Фарина получил кубок, респект и уважуху. Равно как и Фанхио годом спустя. Трансформация до ситуации, когда данный вопрос будет корректен, началась гораздо позже.

    12. Какое признание получила первая гонка?

    И тут мы имеем дело с подменой понятий. Во-первых, пишет Тремейн, 13 мая 1950 года стал историческим днём, потому что тогда был проведён первый официальный гран-при Чемпионата мира. А, во-вторых, впервые царствующий монарх присутствовал на гонке в Великобритании. Второе верно, а первое – лишь задним числом, и то, с натяжкой.

    Первым гран-при в истории Чемпионата мира были, внезапно, “500 миль Индианаполиса” 1925 года – ведь именно тогда стартовал первый в истории Чемпионат мира. А для самой Великобритании, если не полениться открыть прессу тех лет, гонка имела значение, помимо визита короля Георга, потому что впервые в стране гонка получила статус Большого приз Европы – самого престижного соревнования ФИА в то время. Про то, что это первый этап первого чемпионата мира – ни слова, даже в самой программке гонки.

    Что мы имеем в итоге? Вместо того, чтобы попытаться разобрать и внятно объяснить реальную историю спорта, “Формула-1” раз за разом придумывает какие-то новые костыли, которые оказываются абсолютно непригодны, как только ты открываешь первоисточники. К сожалению, так произошло как с предыдущим “юбилеем”, так и с этим.

    Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

    Источник: Fun Formula

    One Comment

    Добавить комментарий

    Спасибо!

    Теперь редакторы в курсе.